ОНИ С НЕБЕС НА НАС ГЛЯДЯТ...


Великая Отечественная война прошла через каждую семью, а значит, через каждого ныне живущего человека. В редакцию «Магаданской правды» накануне 65-летия Великой Победы приходят письма, в которых наши читатели рассказывают о своих отцах, братьях, дедах, других близких родственниках, на долю которых выпало военное лихолетье.

Мы предлагаем эти письма вашему вниманию. А еще мои двоюродные братья предоставили материалы и фотографии из семейного архива и попросили меня рассказать об их героическом деде по линии матери Иване Андреевиче Миронове, сподвижнике легендарного генерала Карбышева. Реда кция «МП» еще раз обращается ко всем колымчанам и просит их успеть поделиться в юбилейный победный год с нашими читателями рассказами о своих родных и знакомых, участвовавших в войне. Пишите, звоните, приходите…

Алексей и Евгений своего деда никогда не видели, но им перешла от него по наследству семейная реликвия. Это увесистая папка с пожелтевшей рукописью Ивана Андреевича Миронова и статьи о нем в разных газетах, в том числе и зарубежных, а еще книга французской писательницы Анны Тринде «Ушедшие в бессмертие». Все это Алексей и Евгений передадут по наследству своим детям.

По этим бесценным историческим свидетельствованиям можно восстановить сразу несколько страниц военного лихолетья, в том числе и биографию легендарного генерала Дмитрия Карбышева. Нелюди превратили его в Маутхаузене в ледяную скульптуру. В 1948 году австрийцы воздвигли в этом фашистском концлагере памятник Карбышеву и его сподвижникам. Одним из них был Иван Андреевич Миронов, дед моих двоюродных братьев.
Алексей познакомил меня с документами, которые есть у него на руках в Магадане. А большая их часть - в Иркутске, у младшего брата Евгения. По этим документам и Жениным рассказам я и постараюсь восстановить хронологию тех страшных лет.

ПОЛТОРЫ ТЫСЯЧИ ДНЕЙ
И НОЧЕЙ

Март 1944 года. За очередной побег Ивана Миронова привезли в город смерти - Освенцим. Здесь, в Бирконеу, он узнал, что в тюремной палате находится Карбышев. О генерале и его благих делах Иван был наслышан еще до войны. О Карбышеве ходили легенды. Мощные железнодорожные мосты через Ангару, Бирюсу, Оку - вот лишь только часть дела рук Карбышева в прямом смысле этого слова. Когда не было техники и все приходилось делать вручную, он сам был за простого рабочего. Впрочем, такова была участь всех талантливых людей того времени - быть на подхвате у вождей новой коммунистической империи. И он служил им верой и правдой. И запомнился Ивану Миронову как легенда.

А сколько легенд ходило о Карбышеве по лагерям! Миронов решил обязательно познакомиться с пленным генералом. Сам Иван провел в различных фашистских концлагерях полторы тысячи дней и ночей. В плен попал, как и Карбышев, в 41-м. Война застала его, когда он преподавал и одновременно учился в аспирантуре Московского экономического института. Иван сразу же пошел добровольцем в ополчение. Под Вязьмой попал в плен.
По его воспоминаниям, бои под Вязьмой в октябре 41-го начались в обстановке, когда стратегический успех был на стороне фашистских войск. В сентябре они взяли Киев, блокировали Ленинград с суши. 30 сентября танки Гудериана прорвали Брянский фронт и, взяв 3 октября Орел, рванулись к Туле, создали угрозу Воронежу, Курску, Харькову. Все это отвлекло внимание Верховного главнокомандования и Генерального штаба от ситуации на Западном фронте, не позволило своевременно построить продуманную оборону на московском направлении.

