Ретроинновация от ветерана-разведчика.


В самом конце минувшего года в ООО "Разведчик" - специализированном дочернем формировании холдинга "Сусуманзолото" - поздравляли с 70-летием начальника бурового отряда № 2 Леонида Тимофеевича Захарко. Юбилей одного из самых уважаемых работников предприятия по традициям полевиков отметили в неформальной, дружественной обстановке, с воспоминаниями о прошлом и пожеланиями на будущее.

Виновнику торжества, конечно же, было что вспомнить. Леонид Тимофеевич - один из ныне здравствующих представителей блестящей когорты буровых мастеров ударно-канатного бурения (УКБ) 60-х годов прошлого столетия, которые затем на протяжении нескольких десятилетий обеспечивали львиную долю прироста запасов россыпного золота во всех районах Центральной Колымы. Этими плодами горняки пользуются по сегодняшний день. В бывшей Берелехской геологоразведочной экспедиции, например, такими асами дальстроевской закалки (умри, но сделай, писал о главном принципе людей того поколения Олег Куваев) были прорабы Свиридов, Хугаев, Кузин и многие другие. И скорее всего именно тот дух ответственности и максимализма поддерживает в строю ветерана-разведчика и сегодня. Однозначно прибавляет ему жизненных сил и его собственная программа, к которой мы еще вернемся. А пока я включаю диктофон, на котором записан разговор с юбиляром.

- Наша семья, - вспоминает Леонид Тимофеевич, - жила в одном из колхозов на Житомирщине. Отец был бригадиром и погиб на фронте во время Великой Отечественной. Мама вела домашнее хозяйство и воспитывала нас, троих братьев. Время было непростое, многие отправлялись за лучшей долей в дальние края. Я тоже решил посмотреть мир и поехал на Дальний Восток. Сначала попал в Комсомольск-на-Амуре, а в 1962 году оказался в Ягодном, где устроился рабочим в полевую партию геологоразведочной экспедиции. Потом освоил все специальности на УКБ, отучился в Москве на курсах повышения квалификации и с 1965-го стал буровым мастером, или прорабом, как тогда говорили.

И началась моя многолетняя эпопея разведки и детализации месторождений золота. На внешне простых, но незаменимых по сей день отечественных буровых станках марки БУ-20 прошли сотни распадков и долин, пробурили многие тысячи скважин, из которых затем складывались тонны прироста запасов золота. О том, как мы работали, невзирая на морозы и прочие трудности, говорят награды. В нашем коллективе их заслуженно получали (в том числе правительственные) многие буровики и геологи. У меня есть орден Трудовой Славы и медаль "За трудовое отличие". Не менее дороги для меня также награда за внедрение новой техники и знаки отличия "Ударник пятилетки" и "Победитель социалистического соревнования". Неважно, что это была другая эпоха. Главное, что мы достойно трудились: времена-то не выбирают, жизнь один раз дается.

Конечно, больно было переживать распад многих предприятий. Когда в середине 90-х закрылась и моя Ягоднинская экспедиция, я два года работал в "Колымаэнерго". Думал, что мне больше не придется трудиться в геологии. А тут узнал, что Сусуманский ГОК создал дочернее предприятие "Разведчик". Его руководитель С. А. Мартоян, который сам обладает громадным опытом ведения работ с использованием УКБ, предложил мне возглавить один из отрядов. Я согласился.

Сейчас у нас сложился нормальный трудоспособный коллектив. Есть опытные работники, например бурильщик Витас Юргисович Гриневичус и промывальщик Сергей Константинович Щукин. Его сыновья Анатолий и Александр также работают у нас в отряде бурильщиками. Эту же основную профессию освоил и Андрей Пятаков, которому недавно исполнилось 30 лет. В основном же, к сожалению, современная молодежь не особо стремится работать у нас. Все-таки, видимо, далеко не каждому по плечу жить и работать в полевых условиях, особенно в зимнее время. Нянек в тайге нет, а молодежь не любит топить печки.

Тем не менее производственные задания постоянно выполняем. Сейчас, например, заверяем для дражников "Сусуманзолота" площади неподалеку от Сусумана, в русле Берелеха. За прошлый год на 100 кг прирастили запасы, а также полностью реализовали плановые объемы буровых работ по федеральному заказу.

- Леонид Тимофеевич, как вы с вашим уникальным багажом знаний и опыта оцениваете нынешнее состояние геологоразведки в нашей области?

- На мой взгляд, в последние полтора десятка лет наша отрасль на Колыме пришла в сильное запустение. Что такое два буровых отряда? Это капля в море. По моему убеждению, только в Сусуманском районе должны работать на прирост и заверку запасов не менее 4 - 5 отрядов УКБ. Тогда и сырьевая база будет ощутимо пополняться.

