Первыми ко мне приходят дети


Уполномоченный при Президенте России по правам ребенка Павел Астахов во время посещений Магадана е сентябре этого года отметил, что наш регион входит в число тридцати, уже имеющих своих уполномоченных при губернаторах в данной сфере.

В марте 2010 года губернатором Н.Н. Дубовым на должность главного правозащитника детей Магаданской области назначен Николай Жуков, доцент, преподаватель Северо-Восточного государственного университета на кафедре теории и истории государства и права.

- Николай Николаевич, первый вопрос: почему вы? И как вы восприняли предложение губернатора?

- Работа уполномоченного изначально предполагалась объемной и разнообразной, поэтому я серьезно думал, прежде чем согласиться. Но потом решил: если не я, то кто?! Что касается первой части вопроса, то здесь все просто: в соответствии с требованиями должности у меня юридическое образование. К тому же есть педагогический опыт: около трех лет я проработал в школе, сейчас преподаю студентам СВГУ конституционное право, права человека, веду отдельный курс по правам и свободам личности.

- То есть вы не оставили свой основной род занятий?

- Нет, в нашем регионе, в отличие от других, уполномоченный по правам ребенка имеет общественный статус.

- Раз право - ваш "конек", стало быть, работа уполномоченного по правам ребенка для вас не является чем-то новым, незнакомым?

- Этот институт в целом новый для страны. Но так или иначе, конечно, суть вопросов мне знакома и понятна.

• В чем заключается работа уполномоченного? Что успели сделать за прошедшие полгода?

- Как я уже говорил, работа самая разнообразная, здесь нельзя быть узким специалистом в каком-то одном направлении. Основной функционал пока связан с обращениями граждан, хотя уполномоченный - не просто "колокол", "тревожная кнопка", он должен быть и аналитиком, и контролером, и инициатором изменений в законодательстве.

При моем участии в Магадане прошло несколько социальных акций, в том числе совместная с федеральной службой судебных приставов и с привлечением волонтеров - студентов СВГУ - майская акция "Вспомни о ребенке, заплати алименты!", а также недавно проведенные классные часы в школах по теме "Права ребенка".

Совместно с УВД организуем рейдовые мероприятия - на предмет соблюдения магаданскими подростками "комендантского часа". Летом выезжал с проверками в детские оздоровительные учреждения. Недавно, кстати, в областной администрации прошел организационный совет по итогам летней оздоровительной кампании Стремиться еще есть куда, но, с другой стороны, у нас не было допущено ни одного ЧП: массовых вспышек инфекциснных заболеваний, побегов из лагерей...

- Николай Николаевич, а с какими вопросами к вам обращаются граждане?

- Многие вопросы связаны с жилищными проблемами, с оформлением гражданства, с паспортизацией подростков. К сожалению, не всегда удается помочь их решить - в силу жесткости действующего законодательства, в той же жилищной сфере. Надо себя готовить к этому: мы добились того, к чему так яростно стремились, - свободы, а она предполагает самостоятельность в самом широком смысле.

Но когда получается что-то решить, это радует: значит, я работаю не зря!

Также отрадно, что граждане перестают быть равнодушными и отстраненными от окружающего общества. Люди все чаще обращают внимание на то, что происходит в их доме, в их дворе, и если видят, что рядом чей-
то ребенок живет фактически без надзора родителей, старших, обращаются ко мне. Я выхожу на городское УВД, на органы опеки, с которыми предпринимаем разрешенные законом действия. Крайняя мера - изъятие ребенка из семьи. Пока такого прецедента в моей практике не было, и не хотелось бы, чтобы он случился. Но здесь все зависит от родителей, из которых, увы, не все правильно понимают родительский долг.

• Часто обращаются люди?

- Да. С мая по сегодняшний день поступило порядка 34 жалоб и обращений. Причем самыми первыми ко мне обратились дети.

- Неужели с жалобой на своих родителей?

- Нет, это были воспитанники 17-й школы-интерната. Как вы помните, весной вставал вопрос о ее закрытии, и дети, из которых многие живут на трассе, пытались сохранить ставший родным интернат.

