Кто и почему с наших охотников снимает шкуру?


Россия не Африка. Я уже не говорю про Колыму, в центральных районах которой трещат пятидесятиградусные морозы. У нас без дубленки и меховой шапки зиму не пережить. В прошлые годы наш отдаленный регион не только обеспечивал себя своей пушниной, но и отправлял ее на «материк», международные аукционы.

Песцов и норок выращивали в своем зверосовхозе, соболя, лису и росомаху добывали в охотничьих угодьях. И если в прошлые годы колымским охотникам этот вид промысла давал надежный кусок хлеба, да еще и с маслом, то сегодня они еле сводят концы с концами. И виной всему не только дорогостоящее топливо для заброски на отдаленные участки, но и проблемы сбыта пушнины.

Недавно в редакцию с коллективным письмом обратились сеймчанские охотники, которые основную часть пушнины реализуют за пределами региона на столичных аукционах. Для того чтобы вывезти шкурки за пределы области, нужна справка формы № 3, которая свидетельствует о том, что пушнина не заражена особо опасным заболеванием - сибирской язвой. И если раньше исследование шкурок ФГУ «Магаданская межобластная ветеринарная лаборатория» (ММВЛ) проводило бесплатно, то теперь это стало платной услугой.

Казалось бы, 88 рублей за исследование одной спаренной пробы - деньги по нашим временам не такие уж большие. Тем более когда речь идет о дорогостоящем соболе. Совсем другая картина вырисовывается, если в капкан промысловика попадется белка или горностай. За мех этих зверьков на аукционе дают копейки. После затрат на топливо, исследования на сибирскую язву, доставку меха в центральные районы страны заниматься добычей этих зверей не имеет смысла. «Поэтому, поймав даже случайно белку или горностая, промысловик бросает их на приманку. Сколько пропадает таким образом особей, одному Богу известно».

Казалось бы, добывай себе соболя и забудь о проблемах с платными исследованиями. Но все дело в том, что добыча этого пушного зверька государством строго лимитирована, да и спрос в последнее время на международном рынке резко снизился. Кроме того, добыть хитрого соболя намного сложнее, чем другого пушного зверя. Поэтому, когда не стало смысла добывать белку и горностая, многие охотники были вынуждены бросить промысел, который раньше давал им кусок хлеба. Учитывая, что для многих это было единственной профессией, выход остается один - вставать на биржу труда.

Для наглядности охотники приводят такой пример: на 178-м аукционе в г. Санкт-Петербурге было выставлено на продажу 146 тысяч шкурок белки. При 19 %-й реализации выручка от их продажи составила 1 миллион 803 тысячи рублей. Если бы это количество сырья проходило экспертизу в Магаданской межобластной ветеринарной лаборатории на сибирскую язву, то охотникам за исследование пришлось бы заплатить 6 миллионов 624 тысячи рублей. Спрашивается: стоит ли в этом случае шкурка выделки? Конечно, нет.

«Похоже, чиновники больше заботятся не о нас, а о своем кармане, так как плата за исследование идет прибавкой им в виде премий к заработной плате. Новый руководитель ФГУ ММВЛ, будучи экономистом, но не имея ветеринарного образования, путает основные задачи ветеринарии, которые в первую очередь должны быть направлены на реализацию мероприятий по предупреждению и ликвидации карантинных и особо опасных болезней, а не на реализацию своих коммерческих услуг… Также непонятно, как лаборатория умудряется исследовать пробы в течение суток, так как процесс исследований на сибирскую язву должен занимать около 72 часов (трое суток). Получается, что исследования в этой лаборатории - это фикция, никакие химикаты и т. д. не тратятся».

Самые богатые охотугодья на Колыме находятся в Среднеканском районе. В советскую эпоху там существовал госпромхоз «Юбилейный», который осуществлял добычу пушного зверя. Параллельно охотники занимались добычей лося, ловили рыбу, собирали ягоды. Но основной добычей, конечно же, был соболь, большая часть которого отправлялась на международный аукцион. Самым ценным считался баргузинский соболь с черным отдающим блеском мехом, который шел на экспорт.

Быть промысловиком тогда было доходным, престижным делом. На средства госпромхоза охотники забрасывались на отдаленные участки, обеспечивались самым необходимым. Зимовье, построенное своими руками, отец по наследству передавал сыну. Колымские охотники - это крепкие духом мужики, которые по полгода находятся в лесу вдалеке от своих жен и детей. Зимовье протопи, приготовь еду себе и собакам. Без них немыслимы охота и само нахождение в лесу. Управившись с делами, охотник отправляется на тропу проверять расставленные на пушного зверя капканы.

Случись что в тайге, помощи ждать неоткуда. А если она и придет, то с большим опозданием. Ничего хорошего не сулит охотнику случайная встреча с медведем, мощным лосем. Если хозяина тайги не удастся подстрелить с первого раза, тот будет преследовать промысловика на его участке, не давая охотиться. Много неприятностей может принести хитрая росомаха, появившаяся на участке. Капканы на соболя останутся целыми, а вот приманка чудным образом исчезнет. Такая же участь постигнет и соболя, попавшего в капкан.

