А на кладбище все спокойненько?


Почему вместо стандартных ям "два на два" в Оле для умерших готовят... лунки

В нашу редакцию поступило письмо от жительницы Магадана Зинаиды Александровны Бахриной. Она прислала очень горькое и довольно длинное повествование о том, как провожала в последний путь Геннадия Козлова, брата своего мужа. Геннадий жил в Оле, где его и надо было хоронить, поскольку там, на кладбище, похоронены все его родные. Он всю жизнь прожил в Оле, был обычным работягой, а умер после долгой и мучительной болезни.


В последние трудные годы жизни он мог надеяться только на семью Бахриных - и особенно на Зинаиду Александровну, которая помогала ему во всем: покупала лекарства, постоянно с ним созванивалась, а если что-то срочно нужно было, то приезжала в экстренном порядке из Магадана в Олу, бросая все свои текущие дела. Незадолго до смерти Геннадия Зинаида Александровна вынуждена была забрать его к себе в Магадан, чтобы выхаживать. Дело в том, что Геннадий лежал в больнице и после выписки был практически забыт всеми врачами в своей ольской квартире.

- Он чуть не умер от голода. Когда я приехала, он был сильно истощен, и вообще, я не знаю, почему его выписали из больницы, если он был сильно болен. Я когда его увидела, не могла поверить, что это он. Налицо была сильная дистрофия, давление под двести, в глазах сильная желтизна.

Я постаралась, когда перевезла его в Магадан (сколько сил ему стоил переезд в областной центр!), его подкормить, приобрести для него лекарства. А потом он, немного оправившись, попросился домой.

Вот что далее пишет нам в письме Зинаида Александровна:

"Я помогла ему оформить инвалидность - все как надо сделала, обходя с ним врачей. И вот отвезли мы его в Олу, как он просил, аяс ним постоянно перезванивалась. И вдруг он перестал отвечать. Думаю, что-то случилось - снова на ольский автобус сажусь и к нему еду. А он почти без сознания в своей постели лежал.

Я тут же "Скорую" вызвала. Приехал фельдшер, осмотрел больного и сказал, что не видит целесообразности везти пациента в больницу. А на второй день после этого разговора мой родственник и умер.

Во всей этой истории у меня остался неприятный осадок от того, как отнеслись в ольской больнице к Геннадию, когда он был еще жив. Я в больнице, когда снова оформила родственника в больницу, встретилась с настоящим хамством. С нас потребовали, чтобы наш родственник срочно, когда его доставили в больницу, сделал флюорографию, поскольку в груди у него заметили какие-то шумы. А как делать флюороснимки, ни главврача Рогозина, который нас в тот день как дежурный врач и принимал, ни в целом медперсонал не волновало - все будто праздники отмечали. Мой зять сам таскал больного брата мужа -ив итоге провел в хлопотах в райбольнице целых два часа.

Грубили нам и санитарки, говоря, что у оставленного в больнице нашего родственника никто памперсы не будет менять. И все потому, что в прошлый раз, когда он лежал в больнице, он никого не отблагодарил. По приезде в город, вечером я позвонила Геннадию. Но у него, как я услышала, перехватили мобильник и сказали в трубку, что Геннадий Козлов находится в Магадане, в тубдиспансере -его якобы только что доставили. Я была в шоке: это, выходит, его, страшно больного, вслед за нами направили в город? Откуда такое срочное решение?

Но даже не в этом дело. Ведь дежурный врач Рогозин у меня настоятельно спрашивал мои данные, включая домашний и мобильный телефоны. Для чего, скажите? Почему нам даже не позвонили и не сказали, что больной Козлов направляется в Магадан? А тут, когда у Геннадия в больнице перехватили мобильник, сказали, что ему срочно требуются памперсы. Почему такая неорганизованность в ольской райбольнице? Или, как говорится, "сплавили" зачем-то в Магадан больного - и забыли, никому из родных не позвонив?

Жестоко так поступать! Очень жестоко!

Но я эту обиду проглотила -шла послепраздничная новогодняя неделя, поэтому и в Департаменте здравоохранения никто не работал. Вое отдыхали, кому было жаловаться? А дальше замоталась с самими похоронами, потому что хоронить Геннадия надо
было в Оле, где все его близкие похоронены. И тут, господи, столько грубости и равнодушия! И никому не было дела до того, что хоронила я инвалида второй группы.