«В это же время Красная Армия, отступая от границы с тяжелыми боями, но выполняя приказ Верховного главнокомандования, непрерывно вела наступательные операции. Даже приняв 27 сентября 1941 г. решение о переходе войск Западного фронта к обороне, Сталин требовал от них частичных наступательных операций. Это не только приводило к большим и неоправданным потерям личного состава, техники, боеприпасов - всего того, чего катастрофически не хватало Красной Армии в боях под Вязьмой, но и не позволило нашим войскам изготовиться для обороны, - размышлял И. А. Миронов в своих мемуарах. - В результате к октябрю 1941 г. - началу операции «Тайфун», целью которой было окружение и взятие Москвы, - немцы сосредоточили на московском направлении почти половину своих сил и боевой техники, находившихся на советско-германском фронте».
Лагерная жизнь научила Миронова многому, и вчерашний ученый-экономист стал профессиональным бойцом. Иван попал в состав команды, которая мостила дороги в Освенциме. Однажды его вместе с товарищами отправили мостить больничный двор. Ивану повезло - здесь-то он и встретил этого истерзанного телом, но не надломленного духом человека.

МЕСТО ВСТРЕЧИ ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Чтобы поддержать легендарного генерала, многие узники отделяли маленькую долю хлеба от своего скудного пайка. Передать хлеб в очередной раз поручили Миронову.

- Давно здесь? - спросил Карбышев.

- Нет, доставлен за побег, - ответил Иван.

- Надо убегать так, чтобы не могли поймать, - многозначительно добавил генерал.

За короткое время встречи они успели поговорить о многом. Когда Карбышева перевели в общую зону по соседству в 9-й блок, они снова встретились. Генерал поделился с Иваном своими планами о восстании.

Приближался фронт. Немцы начали готовиться к эвакуации лагеря, а значит, к ликвидации большинства узников. Крематорий чадил беспрестанно и все равно не успевал справиться с нагрузкой, поэтому в вырытых рядом канавах полыхало ярко-красное пламя. Надо было срочно действовать. Налаживая связь между лагерями, Карбышев поручил Ивану Миронову встретиться с женщинами сектора А, где узники в это время как раз мостили дорогу.
В женском лагере уже действовала подпольная группа, целью которой было сохранение жизни людей. Руководили группой француженка Анна Тринде и полячки Мария Ясинская и Анна Шабаловская.

ДЕРЗОСТЬ ПЛАНА ПОРАЖАЛА РАЗУМ

«Ко мне подошел высокий человек в пилотке и очках, - вспоминает Анна Тринде. - Внешность соответствовала сообщенным приметам. Он наклонился ко мне и прошептал, что мужской лагерь готовится к восстанию. Меня бросило в жар. Дерзость плана поражала разум».
- Сколько женщин может принять участие? - спросил посланец.

- Где-то около тысячи, - ответила Анна.

Тогда он вкратце поделился планом: взрывается один из крематориев, перерезается проволока с сектором В: женщины секторов А и Б идут на соединение с восставшими.

Анна переговорила с Марией Ясинской, работавшей на заводе взрывчатых веществ, - она с лагерными подругами и должна была доставить взрывчатку.
Женщины каждое мгновение жили только мыслями о свободе, с болью вспоминая польскую писательницу Марию Загорскую - ее убили незадолго до этого. Она мечтала: если останется жива, то обязательно напишет книгу «У него отнимают миску и ложку». Экономные фашисты так делали перед каждой отправкой людей в газовые камеры. Помешало предательство.

ОТКУДА БЕРУТСЯ ИУДЫ?

И началась тщательная подготовка. Как рассказал в своей рукописи Иван Андреевич, по заданию Карбышева было осмотрено оружие с разбитых самолетов. Несколько человек работало на разборке военной техники. Поляк Смулевский сумел сделать фотоснимки газовых камер и крематориев. Восстание приурочили к наступлению наших войск. Карбышев предупредил о соблюдении строжайшей конспирации. Если восстание начнется преждевременно - это массовое самоубийство.

И тут случилось непоправимое. В районе крематория в один из дней раздался взрыв, а потом началась беспорядочная пальба. Оказалось, что по доносу был убит Каминский (он должен был руководить началом восстания) и узники, боясь расправы, схватились за оружие. Удалось напасть на охрану, взорвать крематорий, сделать проходы в проволоке. По тревоге были подняты три тысячи эсэсовцев. Узники погибли в неравном бою.
«Мы стояли на лагерном дворе и наблюдали невиданное зрелище - охваченный пламенем крематорий», - свидетельствует А. Тринде.