Школу отстояли, по крайней мере на ближайший учебный год. Моя заслуга, правда, здесь небольшая: я не успел принять участие в решении этого вопроса. Но держу ситуацию на контроле, и если вопрос о закрытии 17-й школы поднимется вновь, буду привлекать общественность, наших депутатов, городскую администрацию. Ее необходимо сохранить, несмотря на то что по содержанию интерната городской бюджет несет большую нагрузку. Потому что востребован, потому что он нужен нашим детям.

- В числе обязанностей уполномоченного по правам ребенка вы упомянули и законодательную инициативу. Значит ли это, что вы имеете отношение к деятельности областной Думы?

- Да, безусловно. По Положению об уполномоченных я имею право вносить на рассмотрение в областную Думу предложения по совершенствованию законодательства в части соблюдения прав ребенка. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Так, достигнута договоренность с УВД в том, чтобы выйти на новый созыв Думы с предложен и-ьем по урегулированию взаимодействия УВД с органами государственной власти. Конечно, не все мы в силах делать на местном уровне, но областная Дума - субъект законодательной инициативы, она может внести предложение и в Госдуму. Думаю, свой проект мы доработаем до конца года.

Сейчас поступило предложение сотрудничать с Департаментом здравоохранения. Работа с депутатами ведется, и думаю, что здесь тоже все получится.

- К вам никто не обращался с таким предложением: далеко не все граждане сегодня имеют возможность устроить своих детей в детский сад (очереди в силу катастрофической нехватки мест, а порой в небольших поселениях садика просто нет). Они вынуждены до школы содержать детей сами, без господдержки, которую так или иначе получают счастливчики, чьи дети посещают дошкольные образовательные учреждения. Нельзя ли как-то уравнять в правах родителей? Пусть государство компенсирует им (хотя бы частично) содержание детей вне дошкольных учреждений.

- Ко мне уже обращались люди с этим вопросом. Но здесь на самом деле правовой проблемы нет. Проблема в финансировании. По законодательству вопросы дошкольного воспитания возложены на муниципалитеты, и я не могу сказать, что мэрия Магадана ничего в этом направлении не делает. Ремонтируются садики, вводятся в эксплуатацию новые. В следующем году еще один садик должен войти в строй действующих.

Сложно решить эту проблему разом, но постепенно, за несколько лет - вполне возможно, и это делается.

В 90-е годы образовалась демографическая дыра, и держать на балансе пустующие детские сады было экономически нецелесообразно, поэтому многие дошкольные учреждения были закрыты, здания переданы другим учреждениям, проданы частным коммерческим структурам. Теперь стоит вопрос эти здания вернуть. Это сложно, дорого, но дело не стоит на месте.

- Но не кажется ли вам, что при этом государство должно финансово помогать родителям детей, не устроенным в садик? Они лишены господдержки не по своей вине.

- С точки зрения справедливости вы абсолютно правы, я с вами согласен. Но если рассматривать вопрос в юридической плоскости, то рожать или не рожать детей - родители решают сами, государство их к данному шагу не принуждает. Дети - дело добровольное. Принимая решение завести ребенка, здравомыслящий человек готовит себя к выполнению родительских обязанностей и предполагает последующие за этим шагом проблемы, в частности проблему устройства ребенка в дошкольное учреждение, И, наконец, экономическая составляющая вашего вопроса. В стране, по последним данным, около 30 миллионов детей. Если государство начнет выплачивать пособия на всех детей, не посещающих детские сады, пусть даже минимальные -рублей по 600, представьте, какой огромной получится сумма! Финансовые возможности государства небезграничны.

Я по-человечески согласен с постановкой вопроса, но предполагаю, что в ближайшее время он не будет рассмотрен положительно.

Тем не менее я все равно озвучу это предложение на совещании уполномоченных по правам ребенка, которое пройдет в Москве в аппарате Павла Астахова в начале ноября.

Также хочу выступить на совещании со следующим вопросом. Сегодня вся система государственной поддержки направлена на социально неблагополучные слои населения (в нашем случае это дети-сироты, дети-инвалиды). Это правильно: если им не поможет государство, то кто тогда?

С другой стороны, образовался явный перекос. Дети, живущие в полных, вполне благополучных семьях, зачастую оказываются в ситуации едва ли не худшей. В среднем на одного ребенка-сироту в год государство тратит около 600 тысяч рублей. Всех ли "домашних" детей содержат на эту же сумму? Далеко не каждая семья имеет даже сравнимый с ней общий годовой доход.