Думала, все будет по-человечески. Но в Оле, в местном ЖКХ мне сказали, что хоронить покойника некому, потому что у них и отдельной службы нет. То ли из-за новогодних праздников, то ли еще из-за чего, но на гроб почему-то не хватило белого сатина и ленты, поэтому мы сами бегали, докупали нужный материал. А еще нам предложили найти людей, которые закопают могилу, потому что подручных рабочих-могильщиков у них нет. Но катафалк и трактор-"летушок" нам выделили.

А сама могила, которую нам предоставили, была вовсе не могилой, а обычной круглой ямой - здоровенной лункой. Ни как не классическое "два на два". В итоге мои зятья сами, как говорится, "грызли" замершую землю, сами прыгали в яму и выравнивали лунку, чтобы она была похожа на могилу. Все поперемерзли, прежде чем выровнять землю в могиле. Уже стали сами руками и лопатами и саму могилу закапывать, потому что хоть нам и пообещали, что подъедет трактор, но подъехал он не сразу. Да еще и этот трактор-"петушок'п роехался по могилам. Я и зятья ему кричали: "Ты чего бугорки могилок сгребаешь ?" А водитель (как мне показалось, с запахом сильного перегара) сказал, что это - могилы, где хоронят бесхозных.

Но где гарантия, что через какое-то время мы сможем узнать могилку нашего родственника? Не наедет ли кто на нее случайно? И само кладбище показалось мне неухоженным, заброшенным".

А последней каплей, переполнившей чашу терпения, в похоронной истории было следующее. Заказав в посленовогодние праздники керамическую фотографию в фотосалоне на Гагарина, Зинаида Александровна не могла добиться своевременного и качественного выполнения услуги. Ей все время отказывали. И в конце концов выдали неаккуратно сделанную керамическую фотографию. Когда Зинаида Александровна дошла до начальника фотосалона, то ей вернули деньги, поэтому пришлось заказывать снова, только уже в другом фотосалоне. Вот такие похороны "комом" получились.

В этой истории возмущает и равнодушие тех людей, с которыми Зинаида Александровна сталкивалась в связи с болезнью и последующей смертью своего родственника, и сама история с кладбищем. Я решила выехать в Олу, чтобы поговорить с представителями администрации Олы и с руководством ЖКХ это райцентра.

Предварительно созвонилась с и.о. главы поселка О.В. Пацан, рассказав о цели моей поездки. Олеся Викторовна сказала, что она в первый раз слышит подобные разговоры про поселковое кладбище, что есть там свои трудности, но на самотек ничего не поставлено.
И вот уже в Оле, прежде, чем выехать на кладбище, Олеся Викторовна внимательно прочла письмо. Сказала, что про врачей тут ничего не докажешь - требуется провести служебное расследование, прежде, чем выставлять кого-то виноватым. Но ведь и так понятно, что речь идет просто о человеческом отношении, что тот же дежурный врач (он же - главврач) мог бы позвонить родным больного (раз записывались все телефоны родных) и сказать, что данный больной направляется в Магадан. Ведь можно было поручить это сделать кому-то из персонала.

А вот относительно самого кладбища - нужно проверить, существуют ли те пресловутые лунки, приготовленные для покойников?
К нашей беде подключилась недавно возглавившая Ольское ЖКХ ГА. Дорсхина Сначала мы разговаривали с чей вместе с О.В. Пацан у нее в кабинете.

Галина Александровна говорила одно и то же:

- У нас все отлично. Это только наговоры, что плохо все, что кладбище запущенное, что покойников хоронят как попало.

- А давайте проедем на само кладбище, - предложила я.

На погосте было тихо и ветрено. Старые могилы были занесены снегом, новые - усыпаны большими венками и цветами. В основном, здесь были дешевые деревянные кресты - памятников было очень мало.

- Вот, сами видите, все аккуратно! Никакой запущенности нет. Незадолго до вашего приезда и дорогу на кладбище почистили. Да и дело не в вашем приезде - мы всегда дорогу на кладбище чистим, чтобы люди могли сюда и пройти, и проехать.

- А вот женщина, хоронившая родственника, говорила, что и людей у вас не хватает -нет ни могильщиков, ни смотрителя, а выкапываются вместо могил лунки. Так покажите, какие ямы вы заготавливаете.

- Стандартные ямы мы не можем заготавливать заранее, Еще осенью мы специально на зиму заготавливаем большие лунки -это правда. Но это мы делаем от безысходности. Вот они.

Мы подошли к нескольким лункам, которые с горой были завалены замерзшим снегом, больше похожим на лед.

