Почему мы смеемся


Сначала попробуем понять, какой смысл мы обычно вкладываем в этот термин. Наверно не правильно будет отнести к юмору все то, что вызывает у нас смех, тем более теперь, когда мы с вами лучше понимаем его природу. Юмор для всех нас что-то большее, чем просто смех. В чем заключается эта разница? Если вы проанализируете собственный опыт, то наверно согласитесь с таким определением: Юмор – это все, что вызывает у нас одновременно эмоции «смешно» и «красиво».

Сочетание нескольких положительных эмоций всегда дает мощный эффект. В этом не трудно убедиться на примере вкусовых ощущений. Одинарный вкус может быть приятен, но настоящее удовольствие мы испытываем, когда сталкиваемся с кулинарным произведением, состоящим из множества ингредиентов. Интересно, что мы воспринимаем как вкусные совершенно разные блюда, такая заложенная от рождения способность позволяет нам иметь широкий диапазон продуктов для пропитания. Этот диапазон вкусовых ощущений возник эволюционно. Случайно появившееся вкусовое ощущение оказывалось либо полезным и тогда в рацион добавлялись новые продукты, либо вредным, тогда вкусным могло стать что-то вредное или ядовитое. В первом случае вкусовое ощущение передавалось потомкам, во втором, скорее всего, умирало вместе с носителем.

Красота, как и ощущение вкусно, несет положительное ощущение, но проявляется в совершенно разных ситуациях. Достаточно подробно ситуации и целесообразность появления в них эмоции красиво разобрана в книге «Мозг напрокат» (А. Редозубов), сейчас остановимся только на одном из проявлений красоты, свойственному речи и литературному тексту.

Красота фразы. Почему «некрасивы» стандартные формулировки? Почему неинтересно смотреть или слушать новости, когда ведущий формулировками-клише описывает официальные события? Подобные тексты и речи практически полностью детерминированы, то есть используемые в них фразы и обороты «выхолощены» до такой степени, что не позволяют двусмысленных интерпретаций и толкований, вызывают четкие, понятные, простые ассоциативные картины. Хороший литературный текст, наоборот, отличается глубокой недетерминированностью. Литературному тексту свойственно богатство ассоциаций, они возникают при прочтении каждого слова. Талантливые фразы порождают целые картины. Несколькими прилагательными писатель может нарисовать сложнейший образ. Конечно, недетерминированная речь не дает гарантий точной передачи информации. Но если такая передача произошла, и мы получили большой объем информации посредством относительно короткой фразы, то у нас возникает ощущение «красиво». Целесообразность этого понятна, возможность быстрее и точнее передать информацию дает сильное конкурентное преимущество. Понятно и возникновение эмоции, которая стимулирует нас к этому.

Во многих случаях, красота в юморе, в частности, в юмористических фразах проявляется так же, как и в литературном тексте. За счет богатства ассоциативной картины. Ощущение «красиво» возникает, когда в коротком «послании» удается за счет использования ассоциаций передать значительный объем информации. «Послания» могут быть различными по форме, а иногда несколько посланий идут параллельно. Так в кино мы имеем речь, к которой применимы наши рассуждения о красоте литературного текста, но мы имеем также движения и мимику героев, и подчас одно движение, одна мимическая деталь полностью изменяют смысл повествования. В кино говорят: на крупном плане перевод взгляда равносилен изменению мизансцены. Эти «быстрые» движения, способные поменять или дополнить смысл происходящего, а следовательно, несущие за собой массу информации, воспринимаются как «красивые». Если в результате кто-то оказывается в «нелепом» положении, то мы смеемся и называем это юмором.

Квинтэссенция юмора – это анекдоты. Как они устроены?

Сначала рисуется картина, задача которой заинтриговать, но ни в коем случае не выдать «смысл» происходящего. Более того в нарисованной картине пока нет места смешному, ситуация до поры до времени не должна вызывать понимания, что кто-то уже «попал» или скоро «попадет». И вот финальная фраза. В этот момент происходит «кристаллизация» это может быть и не только фраза но и изображения, отборные видео приколы. Картина, ранее видимая только частично, открывается полностью. В этой открывшейся картине кто-то обязательно оказывается в «нелепом» положении. Переданная «штрихами» финальной фразы открывшаяся масштабная картина вызывает ощущение «красиво», а возникшая «нелепость» ощущение смешно. Этот «коктейль» мы и называем юмором. Впечатление от анекдота тем мощнее, чем сильнее итоговая картина отличается от предполагаемой слушателем, до финальной фразы, и чем глубже «обделался» персонаж.
В бар заходит нетрезвый ирландец. Он спотыкается и, чтобы не упасть, садится рядом с другим, не менее нетрезвым ирландцем.
И говорит ему: «Может, по пиву?» Тот: «Конечно!»
Через некоторое время первый: «Повторим?» Тот: «Не вопрос...» – «Еще?» – «А как же!»
И вот, после третьей, один говорит другому:
- И вообще твое лицо мне удивительно знакомо. Ты откуда будешь?
- Из Ольстера.
- Так и я из Ольстера. А ты в какой школе учился?
- Святого Патрика.
- Так и я «Патрика»! А ты в каком году закончил?
- В восемьдесят пятом.
- Так и я в восемьдесят пятом!
В этот момент в бар заходит еще один ирландец, подходит к бармену и спрашивает: «Как жизнь?»
Бармен: «Хорошо».
Ирландец: «Что нового?»
Бармен: «Да ничего, всё – как всегда. Вон, близнецы О'Рэйли опять нажрались...