Особый вопрос - питание. Оно у охотника однообразное. Мясо на завтрак, обед и ужин. Вернувшийся из тайги охотник настолько истоскуется по хлебу, что ест с ним все, даже макароны... И вот что любопытно - несмотря на очевидные трудности и издержки, настоящий охотник жить без тайги не может. Это другой мир, другое течение времени. Известны случаи, когда, уехав навсегда на «материк», охотники возвращались на Колыму ради того, чтобы снова ощутить вкус тайги, охоты, бесконечного простора…

Можно кого угодно загнать в угол, но только не колымского охотника-промысловика. Когда руководство ФГУ ММВЛ стало требовать оплату за исследование шкурок на предмет сибирской язвы (чего прежде не было), один из предпринимателей обратился в Управление Федеральной антимонопольной службы по Магаданской области (далее УФАС). Рассмотрев суть дела, УФАС пришло к выводу, что действия специалистов ММВЛ незаконны. 27 мая 2009 года в адрес лаборатории было вынесено предписание № 29, в котором указывалось: в срок до 10.06.2009 года прекратить нарушение пункта 3 части 1 статьи 10 федерального закона РФ от 26.07.2006 г. №135-ФЗ «О защите конкуренции», для чего:
- не требовать с контрагентов оплаты за лабораторные исследования пушно-мехового сырья на сибирскую язву;
- отменить единую типовую форму заявления о проведении лабораторно-диагностических исследований на показатели качества и безопасности, используемую ФГУ ММВЛ, в том числе и для оказания исследований на сибирскую язву, обеспечить применение при заключении возмездных и безвозмездных договоров с контрагентами свободной формы заявления на оказания услуги в зависимости от цели оказания услуг;
- в срок до 8 июля 2009 года перечислить в федеральный бюджет доходы, полученные в результате монополистической деятельности, в размере 107741,40 рублей.

Заместитель начальника УФАС по Магаданской области Л. А. Отменная по этому поводу отметила:

- Приказом Минсельхоза России от 20.01.1992 г. № 2-27-145 установлено, что диагностика, вакцинация и лечение особо опасных заболеваний осуществляются за счет средств бюджета. Существует план противоэпизоотических мероприятий по особо опасным заболеваниям животных, за счет средств федерального бюджета поступают препараты. К слову, при предыдущем директоре ММВЛ плата за исследования на сибирскую язву не бралась. Когда директор ООО «Норд-Ост» М. В. Носков, представляющий интересы сеймчанских промысловиков, обратился в ММВЛ, там ответили: вот договорная цена, когда подпишетесь под ней, мы проведем эти исследования. Его доводы, что исследования на сибирскую язву согласно постановлению Правительства должны проводиться за счет бюджета, не возымели никакого действия.

Руководство лаборатории не выполнило предписания УФАС и оспорило его в Магаданском арбитражном суде, который признал требования заявителя об отмене предписания УФАС законными. Антимонопольщики оспорили решение суда первой инстанции в Федеральном дальневосточном арбитражном суде. 13 января 2010 г. суд ДФО отменил решение Магаданского суда и отправил на новое рассмотрение, при этом установил, что ФГУ ММВЛ входит в систему государственной ветеринарной службы РФ и должно бесплатно оказывать лабораторные исследования, направленные на профилактику особо опасных для человека и животных заболеваний.

Не успели антимонопольщики разобраться с заявлением охотников, как в их адрес поступило заявление от МУСХП «Новая Армань». Проблема та же - для животноводов хозяйства оказалась неподъемной плата за анализы на лейкоз. Не успели сотрудники УФАС разобраться с этим вопросом, как к ним обратилось ФГУ «Охотскрыбвод», которое пожаловалось на взимание платы за исследование на особо опасное заболевание мальков рыб. Правда, на этот раз ММВЛ не стала подавать в суд на УФАС, выждала, а затем под угрозой наложения штрафа в размере от 300 тыс. руб. выполнила предписание УФАС и выдала результаты исследования без взимания платы.

И если заместитель руководителя антимонопольной службы Л. А. Отменная во время беседы с журналистом «МП» говорила на диктофон открыто, без утайки, то в ФГУ ММВЛ категорически запретили использовать записывающее устройство. Хотя по идее руководитель федерального государственного учреждения должна быть заинтересована в точной передаче информации о деятельности лаборатории.

Когда я попросил ее прокомментировать письмо охотников в редакцию, она сказала, что перечнем платных и бесплатных услуг, оказываемых бюджетными организациями и учреждениями государственной ветеринарной службы Министерства сельского хозяйства Российской федерации, утвержденным Минсельхозом РФ от 20.01.1992 г. № 2-27-145, предусмотрено платное проведение исследований на сибирскую язву кожевенного сырья и проведение любых лабораторных исследований с коммерческой целью. В доказательство своих слов она сказала, что половина исследований в прошлом году осуществлена как раз на платной основе.

Когда я заметил, что бывший руководитель ФГУ ММВЛ П. С. Дьяченко с охотников за исследование пушнины деньги не брал, Ирина Владимировна сказала, что это его личное дело. Она же будет осуществлять это на платной основе, как указано в уставе учреждения.

