НЕФТЯНОЙ ПИРОГ. Краюха или кусочек?


Итак, уже чуть ли не на днях российское правительство планирует подписать для Роснефти долгожданную лицензию на освоение нефтегазоносных шельфов Примагаданья.

Как известно, названная компания претендует на получение лицензий на участки «Магадан-1», «Магадан-2» и «Магадан-3» на бесконкурсной основе. Проект правительственного распоряжения на предоставление нефтяной компании права пользования этими участками подготовлен Федеральным агентством по недропользованию (Роснедра) по заявке Роснефти еще в прошлом году. И хотя Роснефть, судя по заявлению в прессе ее президента Эдуарда Худайнатова, намерена форсировать события, в любом случае еще понадобится определенное время, прежде чем вслед за западно-камчатской появится колымская нефть. Между тем японские и китайские компании не единожды предлагали ОАО «Роснефть» создать консорциум по освоению участков шельфа Охотского моря в районе Магадана, и к разговору об этом нефтяная компания намерена вернуться в сентябре, то есть сразу же после того, как будет подписана лицензия.

Ну а пока суть да дело, думаю, самое время обратиться к человеку, активно участвовавшему в изучении нефтяного богатства нашего края, а ныне к одному из главных научных экспертов в области углеводородов. Это хорошо известный в ученом мире доктор геолого-минералогических наук заведующий лабораторией геологии нефти и газа и геоэкологии Владимир Егорович ГЛОТОВ. Его мнение ценно вдвойне, потому как этот человек в первую очередь заинтересован не прибылями, которые сулят нефтяные недра, а бережным отношением к земле, на которой живем мы, наши дети и внуки.
В детстве да и в ранней юности Владимир Егорович мечтал полететь к Марсу и даже к Солнцу, но затем все свои силы и знания все же направил на познание Земли. Один из его горизонтов для открытий - широкие перспективы нефтегазоносности Колымы. С 1965 года В. Е. Глотов проводил крупномасштабную работу по оценке перспективности нефтегазоносности нашего региона. Впервые описал сероводородные источники на Чукотке, нашел выходы газа и нефти. Совместно с другими учеными и прежде всего со своей супругой Людмилой Петровной написал библиографический справочник, в котором кратко охарактеризовал работы, посвященные в том числе разработке шельфа Охотского моря.

Для начала мы вспомнили о том, что попытки вовлечь участки Примагаданского шельфа к промышленной отработке делались неоднократно.
- Последняя скважина здесь была пробурена в конце ХХ века, то есть еще в начале перестроечного периода, - сказал Владимир Егорович. - Вот стоит сейчас эта тренога в Магаданском морском торговом порту, но, как вы знаете, эта буровая установка пока еще не для нас. Она будет работать на Западной Камчатке, просто здесь ее технически обустраивают.

Согласитесь, никакой объект с недоказанной нефтегазоносностью не будет востребован просто для изучения. Вот и начал угасать интерес потенциальных инвесторов к этому вопросу. И тогда в рамках областной целевой программы «Развитие минерально-сырьевого комплекса Магаданской области» группа ученых СВКНИИ ДВО РАН как раз под руководством Владимира Егоровича Глотова приступила к работе по научно-методическому обеспечению подготовки тендера. Ученые определили, какой вспомогательный комплекс производства потребуется для обеспечения разведочного бурения и какой экологический ущерб принесет региону разработка шельфа.

По мнению ученых, в случае разработки углеводородных месторождений Магаданская область могла бы наконец решить многие социальные вопросы, на которые до сих пор не хватает денег. Увеличение бюджетных поступлений, развитие инфраструктуры, организация новых рабочих мест в разных сферах, оживление строительства, всех видов сообщения и приток людей на Север стали бы реальностью.

Впрочем, практически все инвестиционные проекты Магаданской области имеют в основе освоение минерально-сырьевых ресурсов. Они распределились так, что на горнодобывающий комплекс с учетом проектов по освоению нефти, газа и бурых углей приходится 87 процентов.