- Анна, что делать?- спрашивали ее. - В мужском лагере перерезана проволока. Почему медлим?

Анна приняла решение не трогаться с места. И правильно сделала. Позже женщины узнали о преждевременном восстании. Несколько дней они ждали расправы. Но предатель знал о заговоре лишь в пределах мужского лагеря, и женщины уцелели. Больше Ивана Миронова Анна не видела. Женщин эвакуировали в Германию.

ЧЕМ БОЛЬШЕ ПЛИТ,
ТЕМ БЛИЖЕ ПОБЕДА!

Ивана с одной из групп немцы отправили во Флоссенбург. На прощание Карбышев сказал ему:
- В том концлагере сидят немецкие антифашисты. Они в свое время помогли мне. Свяжись с ними и до последнего вздоха продолжай борьбу.
Флоссенбург отличался каторжными работами особой тяжести, а бесчеловечное отношение к заключенным не знало предела. Узники в полосатой одежде с пробритой крестообразно головой с утра до ночи работали в гранитных карьерах под наблюдением эсэсовцев, вооруженных хлыстами и пистолетами. Минутная передышка, взгляд, брошенный в сторону, слово, сказанное соседу по работе, любое неловкое движение, малейшая провинность - все это вызывало бешеную ярость надсмотрщиков, избиение хлыстом. Часто слышались выстрелы. Стреляли прямо в затылок.

По словам Ивана Миронова, одна фраза, высказанная Карбышевым во Флоссенбурге, облетела чуть ли не все лагеря. Обтесывая облицовочные и намогильные плиты, Карбышев, которому даже в самой трудной ситуации не изменяло чувство юмора, вдруг заметил:

- Вот работа, доставляющая мне истинное удовольствие. Чем больше намогильных плит требуют от нас немцы, тем, значит, лучше идут у наших дела на фронте.

«Почти шестимесячное пребывание Дмитрия Михайловича на каторжных работах закончилось в один из августовских дней 1943 г. Пленник был переведен в Нюрнберг и заключен в тюрьму гестапо, - пишет Иван Андреевич. - Затем последовали Освенцим, Заксенхаузен, Маутхаузен - лагеря, которые навеки войдут в историю человечества как памятники самых страшных злодеяний германского фашизма. Постоянно дымящие печи, где сжигались живые и мертвые; газовые камеры, где в страшных муках гибли десятки тысяч людей; холмы пепла из человеческих костей, огромные тюки женских волос, горы ботиночек, снятых с детей перед тем, как отправить их в последний путь… Через все это прошел советский генерал».

О страшной гибели Карбышева и его бессмертии Иван узнал после окончания войны уже в Сибири, куда был сослан из Москвы преподавать экономику в Иркутском институте народного хозяйства. Ивану несказанно повезло - за то, что он был в плену, его не расстреляли, не отправили на пожизненный срок в лагеря, а всего лишь убрали с глаз подальше. В Иркутске он встретил свою любовь. Здесь родились его дети. Здесь он успел закончить свою рукопись - дело чуть ли не всей его жизни. Она потом и легла в основу книги французской писательницы Анны Тринде. Еще при жизни Ивана Андреевича она прислала Миронову свою книгу. На ее обложке надпись: «Дорогому Ивану Андреевичу, товарищу по тяжелой доле и борьбе. Анна Тринде».

БЕССМЕРТИЕ ГЕНЕРАЛА

По свидетельству Ивана Миронова, впервые стало известно о гибели Карбышева где-то примерно через год после окончания войны.

13 февраля 1946 г. майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер, находившийся на излечении в госпитале под Лондоном, пригласил к себе представителя Советской миссии по делам репатриации в Англии, чтобы сообщить «важные подробности».

