В мире мудрых мыслей

/uploads/posts/2010-04/1272250458_yetlis.jpg



В преддверии празднования 65-й годовщины Великой Победы я встретилась с человеком, знающим о войне если не все, то многое. Тогда ему с родителями тринадцатилетним мальчишкой пришлось уезжать из столицы в эвакуацию. И там, в далекой Сибири, он не растерялся: учился в средней школе, помогал ухаживать за ранеными в госпиталях и даже: занимался сельским хозяйством, которое позволило его семье безбедно жить аж до 1947 года. Несколькими годами позже, сразу после смерти Сталина, он окажется в лагере, пав жертвой ГУЛАГа в борьбе с космополитизмом. Заинтригованы?

Ваш интерес понятен, ведь сегодня о своем военном прошлом расскажет не кто-нибудь, а наш почетный гость - бессменный председатель Магаданского общества "Мемориал", литератор, историк, ученый, врач, завотделом Северо-Восточного государственного университета Мирон Маркович Этлис, который, кроме этого, прокомментирует разную правду в вопросе о реабилитации бывших политзаключенных и даст ценнейшее напутствие современному поколению, где поразмышляет над вопросом: о чем мечтают и скорбят ветераны?

...О ВЕТЕРАНАХ И МОЛОДЫХ

- Очень широко понятие ветеранства: оно как-то отделилось от понятия возраста, и уже многие молодые люди, прошедшие определенные трудности жизни, преодолевшие препятствия, вдруг неожиданно чувствуют себя ветеранами, постольку принимали участие в важных для страны событиях. Но сегодня речь идет о Великой Победе и доживших до наших дней ветеранах, которые в течение посчастливившихся им десятилетий приобрели черты ветеранского сознания, а оно - уважение к себе и гордость за свое причастие к великому и славному делу борьбы с фашизмом, Победы в Великой Отечественной войне, то есть, по существу, в главном событии ушедшей эпохи.

Ветеранов войны независимо от того, где они были: на линии фронта, в тыловых подразделениях, партизанских частях, на множестве участков фронта - всех объединяет гордость за свое соучастие в величайшем историческом событии. Когда проходит время, трудно измерить чем-то размер ветеранского участия, он независим, поскольку их осталось очень немного, я имею в виду украшенных орденами и медалями и сохранивших здоровье, - тысячи и тысячи их ушли. И тем более ответственна позиция каждого из уцелевших до сего дня, каждое слово, которое произносит ветеран для молодых людей, окружения, публики, печати, - это та лепта, тот долг, который независимо от состояния их здоровья или взглядов на отдельные стороны прошлого составляет безупречную, безотносительную ценность для молодежи. И если ветераны и молодежь вместе этого не поймут, то это будет, как минимум, очень обидно, ведь здесь отошла конфронтация и противоречие между младшим и старшим поколениями. Речь идет не об отцах и детях, не о дедах и внуках, а о прадедах и правнуках. Это превращает каждую их мысль в особую ценность, в слова особой значимости и ответственности. Здесь совершенно не обязательно говорить о том, что ветеран всегда прав в оценке прошлого, это известно из получившей сейчас широкую дискуссию попытки исказить роль Сталина, его руководства в Отечественной войне. Здесь могут быть оттенки противоположности взглядов, которыми можно пренебречь, потому что этими делами занялись настоящая история, следующие поколения, появившиеся позже.

Каждый ветеран наедине с собой - это чудо живой памяти, это неповторимый аромат воспоминаний, который нельзя перечеркнуть, отбросить, и поэтому со стороны молодых людей нужны особые чуткость и внимательность, необходимо уметь прислушаться к словам ветеранов. Было бы очень обидно, если бы молодые люди в беседах с ветеранами проявляли нетерпимость, неуважение к возрасту. Это вопрос большого такта, большой внутренней культуры, и от того, насколько мы сегодня все ветеранские проблемы по-человечески обсуждаем и решаем, зависит наша собственная жизненная, если угодно - будущая ветеранская судьба, ибо каждый человек, живущий в своем Отечестве, имеет шанс оказаться ветераном. Сколько для этого ему придется прожить лет - не столь существенно по сравнению с багажом приобретенного человеческого опыта, сконцентрированного внутри, и значением его для передачи из прошлого в будущее. Все это в целом можно назвать исторической памятью, ради которой и существует ветеранство. Давайте внимательно слушать ветеранов, и они вас отблагодарят тем, что не потребуют благодарности и не имеют цены, потому что это человеческие ценности высшей категории.

В России ветеранство единственное в мире, которое укорочено, ограничено несчастными и трагическими историческими обстоятельствами, и это увеличивает и моральную, и любую другую его ценность.

...О ВОЕННОМ ДЕТСТВЕ

- Для меня страшными проявлениями начала войны были беженцы, наши родственники, покидавшие вслед за отступавшими частями Белоруссию, Ленинград, даже Украину. Их встреча и их проводы, попытка каким-то образом образовать их быт, устроиться в Москве или уехать в эвакуацию было реальным содержанием жизни. А что касается первых бомбежек, тушения зажигалок на крыше собственного дома - это уходило на второй план по сравнению с горем, которое несла война людям, оказавшимся на вокзалах Москвы. Уже неоднократно в литературе описывалась ситуация октября 1941 года в Москве. Мне довелось увидеть это паническое состояние в период народного ополчения, период срочной организации гражданской обороны столицы, когда немцы были близко. Многие учреждения эвакуировались в Куйбышев и другие места. Пытались эвакуировать школьников. Моя 120-я школа была разбомблена, учащихся собирались увозить, но родители меня не отпустили, поскольку отец работал в Управлении гидрометеослужбы Красной Армии. 26 октября он вдруг оказался не у дел, поскольку организация уехала, а его: забыли взять с собой. Да-да, и так бывало.