- Хорошо, но где в этом случае взять те же незаменимые буровые станки БУ-20, выпуск которых после закрытия Оротуканского завода горного оборудования прекращен не только у нас в области, но и, похоже, во всей стране?

- Знаете, сегодня много и справедливо говорится о значении новых технологий в развитии экономики России. Они, безусловно, крайне необходимы. Но кто сказал, что одновременно с внедрением инноваций мы не можем восстановить и то хорошее, что у нас уже было когда-то?! Да, завод в Оротукане прекратил свое существование. Однако наверняка сохранилась техническая и технологическая документация на буровое оборудование. В связи с этим я и предлагаю серьезно подумать на самом компетентном уровне администрации области и регионального предпринимательского сообщества о возможности возобновления выпуска станков БУ-20 и бурового оборудования на базе МРМЗ. Помимо прочего, это даст региону немалое количество дополнительных рабочих мест, увеличит налоговые поступления, позволит целенаправленно решать проблему пополнения сырьевой базы россыпной золотодобычи.

- Получается, что вы предлагаете своего рода ретроинновацию?

- Можно сказать и так, но дело не в названии. Эту идею о возобновлении на территории нашей области собственного оборудования для геологоразведочных работ поддерживают не только мои коллеги, но и многие другие. Дело в том, что означенные станки, как это хорошо известно, широко использовались раньше и на строительных работах. Кое-где с их помощью и сегодня еще делают свайные поля для фундаментов зданий и сооружения дорожных объектов. Несомненно также, что в случае положительного результата буровые станки магаданского производства пользовались бы повышенным спросом и в других северных регионах - в Якутии, на Чукотке и везде, где приходится иметь дело с вечной мерзлотой. Ну а в самой геологоразведке, в чем я не сомневаюсь, ударно-канатное бурение еще может послужить не один десяток лет.

- Что для вас значат ваша профессия, семья и в целом Колыма, которой вы отдали уже большую часть своей жизни? Когда вы последний раз посетили свою родину в Украине?

- Не был на Житомирщине уже 17 лет. Все как-то не получается. Колыма стала второй родиной для меня и моей жены Ядвиги Николаевны, с которой мы неразлучны более 40 лет, а также для дочки Елены (она работает на одном из автотранспортных предприятий Магадана) и внучки Светы. Обе здесь появились на свет. Северян, особенно предыдущих поколений, уважаю за громадный труд, вложенный в освоение этого уникального края. Большую цену заплатили наши предшественники, как и в целом в послевоенной России, за каждый построенный поселок на трассе, каждое предприятие. Плодами их усилий по большому счету мы и сегодня пользуемся.

Второе дыхание, если можно так сказать, открылось у меня с переходом на работу в ООО "Разведчик". Стабильно работает наше головное предприятие Сусуманский ГОК, как я его называю по старой памяти. Должное внимание уделяется техническому перевооружению, несколько лет подряд мы обеспечены фронтом работ по федеральному заказу, а также сотрудничаем по подрядным договорам с другими дочерними предприятиями. Для освещения вахтовых домиков приобрели ДЭС. Недавно получили новую вахтовку. В отряде работает столовая. В этом году нам обещают выделить новый бульдозер. Средняя зарплата в отряде составляет около 30 тысяч рублей и по нынешним колымским меркам считается относительно удовлетворительной. В последние годы пришло понимание того, что предприятие работает стабильно. И люди, наверное, это ценят сегодня больше всего.

- Леонид Тимофеевич, вот уже почти 20 из ваших 70 лет вы фактически живете при капитализме. Как вы себя ощущаете в рыночных условиях?

- Очень тяжелой для адаптации к новым условиям жизни (и не только для меня) была вторая половина 90-х годов, когда многие жители колымской глубинки остались без работы, а то и без жилья. Многие мои ровесники потеряли тогда смысл жизни, опустили руки. Это был жестокий урок, наверное, слишком жестокий. Сейчас мы все приспособились к новым условиям. Появились и множатся частные предприятия, в трудоустройстве помогают службы занятости, стабильно выплачиваются и повышаются пенсии.

Хочется верить, что Колыма опять станет многолюдной и люди здесь будут трудиться и жить в удовольствие, весело и комфортно. В своей семье мы стараемся в меру сил и возможностей следовать этому направлению. Внучка, например, на компьютере работает вполне профессионально. А я так заранее предвкушаю лето, чтобы сесть на свой заслуженный внедорожник марки УАЗ и порыбачить на заветной речке, одном из притоков Буюнды. Там замечательные места с чистейшей, не тронутой горными отработками водой. И отлично клюет хариус. Я туда уже 30 лет езжу:

Мухамеджан САХИПОВ.
"Магаданская правда"