120 тысяч рублей за условный срок

/uploads/posts/2010-06/1276727286_sud1.jpg



Вымогал деньги у несчастной матери. Адвокат сообщила ей заведомо ложные сведения

Мне приходилось слышать такую фразу: «Адвокат - это нанятая совесть». Фраза хорошая, точная, потому что в нашем сознании люди этой профессии ассоциируются с самыми высокими нормами морали и права. И кажется запредельным, что в адвокатском сообществе могут служить нечистые на руку люди. Однако в про* Щлом году мне дважды приходилось писать об адвокатах; совершивших преступления.

Одна из них в составе преступной группы участвовала в оформлении подложного завещания на пустующую в Магадане квартиру и, получив Шои «гонорар», сейчас скрывается на территории Ростовской области (уголовное дело в отношении нее выделено в отдельное производство, и она объявлена в федеральный розыск). Вторая, оказывая юридические услуги бывшему работнику ООО «Усть-Ольский рыбозавод» по выплате задолженности по зарплате, совершила мошенничество, присвоив причитающуюся ему крупную денежную сумму, - в июне 2009 года она осуждена приговором Магаданского городского суда,

14 вот еще одно уголовное дело в отношении адвоката, которое расследовано следственными органами Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Фёдерации по Магаданской области и вместе с утвержденным прокурором г.Магадана обвинительным заключением в марте 2010 г, направлено в суд:

Случилось так, что декабрь 2007 года принес жительнице Магадана Галине Кочневой (все имена и фамилии в публикации изменены. - Авт.) немало страданий. Будучи в командировке, она получила производственную травму - термический ожог обеих ног - и была доставлена в областную больницу. Но еще большей бедой стало известие о том, что ее сын Максим на почве ревности нанес ножевое ранение своей бывшей жене и на него заведено уголовное дело.

Для обеспечения своей защиты он (видимо, по чьей-то рекомендации) и предложил матери обратиться к адвокату Магаданской областной коллегии адвокатов Анне Ильиной.
Выписавшись из больницы, Галина Кочнева в начале февраля 2008-го приехала вместе со своим знакомым Юрием Гнездиловым в коллегию адвокатов. Ознакомившись с копией обвинительного заключения, Ильина обещала поспособствовать в переквалификации судом действий обвиняемого и предложила передать ей 1 500 рублей, чтобы внести их в кассу коллегии адвокатов для заключения соглашения на оказание юридических услуг.

Такой суммы у Галины Кочневой при себе не оказалось, поэтому деньги она передала адвокату на следующий день. Однако ни копию приходного кассового ордера, ни каких-либо документов, подтверждающих достигнутое соглашение на оказание юридических услуг, не получила. И даже не заострила на этом внимание - адвокату она верила безоговорочно, полагаясь на ее профессиональную этику.

Когда началось' судебное разбирательство по обвинению Максима в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.119, ч.З ст.ЗО и ч.1 ст.105 УК РФ, Анна Ильина убеждала несчастную мать, что добьется для ее сына условного осуждения. А та, в свою очередь, заверяла, что в случае благоприятного исхода дела заплатит ей вознаграждение.

В конце февраля 2008 года адвокат назначила ей встречу около магазина «Центральный». К магазину Галину Кочневу подвез Юрий Гнездилов, и, сев к ним в автомобиль, адвокат в ходе разговора сказала, что добиться в суде условного осуждения сыну поможет работник прокуратуры, но для этого ему необходимо передать 120 000 рублей. Она знала, что Кочнева собиралась продать комнату в коммунальной квартире, и хотела завладеть крупной суммой. Сообщив женщине заведомо ложные сведения, понимала, что несчастная мать ей поверит и заплатит любые деньги. А Ильина рассчитывала на то, что суд самостоятельно примет решение о переквалификации действий подсудимого и назначит наказание, не связанное с лишением свободы (предварительным следствием ему вменялось покушение на убийство, но адвокат была убеждена в том, что он совершил причинение тяжкого вреда здоровью). В результате получится, как в той пословице: «И овцы целы, и волки сыты».

Она торопила мать подсудимого, просила передать деньги как можно быстрее, иначе, говорила, сумма может значительно увеличиться.

27 февраля 2008 года Галина Кочнева взяла кредит в банке в сумме 70 000 рублей и в тот же день, подъехав на ставшее привычным место встречи у магазина «Центральный», передала адвокату в присутствии своего знакомого 60 000 рублей. Вторую часть суммы Анна Ильина взяла уже без «конспирации» - в помещении Магаданской областной коллегии адвокатов.

31 марта 2008 года Магаданский городской суд вынес Максиму Кочневу приговор, осудив его к лишению свободы сроком на четыре года шесть месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда оставила приговор без изменения, а жалобу адвоката - без удовлетворения.
Для Галины Кочневой - двойной удар: сын получил реальный срок, а дочь лишилась комнаты в коммунальной квартире, которую пришлось продать, чтобы заплатить через адвоката вознаграждение работнику прокуратуры. Кроме того, на её плечи легла обязанность по возврату долга по кредиту и процентов. Она неоднократно пыталась связаться с адвокатом, однако та под разными предлогами избегала этих встреч.