«Мне осталось жить недолго, - сказал майор советскому офицеру, - поэтому меня беспокоит мысль о том, чтобы вместе со мной не ушли в могилу известные мне факты героической гибели советского генерала, благородная память о котором должна жить в сердцах людей. Я говорю о генерал-лейтенанте Карбышеве, вместе с которым мне пришлось побывать в немецких лагерях».

По словам офицера, в ночь с 17-го на 18 февраля около тысячи пленных немцы пригнали в Маутхаузен. Мороз стоял около 12 градусов. Все были одеты очень плохо, в рванье. «Как только мы вступили на территорию лагеря, немцы загнали нас в душевую, велели раздеться и пустили на нас сверху струи ледяной воды. Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали на пол и тут же умирали: сердце не выдерживало. Потом нам велели надеть только нижнее белье и деревянные колодки на ноги и выгнали во двор. Генерал Карбышев стоял в группе русских товарищей недалеко от меня. Мы понимали, что доживаем последние часы. Через пару минут гестаповцы, стоявшие за нашими спинами с пожарными брандспойтами в руках, стали поливать нас потоками холодной воды. Кто пытался уклониться от струи, тех били дубинками по голове. Сотни людей падали замерзшие или с размозженными черепами. Я видел, как упал и генерал Карбышев», - с болью в сердце излагал канадский майор.

«В ту трагическую ночь в живых осталось человек семьдесят. Почему нас не прикончили - не представляю. Должно быть, устали и отложили до утра. Оказалось, что к лагерю вплотную подходили союзные войска. Немцы в панике бежали… Я прошу вас записать мои показания и переслать их в Россию. Я считаю своим священным долгом беспристрастно засвидетельствовать все, что я знаю о генерале Карбышеве. Я выполню этим свой маленький долг перед памятью большого человека», - такими словами закончил свой рассказ канадский офицер.

«Что и было сделано, - пишет далее в своей по крупинкам собранной правде о легендарном генерале Иван Миронов. - 16 августа 1946 г. генерал-лейтенанту Дмитрию Карбышеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Как записано в указе, это высокое звание присвоено генералу-герою, трагически погибшему в фашистском плену, «за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне».

28 февраля 1948 г. главнокомандующий Центральной группой войск генерал-полковник Курасов и начальник инженерных войск ЦГВ генерал-майор Слюнин в присутствии делегаций от войск группы почетного караула, а также правительства Австрийской Республики открыли памятник и мемориальную доску на месте, где фашисты зверски замучили генерала Карбышева на территории бывшего гитлеровского концентрационного лагеря Маутхаузен.
В России его имя увековечено в названиях воинских коллективов, кораблей и железнодорожных станций, улиц и бульваров многих городов, присвоено многочисленным школам. Между Марсом и Юпитером совершает путь по околосолнечной орбите малая планета # 1959 - Карбышев.
В начале 1960-х годов организационно оформилось движение юных карбышевцев, душой которого стала дочь Героя Елена Дмитриевна, полковник инженерных войск».

«В народное ополчение, движимый чувством патриотизма, уходил цвет рабочего класса и крестьянства, интеллигенции, учащейся молодежи. Им не пришлось пронести свои знамена по многочисленным полям сражений Великой Отечественной войны. На их долю не выпала слава громких побед.

Но, преграждая врагу путь к родной Москве, они в полную меру сил и возможностей до конца выполнили свой долг перед Родиной в тяжелые дни октября 1941 г. Их мужество, самоотверженность и самопожертвование задержали почти на три недели рвущуюся к Москве немецкую армаду. Те, кто
не погибли, оказались в фашистском плену. Среди них был и мой родной дед Иван Андреевич Миронов», - так написал в своем школьном сочинении Евгений.

Стоит ли удивляться, что мой брат геройски сражался в Республике Ичкерия и вернулся оттуда с высокими государственными наградами. И… серьезным ранением. После демобилизации и лечения он снова в строю - служит в милиции. А Алексей достойно трудится в одной из государственных структур. После кончины дедушки они переехали вместе с родителями из Иркутска на Колыму и часть своей жизни отдали освоению северного края. Иван Андреевич может смело гордиться своими детьми, внуками, а теперь уже и правнуками.

Ирина НЕФЕДОВА.