- Да ведь в такую лунку не положишь гроб! Надо ведь ее в порядок привести. И землю, рядом лежащую, как-то надо разрубать, чтобы можно было фоб землей засыпать.

- Все это предусмотрено, но за отдельную плату, - говорит Галина Александровна, осматривая могилы, - причем для всех, независимо от льгот и званий. Нам на дополнительные работы - на выравнивание лунок и превращение их в могилы в зимнее время - никто денег не дает. И постоянных могильщиков у нас нет. Равно как и смотрителя.

На каждые похороны я срываю людей с других участков ЖКХ - и направляю их на выполнение работы на кладбище. А постоянных рабочих за кладбищем не закреплено: это слишком дорогое удовольствие! Но я ведь должна за дополнительную работу людям что-то заплатить. Я не понимаю, почему люди стремятся экономить на погребении своих родственников! Ну, доплатите вы за все погребальные нужды, включая и выравнивание лунок, десять тысяч рублей - и проводите достойно своих людей в последний путь. Чего экономить-то? А ведь есть такие, которым похоронить родственника только за бесплатно надо. Но ведь надо же учитывать наши северные нюансы.

Да и я считаю, лучше было бы заплатить за дополнительные услуги, и могилку как следует бы выровняли. Но у кого нет денег, своих мужиков зовут - и те приводят могилу в порядок. Что здесь зазорного? Если есть мужчины в семье, почему им не выйти и не помочь похоронить умершего родственника? Либо деньги плати, либо своих мужчин на подмогу зови. Ну нет у нас в Оле, как в Магадане, постоянных могильщиков.

- Да вы еще скажите спасибо, что мы хоть предварительно лунки - прообразы могилок - копаем, беспокоимся за других, так сказать, - рассуждала Галина Александровна. - Все же гораздо легче очистить заготовленную лунку от снега, нежели копать новую могилу среди зимы в зверские морозы. Вон на Гадле сейчас надо могилу выкопать. Там умер родственник главы нашего поселка, а заготовленных лунок на гадлинском кладбище нет. Нужно копать, а это значит костры жечь, и прочее, чтобы землю разогреть. Представьте, сколько хлопот с похоронами.

Не знаю, правильно это или нет - платить Ольскому ЖКХ за то, чтобы из лунок среди зимы сделали могилку. Мне отдельную сумму за выравнивание кладбищенских лунок ГА Дорохина не назвала, сказала лишь общую стоимость погребения -10 тысяч рублей.
Но если говорить о малообеспеченных гражданах, тем более об одиноких инвалидах, то на черный день они практически ничего не оставляют, а их родственники, как сказала читательница З.А. Бахрина, рассчитывают лишь на то, что положено в рамках соцобеспечения на похороны граждан, имеющих льготы.

- Почему я должна за что-то доплачивать, если соцзащита оплачивает погребение инвалидов? Почему мы должны идти на поводу у чьих-то отдельных лиц, предприятий, стремящихся на чем угодно зарабатывать деньги? -сказала она, когда я у нее позднее спрашивала про доплату.

Но как сказала и.о. главы поселка Ола О.В. Пацан, даже если у Зинаиды Александровны Бахриной не было денег, можно было обратиться в администрацию ЖКХ - и ей бы пошли навстречу.

А начальник ЖКХ пос. Олы ГА. Дорохина опровергла утверждение, что водитель мог бы проехаться по могилкам.

- Да не может быть такого! Я бы такого водителя сразу уволила. Вы же сами видели, у нас чисто и спокойно на кладбище, - заключила Галина Александровна.

Но, говорят, на кладбище всегда спокойно, а сами умершие, действительно, ничего не расскажут. А мы, живые, должны помнить о тех, кого уже нет с нами. Я не думаю, что Зинаида Александровна решила что-то выдумать: ей просто некогда было этим заниматься. Другой вопрос, что как сказала и.о. главы администрации поселка О.В. Пацан, может, во время похорон Г. Козлова кто-то из рабочих повел себя не так, как надо, и нужно было просто обратиться в административное звено.

- Ведь все мы - живые люди, а дело было в новогодние праздники, поэтому и могли быть какие-то шероховатости, - сказала и.о. главы поселка Ола. - Но от лунок, заранее заготовленных, мы не можем отказаться. Это уже своего рода традиция и очень нужная, чтобы легче было провожать в последний путь родственников, умерших зимой

Анжела УДАРЦЕВА
"Северная надбавка"