Шанс и вызов. Рождественские чтения - о русской миссии, красоте подвига и вызовах времени

/uploads/posts/2015-01/1421444577_sobor.jpg



В 2015 году исполнится тысяча лет, как преставился креститель Руси равноапостольный князь Владимир Святославович. К этой исторической дате были приурочены прошедшие в Магадане XV областные образовательные Рождественские чтения «Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси». Рассмотрим доклады, прозвучавшие на пленарном заседании.

Русский путь

Крещение Руси историки называют общеевропейским, вселенским событием. «Вклад князя Владимира в распространение веры Христовой, - подчеркнул открывший Рождественские чтения епископ Магаданский и Синегорский Иоанн, - сопоставим с трудами самих апостолов. Это был великий исторический подвиг, коренным образом изменивший все стороны жизни нашего Отечества».

Христианизация оказала глубинное влияние на культуру, самосознание, политические воззрения Руси, в глобальном смысле - она задала определенный вектор ее цивилизационного развития. Некоторые его аспекты рассмотрел гость чтений, диакон Корсунской епархии РПЦ Московского патриархата, преподаватель догматического и сравнительного богословия Фрибургского университета (Швейцария) Августин Соколовски.

Первое, что он отметил, - факт принятия Русью византийской модели отношений церкви и государства. В отличие от Запада, где церковная и государственная власть были независимы и даже враждебны друг другу (св. Августин Иппонский, живший в IV веке, уподоблял государство власти разбойников), в Византийской империи, а вслед за ней и на Руси, обе они воспринимались как неразрывное целое. Учение о единстве светской и духовной властей в VI веке разработал историк церкви Евсевий Кесарийский, указавший на единую - божественную - их природу. И церковь, и государство имеют общее благословение от Бога, отсюда следует, что они должны быть слиты воедино, образуя, как в венчанном браке, единую плоть.
Положительной стороной византийской модели является благополучное существование церкви в благополучные моменты истории. Но в тяжкие моменты церковь неизбежно разделяет участь государства. Так было в 1453 году, когда под натиском турок Византийская империя пала, поглотив под своими обломками и вселенское величие Константинопольской церкви. Так было и в 1917 в России, где церковь, будучи частью государственного аппарата, сильно пострадала вместе с ним.

Другой важный аспект русского цивилизационного пути - культурная замкнутость и обособление от Запада, что А. Соколовски расценивает как крестный путь. Но стоит ли сожалеть об этом? Отвернувшись от Запада, Русь, констатировал тот же ученый богослов, смогла сосредоточить все внимание на Востоке, что привело к невероятному расширению христианской цивилизации в этом направлении и, в конечном счете, создало великую империю.
Глобализация, как ни парадоксально, не только бросает России вызов, но и дает шанс на продвижение своей миссии во все концы земли. «Глобализация - это не только отождествление культур, но и снятие ограничений на миссию», - говорит А. Соколовски. Эта миссия, кажется, уже в действии. «Иногда меня по ошибке называют Патриархом Российским, - цитирует докладчик патриарха всея Руси Кирилла, - но Русская церковь - это десятки миллионов людей, живущих в 62 странах мира».

«Все свидетельствует о том, какое удивительное, неповторимое и универсальное единство представляет собой Русская православная церковь, - итожит А. Соколовски.

Свято место

Русское мессианство бездонно. Его корни уходят глубоко в Третий Рим, каковым Москва себя осознала после падения в 1453 году Рима Второго - Константинополя. Мессианская идея защиты веры с той поры стала движителем русской истории. «Историческая миссия России, - констатировал другой гость Чтений, клирик московского храма Воскресения Словущего на Успенском Вражке Андрей Ткачев, - создать царство Божие посреди царства звериного».

Но соответствуем ли мы, сегодняшние, высоте своего призвания? Отец Андрей на этот счет не питает иллюзий. Во многом, полагает он, мы еще даже не люди, а, скорее, звери, которым ужасается вся флора и фауна. Его основная мысль есть та, что недостаточно родиться от людей, чтобы быть человеком. Рожденный человек - только потенция человека. Чтобы им стать, нужно, подобно художнику, изучающему натуру, вперить свой взор во Христа и делаться человеком по Его примеру. В этом нам не обойтись без физического труда, опять же, уподобляясь Христу, ибо Он был плотником.
«Молодежь рвется в юристы, финансисты, депутаты, - сокрушается отец Андрей. - Лампочку скоро вкрутить будет некому. Мы строим цивилизацию нахалов, бездарностей и командиров. Работу нужно полюбить нам. А мы трутни».
Если же человек не будет работать над собой, делает вывод о. Андрей, он рискует стать говорящим по мобильному телефону, клацающим на компьютере, летающим в космос моллюском.

