Консерватизм: точка зрения историка.

/uploads/persona/1261350635_shirokov.jpg



Ректор Северо-Восточного государственного университета
Анатолий Широков


На прошедшем недавно съезде парши «Единая Россия» политический консерватизм был провозглашен как идеологическая платформа ведущей политической силы страны. В переводе с латинского «conservare» - сохранять.

Поэтому, с обыденной точки зрения, консерватор - дрях-ленький старикашка, живущий под девизом: «Держать и не пущать». Что может быть отвратнее?

Но простое обращение к историческим примерам говорит о том, что в основе политических, а за ними - экономических, социальных, культурных и иных успехов лежал именно консервативный взгляд на природу вещей и окружающей людей реальности. Иван III, кардинал Ришелье, Александр III, Теодор Рузвельт, Уинстон Черчилль, Шарль де Голль, Дэн Сяопин. Имена этих великих политиков-консерваторов можно перечислять и далее.

Но не изменится основное: с каждым из них связан прорыв в политическом и социально-экономическом развитии России,США, Великобритании, Франции, Китая. Прорыв, опиравшийся на сохранение традиционных для каждого общества институтов, на принятие оптимальных решений в обстоятельствах, далеких от идеальных.

В последнее десятилетие ушедшего столетия, когда над нашей страной проносились вихри либеральных реформ, когда мы все перенесли инфекцию отторжения прошлого и «неодолимой тяги» к свободному рынку, наша страна не только встала в очередь «мировых попрошаек».

Вспомним постоянные перебои с заработной платой, «режим №6», когда свет в наши дома подавался два часа через четыре, бесчинства Шамиля Басаева и его присных, разложение столь характерного для культуры народов России коллективизма и взаимопомощи, мощнейшие удары «проповедников» из стран иных по традиционным семейным ценностям и многое другое. Сегодня это уже позади.

Мы привыкли в последние годы, которые, согласно библейской притче, можно назвать «тучными», к стабильности, к росту зарплаты, к теплу в домах, к легкому получению кредитов и т.д. Но ведь это и стало возможным благодаря консервативному политическому курсу президента В. В. Путина. Забывать об этом было бы несправедливым.

Государство окрепло, и сегодня уже президент ДА Медведев предлагает, основываясь на наших культурных традициях, не разрывая живую ткань нашей истории и культуры, строить новое качество нашей жизни. Поэтому здесь очень важна именно консервативная политика.

Михаил Михайлович Сперанский, один из величайших государственных деятелей России, еще в начале XIX в. сформулировал положения, которые смело можно отнести к правилам консерватизма: «1. не терять времени, но избегать всякой торопливости; 2. каждое установление открывать не прежде, как все образование его будет приготовлено; 3. переход от настоящих установлений к новым так учредить, чтоб он оказался самым простым и естественным, чтоб новые установления казались возникающими из прежних...» Точнее выразиться здесь довольно сложно. Но ведь именно эти ценности и провозгласила «Единая Россия» устами Б.В. Грызлова.

Пришло время консервативных политиков. В качестве аналога можно обратиться к событиям столетней давности. Измученная мировым экономическим кризисом 1900-1903 гг. и последующей революцией во второй половине первого десятилетия XX в., Россия сбрела по-настоящему консервативного политика, который стал реализовывать либеральные, по сути, преобразования, опираясь на мощный фундамент традиционной культуры и национальной государственности. П.А. Столыпин не только боролся с общиной, сковывавшей возможности российского крестьянства.

В его программах была и свобода вероисповедания, неприкосновенность личности и гражданское равноправие в смысле «устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения», преобразование местных судов, реформа средней и высшей школы, полицейская реформа, преобразования земств и т.д.

Многое из задумывавшегося им не было реализовано из-за противодействия Николая II и его окружения. Но даже то, что удалось сделать Петру Аркадьевичу, приводило современников в изумление.

Приведем слова французского, а значит, нейтрального по отношению к политическим силам России того времени экономиста Эдмона Тэри. В1914 г, оценивая эффект столыпинской политики, он писал: «Если в 1912-1950 гг развитие европейских держав будет осуществляться такими же темпами, как оно проходило в 1900-1912 гг., то к середине столетия Россия будет, безусловно, доминировать в Европе в экономическом, финансовом и политическом отношении».

История свидетельствует, что радикализм как безоглядное стремление «вперед» или как столь же бездумное стремление «назад» не решает ни одного общественно значимого вопроса. В этом отношении часто сталкиваешься даже с откровенным цинизмом.

Не так давно парторганизации КПРФ стали раздавать всем желающим так называемый «орден Сталина», выпуск которого приурочен в 130-летию «вождя народов». Но думается, что раздавать такой «орден», в частности, на Колыме значит примерно то же самое, что в Майданеке, Бухенвальде или Саласпилсе раздавать орден Гитлера.

Поможет ли такая практика нравственному оздоровлению нашего общества, столь важному сегодня? Сможет ли она объединить народы России в решении множества общих и важных для всех проблем. Возьму на себя смелость ответить отрицательно на этот вопрос.

Как ответил бы отрицательно и на бесконечные заклинания Г. Каспарова, М. Касьянова и прочих «несогласных», щедро поддерживаемых Западом и проповедывающих ценности свободного рынка, индивидуализма и пр.

Ответ на все эти сентенции давно сформулировал ПА Столыпин, уверенно заявивший: «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!»

И в заключение. Если каждый из нас задастся простым вопросом: «готов ли я для улучшения интерьера собственной квартиры разнести ее несущие стены?», то ответ, как думается, будет очевидным - «Конечно, нет!». Поэтому кто же мы? Все вместе и каждый в отдельности? Неужели не консерваторы?

"Колымский тракт"