Возникает вопрос: о правах каких детей мы говорим? О правах всего детского населения страны или об отдельной его категории?

- Есть еще одна идея, которую вы также могли бы озвучить на совещании. Заключается она в том, чтобы государство взяло на себя обязательство выплачивать одиноким и разведенным матерям алименты на содержание детей, а потом взыскивать их с отцов. Ведь, согласитесь, у государства гораздо больше возможностей влиять на своих должников, нежели у матерей-одиночек.

- Это весьма здравая идея. Хотя и не новая: в России был краткий, но замечательный период в истории. В 1991 году был принят закон, согласно которому государство возмещало потерпевшей стороне какой-либо ущерб, нанесенный гражданином, чья вина была доказана в суде, а затем взыскивало его с виновного. Вскоре, однако, вслед за наступившими в стране переменами этот закон был отменен. А жаль.

Ко мне как к уполномоченному уже несколько раз обращались с этим предложением, так что не вижу никаких препятствий вынести его на обсуждение законотворцев и коллег из других регионов.

- Николай Николаевич, вы активно налаживаете контакты и с силовыми структурами, и с органами опеки и попечительства, и другими социальными институтами. Выезжали ли вы с этой работой в область?

- За исключением Ольс-кого района пока еще нет: не дают обязанности преподавателя университета. Но планирую обязательные командировки по остальным районам до конца года.

• Другие планы на ближайший период?

- Во-первых, разобраться с жалобами граждан (сейчас их в работе порядка 15-ти), по возможности всем помочь. Во-вторых, отработать взаимодействие со всеми социальными и правоохранительными органами. При всем том, что должность уполномоченного по правам ребенка звучит грозно и предполагает серьезные контрольные полномочия, сам по себе уполномоченный не всесилен. Например, я не имею права вмешиваться в деятельность органов опеки, внутренних дел. У нас несколько иные задачи Моя заключается в том, чтобы быть координатором действий всех структур, убрать межведомственные барьеры, что позволит решать многие вопросы быстрее и эффективнее.
В-третьих, нужно разобраться с законодательными инициативами. В частности. с теми, о которых мы сегодня говорили. Работы хватает!

- А вы не пытались привлечь к ней общественность?

- Конечно! Уже сегодня со мной сотрудничают люди -юристы, педагоги, психологи, причем на добровольных началах. Кроме того, в разработке находится ряд документов. Один появится буквально на днях - это Положение об общественном помощнике уполномоченного по правам ребенка. Также готовится Положение об Общественном совете при уполномоченном. Правда, я пока не уверен в его острой необходимости: у нас и так уже достаточно общественных советов...

- Вопрос того же плана, что и необходимость специального федерального органа, о котором говорил уполномоченный при президенте на магаданской пресс-конференции...

- Там, где есть проблема, нужен инструмент, который будет ее решать. Однако у нас в сфере защиты прав ребенка уже есть довольно много структур, которые наделены полномочиями, имеют свои штаты, свое финансирование и так далее. И набирать еще одну армию чиновников, думаю, будет лишним. Как показывает практика, не всегда создание нового административного органа приводит к улучшению ситуации. Впрочем, решать этот вопрос президенту.

В целом же хочу сказать, в России не так уж плохо обстоят дела с соблюдением прав детей. Недавно я разговаривал с представителем Российского детского Фонда ООН (ЮНИСЕФ) в России Бернтраном Аланом Байн Велем. Он высоко оценил деятельность нашего государства в части защиты прав ребенка.

Магаданская же область на фоне других российских регионов выглядит еще более оптимистично.

Так что если структура работает, то пусть работает и дальше. Если работает недостаточно хорошо - давайте сделаем так, чтобы заработала лучше. А уже потом посмотрим, нужен ли нам новый орган.

- Спасибо за беседу! И последнее: куда и в какое время можно прийти гражданам к вам на консультацию?

- Я принимаю с 16 до 19 часов по понедельникам и пятницам в кабинете №10 в Молодежном центре (Комсомольская площадь, 1), телефон 62-38-36. Приходите, звоните!

Евгения АЛЕКСАНДРОВА