«У нас есть величайший потенциал добра, - дает надежду о. Андрей, - но поскольку мы пусты и праздны, это наполняется чуждым, плохим. И, в общем-то, буйство грехов в мире - это мерзость запустения на пустом месте. Свято место пусто не бывает».
Человек антиномичен по своей сути - он и велик, и безобразен. Какое начало одерживает в нас победу, зависит от нашего выбора. Но только устраниться от зла недостаточно - нужно обязательно творить добро.

Красота подвига

Приближение к Богу преображает личность человека. Русская история дает тому множество примеров, и первый в их ряду - князь-креститель Руси. Какие бы мотивы не двигали князем, факт его личного обращения, кажется, не подлежит сомнению. Косвенно это подтверждает и надгробное слово современника Владимира митрополита Иллариона:

«Как ты уверовал? Как воспламенился любовию Христовой? Как вселился в тебя разум, высший разума земных мудрецов, чтобы возлюбить невидимое и стремиться к небесному? Скажи нам, рабам твоим, скажи нам, учитель наш, откуда повеяло на тебя благодатью Святого Духа? Не видел ты Христа и не ходил по Нем, как же ты стал учеником Его?..». В этом риторическом вопрошании отражено то сильное впечатление, которое произвел на современников духовный переворот князя-язычника, некогда жестокого и порочного. Читаешь «слово», и мурашки по коже…

Обратившись ко Христу, Владимир, по свидетельству летописей, кардинально изменил свою жизнь, стал добрым и милостивым. «Посмотрите на святого Владимира, какая красота в его преображении!» - обратилась к собравшимся гость Чтений директор Института демографической безопасности, публицист и детский психолог Ирина Медведева.

«В церковь городка Усть-Кут, там тюрьмы и много бандитов, - поделилась психолог и собственными наблюдениями, - вошли мужчины. Их лица были похожи на почерневшие картофелины. Представьте, по мере литургии эти лица обновлялись как иконы. Это такая красота, которую я никогда не забуду! Детям нужно показывать красоту Божьего мира, красоту подвига, дружбы, верности, приобщать к высоким образцам искусства».
Пока же, с сожалением отметила И. Медведева, наше общество искусственно превращает детей в двуногих похотливых рептилий. Хотя еще в 50-е годы социолог Питирим Сорокин в книге «Американская сексуальная революция» предрек, что общество, где «секс сочится из всех пор жизни», существовать нормально не может.

Как клинический психолог И. Медведева сказала свое веское слово и относительно педофилов. Подавляющее их большинство никогда бы не стали таковыми, если бы в них искусственно не выкликнули это семя тли, разбудив лихо барабанным боем - слишком эта необсуждаемая тема на слуху. Оттого и дворы наши опустели - боятся родители педофилов…

Сила слова

Затаив дыхание, зал слушал выступление еще одного московского гостя -общественного деятеля, члена Союза писателей России Виктора Николаева. Участник боевых действий в Афганистане, много повидавший и в мирной жизни, он поделился пережитым на Чтениях. Случаи, о которых он рассказал, объединяет мысль о присутствии чуда в жизни человека. Явленное Богом чудо не раз ограждало его от беды. Много лет назад врачи поставили ему смертельный диагноз. «Ваш муж проживет максимум три месяца», - таков был вердикт врачей. Пока шла операция, его жена, хотя в храм прежде не ходила, читала 90-й псалом. Молилась, прижав к груди иконку Владимирской Божией Матери, и его шестилетняя дочь. «Последствия этого мужества и этой любви, - заключил В. Николаев, - закончились моим выздоровлением».

Велика сила молитвы, велика и сила слова «прости». Однажды в Афганистане, группа В. Николаева попала в засаду. Бежать было некуда, не было и шансов остаться в живых. «Когда поняли, что нам не уйти, - рассказывает писатель, - приняли такое, абсолютно штатное, решение - залечь ромашкой, нога к ноге, поделить боезапас, гранату на самоподрыв, чтобы не сдаваться в плен, и начинаем ждать. Пять минут, душманов нет, десять минут… И вдруг мы внезапно начинаем просить друг у друга прощение. Леха, помнишь, прости меня, Сашка, помнишь, прости… Когда прозвучало это простое русское «прости», душманы прошли мимо нас, почти наступили на нас, но не заметили».
Много еще других случаев привел Виктор Николаев, поделился и размышлениями о сегодняшних реалиях. Главный итог его личного опыта: «В нашей жизни так, наверное, устроено, что рано или поздно мы все равно придем в храм. Не придем по-хорошему, придем по-плохому, но придем. Придем, чтобы сказать «прости» и «помоги, Господи!»

Ольга КИРИЛЛОВСКАЯ

Автор:  Ольга КИРИЛЛОВСКАЯ "Вести города М"