Что касается экологии, то, как гласят данные научного отчета, сейчас загрязнение моря нефтепродуктами незначительно. Однако с началом деятельности по освоению ресурсов углеводородов на шельфе возможны техногенные разливы нефтепродуктов. По физико-географическим признакам такие аварии на участках «Магадан-1», «Магадан-2», «Магадан-3» и «Магадан-4» мало угрожают морскому побережью. Поверхностными течениями пятна нефти будут выноситься в открытое море. Для их ликвидации рекомендовано использовать экологически безопасные сорбенты. На территории области есть месторождения сырья для их производства (бентониты, кремнистые осадочные породы, цеолиты), а также для изготовления буровых растворов (бентонит, барит и др.). Возможно использование порошковидных кремнистых и глинисто-кремнистых пород, перлита, полученного из Хасынского месторождения вулканических пеплов. Для сбора нефти можно использовать созданный в лаборатории геоэкологии и органической геохимии СВКНИИ торфяной сорбент, который легче воды и поглощает нефть по массе в 10 раз больше собственной.

При этом принятый в ТЭО вариант освоения месторождений со стационарной гравитационной ледостойкой платформы в условиях фактических глубин в 100 метров и более при дрейфующих до шести месяцев в году льдах невозможен. Нужно использовать плавающую ледостойкую платформу на якорях. Она позволит добывать углеводороды сезонно при любой глубине и в условиях битого льда.

Большое внимание уделено и проблемам экологической безопасности, и все моменты, влияющие на природный фон территории, должны быть учтены. Именно на вред, который новая отрасль может нанести окружающей среде, указывают противники идеи развития нефтедобычи на нашем побережье. Но если разобраться, то и золотодобывающая промышленность не может называться безвредной. Многие километры нарушенных земель, загрязнение рек, скопление опасных отходов, оставшаяся на месте полевых разработок ртуть, которой до последнего времени никто не занимался, ничем не лучше. Просто мы привыкли. Но сейчас, к сожалению, несмотря на рост цены на драгоценные металлы, одна-единственная отрасль не способна решить все проблемы Крайнего Севера. Вытянуть регион на тот уровень, о котором на Колыме только мечтают, в данное время она не сможет.

Так как сегодня к разведочным буровым работам подобрались пока только на Западно-Камчатском шельфе (и подошедшая к берегу Магадана мощная буровая установка «Кольская» тому подтверждение), зашла речь и о преимуществах Камчатского и Магаданского шельфов. Вот что рассказал Владимир Егорович:

- Да, Западно-Камчатский шельф богаче по многим биологическим показателям, поскольку там присутствует теплое тихоокеанское течение. Что и говорить, основная печка Охотского моря - это Тихий океан. Оттуда поступает теплая вода. Она сначала проходит вдоль Западной Камчатки, доходит до Тайгоноса, потом поворачивается в сторону залива Шелихова и затем уже растекается и теряет тепло. Получается, что там на два с половиной градуса в среднем теплее, нежели в Магадане. К тому же мерзлота на Камчатке островного характера. Поэтому там и крабов больше, и рыбы, а значит, и общественный резонанс, проявляющийся в виде мощных движений тех же «зеленых», сильнее.

Наш Примагаданский шельф, по словам эксперта, тоже, без сомнения, богат и разнообразен. Да и условия для отработки нефтяных месторождений здесь гораздо приемлемее. К примеру, у нас в отличие от Западной Камчатки не нерестятся различные ценные породы рыб. К тому же рядом находится Магаданский морской торговый порт, а значит, есть удобное место, где могут отстаиваться суда. То есть в рамках проводимых на Западно-Камчат-ском шельфе работ созданы все условия для плодотворной работы Береговой базы снабжения.

В самой Роснефти рассчитывают, что освоение Западно-Камчатского шельфа, а затем и Примагаданского, будет так же масштабно, как освоение участков «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Вот и получается, что эти большие проекты требуют организации безупречной транспортной схемы, которая должна работать без сбоев. Ведь, к примеру, стоимость аренды буровой установки составляет 100 тысяч долларов в сутки, кроме того, в геологоразведочных работах участвует огромное число привлеченных специалистов, а значит, каждая минута простоя людей и техники влечет за собой большие финансовые потери. Поэтому в реализации нефтяного проекта задействованы мощности сразу трех дальневосточных регионов - Камчатского края, Магаданской и Сахалинской областей.

- Владимир Егорович, и вот мы подобрались к самому главному. Многие жители Магаданской области думают, что освоение шельфа - это чуть ли не панацея от всех экономических бед. Вот, мол, начнем добывать нефть и заживем себе на славу… Можем ли мы уже сегодня говорить о том, какой кусок от нефтяного пирога достанется нашей территории, ведь нефть - это федеральный ресурс?