В это время Галина еще и лишилась работы -из рыбодобывающего предприятия ее уволили. Пытаясь выручить свои деньги, она все звонила и звонила адвокату, но та на звонки перестала отвечать. Не отягощенная никакими переживаниями, занималась прежними обязанностями, участвуя в следственных действиях и в судебных заседаниях. Похищенные мошенническим путем 120 000 рублей ей, как говорится, карман не жгли. Рассчитывала, что мать осужденного - простая, юридически неграмотная женщина - не осмелится обратиться в суд и раскрыть их общую «тайну». Да, в суд Галина Кочнева не пошла.

- В январе 2009 года она обратилась в Магаданскую областную коллегию адвокатов с жалобой о совершении мошеннических действий адвокатом, в результате которых
последняя похитила у нее 120 000 рублей, - сказал мне следователь по особо важным делам следственного отдела по городу Магадану Следственного управления СКП РФ по Магаданской области Кирилл Райт, который расследовал это уголовное дело.

Распоряжением президента адвокатской палаты Магаданской области по жалобе в отношении адвоката было возбуждено дисциплинарное производство. В своих объяснениях она отрицала вину в содеянном, заявляя, что никаких денежных средств не брала, а на одной из встреч мать подсудимого лишь продемонстрировала ей 60 000 рублей для подтверждения платежеспособности.

А на заседании квалификационной комиссии адвокатской палаты Ильина выдвинула иную версию: эти деньги, переданные ей в феврале 2008 года, предназначались для оплаты другому адвокату, к которому она обратилась за юридической помощью, когда поняла, что суд первой инстанции не намерен переквалифицировать действия подсудимого с части 3 статьи 105 на часть 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Она действительно заключила такое соглашение, но юридическую помощь в судах кассационной и надзорной инстанций этот адвокат, как установлено следствием, оказывал безвозмездно.

- Кирилл Валерьевич, какое обвинение предъявлено Ильиной?

- Ей предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 159 УК РФ, а именно: мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

- Как адвокат объяснила эти действия в своих показаниях?

- Заявив о непризнании своей вины, она воспользовалась правом, предусмотренным статьей 51 Конституции Российской Федерации, и отдачи показаний по существу вопросов, интересующих предварительное следствие, отказалась.

...Однако после обращения Галины Кочневой в областную коллегию адвокатов события развивались следующим образом.

На одном из заседаний Совета адвокатской палаты Магаданской области Анна Ильина признала факт получения в феврале 2008 года 60 000 рублей, но в то же время заявила, что, пересчитав их, вернула владелице. А в ответ на вопрос членов Совета - для какой цели пересчитывала деньги, намереваясь их вернуть, - растерялась и не смогла привести убедительных доводов.

Вообще-то, после жалобы она занервничала. В заседаниях Совета участвовал и знакомый Кочневой Юрий Гнездилов, который был свидетелем передачи адвокату крупной денежной суммы. Думала, коллеги вряд ли поверят, что двое взрослых людей возводят на нее напраслину. Опасаясь дисциплинарной ответственности, адвокат встретилась с Кочневой и пообещала вернуть ей 120 000 рублей, о чем написала долговую расписку. При этом она постаралась полностью обезопасить себя.

Вот как это было. 27 февраля 2009 года к ней домой пришла мать осужденного со своим знакомым. Под ее диктовку Ильина написала расписку о том, что в срок до 1 мая 2009 года обязуется вернуть деньги в сумме 120 000 рублей. После этого Галина Кочнева попросила указать также и то, что эту сумму адвокат взяла в качестве гонорара за обеспечение защиты ее сына в суде. Выслушав женщину, Ильина заявила: «Ты зачем толкаешь меня под статью?» И наотрез отказалась указать в расписке то, что долговые обязательства возникли у нее в связи с оказанием юридической помощи. Написала так: в результате займа вышеуказанной денежной суммы.

120 000 рублей адвокат вернула в период с 12 марта по 22 июля 2009 года, после чего Галина Кочнева отозвала свою жалобу.

Из характеристики, предоставленной органам следствия председателем президиума Магаданской областной коллегии адвокатов: «А.Ильина соблюдала требования, предъявляемые к адвокатам, однако в ее адрес имелись нарекания, связанные с опозданием в судебные заседания и на следственные действия.
Неоднократно поступали жалобы граждан, недовольных качеством работы адвоката. Но в связи с тем, что такие конфликты решались мирным путем, дисциплинарных дел не возбуждалось.

По обращению Г.Кочневой дисциплинарное дело, возбужденное в отношении А.Ильиной, прекращено на основании п.4 ч.1 ст.25 Кодекса профессиональной этики адвоката в связи с примирением лица, подавшего жалобу, и адвоката.

Отношения с коллегами А.Ильина поддерживала на рабочем уровне. Подготовка соответствовала требованиям, предъявляемым профессиональной этике адвокатов».
Соответствовала... Сказано точно - в прошедшем времени.

Елена ШАРОВА
"Колымский тракт"