Как выяснилось, часть средств, полученных от платных услуг, пошла на развитие лаборатории. На первом этаже были вставлены пластиковые окна, благодаря чему в помещении стало намного теплее.

На вопрос, в чем руководитель ММВЛ видит выход из создавшегося положения, как решить проблему исследований для охотников, животноводов, предпринимателей, Ирина Владимировна сказала, что выход есть - заключить с комитетом сельского хозяйства и продовольствия администрации Магаданской области договор на возмездное оказание услуг. Комитет закладывает в статью своих расходов определенную сумму на диагностические исследования в рамках противоэпизоотических мероприятий.

А что по этому поводу думает руководитель областного комитета сельского хозяйства и продовольствия В. И. Дында?

- Нельзя направлять бюджетные средства на то, чтобы извлекать платные услуги из федерального имущества, - ответила Вера Ивановна. - Это разговор от лукавого и очень непрофессиональный. Все арбитражные суды ММВЛ на сегодня проиграла. Какой тут еще может быть разговор?

- Как сделать так, чтобы работа ММВЗ больше не вызвала нареканий со стороны магаданских предпринимателей, потребителей?

- Лаборатория необходима для обеспечения противоэпизоотических мероприятий. Мы получаем за счет федерального бюджета вакцину, препараты для исследования состояния животных на особо опасные болезни, которые передаем лаборатории безвозмездно. Кроме этого, предоставляем кровь на анализ, необходимые материалы для исследований. Вообще-то, эта лаборатория должна быть областной. Федералы придумали референтные центры и оставили их в своей собственности. К чему это привело, наглядно видно на примере охотников и животноводов. Я надеюсь, что и в этом вопросе наконец наведут порядок.

Подсчитав, за сколько продали сеймчанские охотники свою пушнину на очередном аукционе в Санкт-Петербурге (с вычетом платы на исследование на сибирскую язву), И. В. Асеева то ли в шутку, то ли всерьез сказала, что за такой мизер готова скупить все шкурки. После таких слов невольно создалось впечатление, что ты находишься не в кабинете руководителя лаборатории, а на примитивном базаре, где идет торг за килограмм картошки. И ни слова о том, что ее, руководителя федерального органа, назначили на эту должность для того, чтобы не допустить возникновения и распространения особо опасных заболеваний, помогать охотникам, животноводам, рыбакам…

Дальше больше. В прошлом году из федерального бюджета на повышение квалификации работников ММВл было выделено 96 тысяч рублей. Вышестоящее руководство посчитало, что этого достаточно для обучения двух-трех специалистов. И не более. Но в лаборатории неопытных специалистов оказалось намного больше, чем следовало. В результате государевых средств на их обучение не хватило. В ход пошли деньги, заработанные на охотниках, животноводах, представителях малого бизнеса. А то, что последним придется пойти по миру с протянутой рукой, никого не волнует. Куда больший интерес представляют командировки за государственный счет, благодаря которым можно съездить в столицу...

Создается впечатление, что лаборатория имеет мощную «крышу», которая позволяет ей игнорировать решения судебных и контролирующих органов. Кто стоит за ними, кто покрывает нарушения?

- Мы намерены проанализировать деятельность не только органов власти, но и различных ФГУ и ФГУпов при ведомствах, которые нередко берут на себя полномочия госорганов, а также оказывают платные услуги, - сказала начальник управления контроля органов власти ФАС Людмила Солонцова («Российская бизнес-газета» № 730 от 1 декабря 2009 года). - Как правило, именно они создают основные проблемы для бизнеса. Жалоб мы получаем действительно очень много. Недавно к нам обратились магаданские охотники. Они занимаются добычей пушных зверьков. Выгодный бизнес? Судите сами. Проверка на сибирскую язву тысячи шкурок в ветеринарных службах обходится им в 43 тысячи 700 рублей. Стоимость же тысячи шкурок на пушном аукционе в Санкт-Петербурге - 73 тысячи рублей. Таким образом, их прибыль - 30 тысяч рублей, но надо еще обработать шкурки и долететь с ними до Санкт-Петербурга. Все, край. Не помочь малому бизнесу мы не можем. А с ним и самим себе.

Сколько будет анализироваться создавшаяся ситуация, когда наведут порядок в ветеринарных лабораториях, не может сказать никто. Как никто не даст гарантий, что после проигранного арбитражного суда ММВЛ снова не начнет брать плату за исследования на особо опасные заболевания.
В отличие от охотников, для них шкурка выделки стоит.

Виталий ХОЛОИМОВ.
"Магаданская правда"




  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

При комментировании тех или иных материалов запрещены:
Призывы к войне, свержению существующего строя, терроризму. Пропаганда фашизма, геноцида, нацизма. Оскорбления посетителей сайта. Разжигание межнациональной, социальной, межрелигиозной розни. Пропаганда наркомании. Публикация заведомо ложной, непроверенной, клеветнической информации. Содержащие ненормативную лексику. Информацию противоречащую УК РФ.