- Смотрите, идет отлив-прилив. Начиная от самой верхней точки прилива начинается территория Российской Федерации. Вот сейчас этот мощный теплоход «Трансшельф», который доставил в Магадан буровую установку для Западной Камчатки, стоит в бухте Нагаева, так это судно находится не на нашей территории, а в водах Российской Федерации. Магаданская область не имеет права на прилегающую к побережью часть моря.
Я поднимал этот вопрос неоднократно, в том числе в прошлом году, когда к нам приезжали депутаты Госдумы, и говорил о том, что субъекты Федерации РФ, граничащие с морями, имеют право хотя бы на четыре мили, как на Аляске. Мне, как это обычно бывает, было предложено подготовить законопроект и провести его через Магадан-скую областную Думу, чтобы она выступила инициатором. Но я - геолог, а не юрист, чтобы все это, как полагается, документально подготовить. Хотя в принципе у нас на территории есть кому этим заняться. Ведь не зря так хорошо готовит юристов наш магаданский юридический институт, признанный одним из лучших вузов, причем не только на Дальнем Востоке.

Разведка и разработка нефтяных месторождений - это множество рабочих мест, это новые вложения в разные ремонтные, обслуживающие предприятия. То есть вся наземная инфраструктура этих работ будет развиваться в Магадане. Так что польза может быть, и немалая. Да она уже есть. Та же Береговая база, которую в 2008 году основало СП ООО «Сахалин-Шельф-Сервис» для разработки Западно-Камчатского шельфа. Морской торговый порт получает за это деньги, которые пойдут на его модернизацию. В Магадане будут жить вахтовики, поскольку отсюда их возить гораздо удобнее, чем с Камчатки. Тут и пресной воды предостаточно. То есть магаданская площадка максимально удобна и, главное, экономически целесообразна по сравнению со всеми другими точками, во всяком случае, в северной половине Охотского моря. Недаром же с Баренцева моря именно в Магадан буровую установку пригнали и укомплектовывают здесь для отправки на Западную Камчатку.

Так что наше предложение при выборе наземной площадки прошло. Удобным оказался именно магаданский порт, который расположен всего в 250 милях от места проведения буровых работ - это позволяет значительно снизить транспортные расходы и сократить время доставки грузов. Для сравнения: порт в Петропавловске удален от района бурения примерно на 750 миль. Уже сегодня на территории Магаданского морского торгового порта организован транспортный узел для смены вахтового персонала буровой установки и судов обеспечения, проводятся транспортировка, хранение и обработка грузов и материалов для бурения. Так что для освоения северного сектора Охотского моря Магадан - это наиболее оптимальный вариант по географическому расположению и техническому оснащению. И польза от этого обоюдная.

К тому же еще никто не снимал с повестки дня вопрос о строительстве в Магадане нефтеперерабатывающего завода, что также может принести экономическую выгоду. Следом возникает еще целый ряд интересных вопросов. Дело в том, что еще в 2002 году, когда шла речь об экономической целесообразности отработки месторождений, рассматривался также вопрос строительства в Магадане завода сжиженных газов. Конечно, выгоднее здесь построить эти заводы. Тем более у нас уже есть подобные прецеденты - это ныне успешно действующий Колымский аффинажный завод.
Что касается того, какая часть от нефтяного пирога нам достанется, то здесь я могу сказать следующее. Если считать с точки зрения, что вот, мол, нефть пойдет, и мы будем, как с золота, что-то иметь, то у нас оснований для таких расчетов нет. Хотя Правительство РФ в принципе может принять решение - столько-то процентов идет Магаданской области. Такое возможно, и надежда на это есть. Так что на весь нефтяной пирог мы уповать, конечно, не можем, а только на его отдельный кусок. А вот каким он будет, пока вопрос.

Понятно, что Роснефть рассматривает освоение нефтяных недр с позиций выгоды для своей компании, для нас же важна выгода для региона. Главное сегодня для территории - финансовое обеспечение социальных программ. Из этого нужно и исходить. Поэтому руководство Магаданской области делает все возможное для того, чтобы в обязательном порядке было заключено трехстороннее соглашение по добыче нефти между инвестором, Российской Федерацией и регионом.

Ирина НЕФЕДОВА.
"Магаданская правда"