Мы вынуждены были всей семьей поехать вслед за военным госпиталем, начальником которого была папина сестра, в эвакуацию в тот момент, когда уже можно было остаться. Поэтому основная война для меня, как для школьника, - это героический медицинский труд госпиталя в глубине Сибири, в Минусинске Красноярского края, денные и нощные дежурства в нем, хотя, казалось бы, он был так глубоко в тылу. Но самые тяжелые больные докатывались из передовых госпиталей в глубинку к докторам, куда попадали эвакогоспитали. При этом материальные трудности, связанные с голодовками, холодом в таких замечательных местах, как юг Красноярского края, переносились значительно легче, и для меня этот период оказался ярким, полным живого содержания работы и особой патриотической дружбы сибиряков, настоящих красноярских, минусинских и абаканских челдонов (так и по сей день называют коренных жителей Сибири). Я никогда не забуду, как в 1942 - 1943 годах через Минусинск проходили контингенты мобилизованных из Тувы, с Саянских гор богатырей. Замечательные, красивые люди, как они прекрасно выглядели в сибирских тулупах! Это как раз те воинские части, которые обеспечили многие удачи на фронтах Отечественной войны.

В Москву наша семья вернулась в конце 1944 года. Знакомые отца, зная, что он - инвалид и ему трудно, прислали нам вызов. Тогда это была целая проблема. Дело в том, что мне пришлось летом 1943 и 1944 годов превратиться в настоящего сельского работника. Трудно себе представить, как мне удалось поднять лопатой более 20 соток таежной целины, посадить картошку глазками. А так как нам повезло и мы жили на квартире у бывшего хозяина дома в Шушинском, в моем распоряжении была лошадь, мне удалось, помимо картошки, вырастить большой урожай помидоров. Когда пришел вызов на возвращение домой - никогда не забуду эти дни, - я отправился на базар со всей этой продукцией, и в результате получилось полтора мешка денег. Грубо говоря, полмешка ушло на дорогу до Москвы, а остальные растянулись аж до 1947 года. Вот что значит фермерский труд. Это случай, когда на войне мне повезло.

Ужасы войны резко контрастировали с чудесным праздником мая 1945 года. Это показано и описано, но это не забывается. Тогда я дважды прошел по Красной площади вместе со школьными товарищами и подругами. Я помню груды немецких знамен перед Мавзолеем, и мы с девочками обходили вокруг Кремля и радовались прекрасной погоде и Великой Победе нашего народа в самой кровопролитной и жестокой войне человечества.

...О РАЗНОЙ ПРАВДЕ

- Недавно в прессе разгорелся скандал между прокуратурой и УВД области о реабилитации людей, принявших в годы войны вражескую сторону, будучи в плену. По этому поводу хочу сказать, что люди с оружием в руках, выступавшие против Советской армии, партизанских подразделений, рейдовых частей конницы и других спецподразделений, облегчавших тяжелейшее положение на фронтах, по закону того времени осуждены правильно. В лучшем случае они достойны амнистии по истечении времени, но даже тех небольших льгот и моральных прав, которыми обладают реабилитированные люди, они удостоены быть не могут. Иное дело, что существуют нюансы в законодательной практике, это другие вещи, которыми должны заниматься нормотворцы. А то, что из этого делается громкая кампания, не должно оскорблять или травмировать ветеранов. Меня - нет, ведь я встречал в лагере людей из западных регионов, у которых были субъективные причины, заставляющие их так поступать, но объективно они преступники. Юридические и правовые вопросы требуют большой деликатности, здесь неуместны эмоции, связанные с конъюнктурой отношений между народами, принадлежавшими к СССР в течение многих лет. Поэтому, прежде чем публично высказываться на юридические темы, связанные с реабилитацией людей, которые не выступали с оружием в руках против своей страны, это вопрос чести и совести работников, имеющих юридическое образование. Нужно быть внимательными по отношению к людям и не создавать ненужного ажиотажа.

Я бессменный председатель Магаданского общества «Мемориал> и в этой деятельности всегда исходил из правды и был против деятельности, компрометирующей людей. Законодательной инициативы мы никогда не проявляли, но начиная с книги "Современники ГУЛАГа" и оканчивая другими публикациями никакого отрицательного отклика со стороны людей не получили.

Истинная причина таких публикаций - политическая безграмотность. Многие реальные вещи, которые можно было бы исследовать, расширяя права использования документов, - это дело очень сложное, поэтому во всем мире идут непрекращающиеся дискуссии и каждый хочет повернуть историю в свою сторону.
Будет очень обидно, если шум и привлечение областных средств массовой информации бросят тень скандала на ветеранскую проблему и помешают нам со слезами на глазах и с радостью в сердце встретить один из самых светлых национальных праздников, а именно День Победы.

Татьяна ХРИПУН "Магаданская правда"