С пистолетом за миллионами по наводке друга


Оставшись дома без родителей, шестиклассник, ничего не подозревая, впустил в квартиру грабителей

Защищай свои квартиры от грабителей, мы превращаем подходы к ним в своего рода бастионы, преодолеть которые весьма непросто. Но все эти преграды в виде металлических дверей с «хитрыми» замками, с системами сигнализации и видеонаблюдения могут в одночасье оказаться пшиком в сравнении с ухищрениями преступников, от которых никто не застрахован.

Та ситуация, в которой оказался маленький Ваня Фирсов (имена и фамилии в публикации изменены -Авт.), абсолютно не насторожили его. В один из декабрьских дней 2008 года в гости к нему пришел друг - пятиклассник Боря Шишкин, с которым он учился в одной из магаданских школ, и попросил разрешения поиграть на игровой приставке. А через некоторое время позвонил отцу. Ваня слышал, как он сказал: «Папа, у Вани нет дома родителей, можешь меня забрать».

Но когда в квартиру позвонили с лестничной площадки, все же спросил: «Кто там?»- и, услышав басовитый голос, спокойно открыл дверь. И тут в помещение квартиры ворвались трое парней в масках, и один из них направил в сторону мальчика пистолет.

Отец не поощрял его дружбу с Борей Шишкиным: взрослые чувствуют склонных к нехорошему «темных ребят». Недаром классный руководитель на предварительном следствии охарактеризовала его так: хитрый, изворотливый, лживый, часто пропускает уроки.

Но к тому времени, как старший Фирсов запретил сыну приглашать в гости друга, Боря уже знал, что в этой квартире есть чем поживиться. Ваня рассказывал ему, что отец иногда приносит с работы много денег и хранит их в тумбочке в спальне.

- Такие толстые пачки, -говорил, - может быть, даже там целый миллион!

- Ну и займи мне тысячи две-три, раз денег много, - просил Боря. - Я потом тебе их обязательно отдам.

- Нет, брать чужое нельзя, это деньги предприятия, которым руководит папа.

Эти откровения были для Вани частью той мальчишеской дружбы, которая не подразумевает ничего другого, кроме самой дружбы. Зная Борю Шишкина уже года три, он делился с ним различными секретами и даже представить не мог, что станет жертвой своей доверчивости.

А друг, однажды пробравшись в спальню Ваниных родителей и увидев в тумбочке объемный пакет с пачками денег, выбежал из комнаты буквально с горящими глазами:

- Вы что, - спросил, - правда, такие богатые?

И, видимо, эта картинка не давала ему покоя, потому что об увиденном рассказал девятиклассникам Петру Жукову и Дмитрию Смирнову, с которыми учился в одной школе и поддерживал приятельские отношения.

В ноябре 2008 года втроем они задумали совершить разбойное нападение на квартиру Фирсовых и ограбить ее, вступив тем самым в предварительный преступный сговор.

Петр Жуков, чтобы подготовиться к сдаче ЕГЭ, занимался на курсах в Северо-Восточном государственном университете, на которых и познакомился с девятиклассником одной из магаданских школ Русланом Шведовым. Однажды сказал ему, что есть такая квартира, где в тумбочке хранят крупные суммы денег. Предложил ограбить ее, и приятель без особых уговоров согласился.

Просто диву даешься, как примерные в глазах родителей сыновья усердствуют в получении дополнительных знаний и как беззастенчиво при этом решаются на дурные поступки. Наверное, родители еще задолго до беды не услышали сигнал неблагополучия в их воспитании, который после совершенного преступления прозвучал уже сиреной тревоги.

Однако в тот день - 23 декабря 2008 года - преступный замысел Борису Шишкину, Петру Жукову, Дмитрию Смирнову и Руслану Шведову осуществить не удалось. Но еще не зная о том, что ограбление придется отложить, они пришли к девятикласснику Андрею Чарушину, с которым учились также в одной школе, и попросили у него отцовский
пневматический пистолет. Ну а шустрый пятиклассник Шишкин (он, 1997 года рождения, наверняка знал, что не достиг возраста уголовной ответственности и наказание ему не грозит) принес с собой сумку и маскарадные маски. Но, позвонив своему другу Ване, узнал, что у него «все в сборе»: в квартире были и родители, и брат мальчика. Сообщники решили подождать благоприятного стечения обстоятельств и разошлись по домам.

Между тем в их компанию влилось еще трое человек: участвовать в разбойном нападении на квартиру Фирсовых согласились несовершеннолетние школьники Андрей Чарушин, Виктор Пронин и Владимир Серов, который учился в ПТУ.

25 декабря 2008 года они пришли домой к Андрею Чарушину и стали основательно готовиться к ограблению. Взвесив все «за» и «против», разработали два преступных плана.
Согласно первому плану, который предусматривал не открытое, а тайное нападение, Боря Шишкин, в случае отсутствия родителей, должен был выманить на улицу Ваню, во время прогулки незаметно вытащить у него из кармана ключ, положить его в условленном месте и подать сообщникам сигнал. А после ограбления квартиры так же незаметно подбросить ключ в карман друга.

Второй план был гораздо коварнее. Боря должен напроситься в гости к Ване и в удобный момент сообщить по телефону или иным способом, что родителей дома нет. Тогда Жуков, Смирнов и Серов, предварительно надев маски, резиновые перчатки и бахилы, чтобы не оставить следов, проникнут в квартиру Фирсовых, где под угрозой пистолета (того самого, пневматического, который принадлежал отцу Чарушина) потребуют от мальчика отдать хранившиеся в квартире деньги. В это время Пронин, Шведов и Чарушин должны находиться во дворе дома в разных местах, чтобы предупредить в случае какой-либо опасности.

А чтобы грабители хорошо ориентировались в квартире Фирсовых, Борис Шишкин нарисовал подробную схему расположения помещений. Вооружившись пистолетом, они пошли на дело.

Было уже послеобеденное время, когда Боря из квартиры своего знакомого позвонил Ване:

- Ты один дома? - спросил с тайной надеждой.

- Нет, я с мамой.

- Можно к тебе в гости? Вместе поиграем на твоей приставке.

- Приходи, мама разрешила, она скоро должна уйти.

Да, она собиралась пойти в аптеку за лекарствами и, увидев на пороге Борю, пригласила в квартиру: «Поиграй с сыном, а я скоро вернусь».

Эти слова заставили его подсуетиться, поэтому «игра» началась буквально через пять минут: под предлогом того, что надо позвонить отцу, Боря сказал Жукову в трубку ту самую фразу, которая послужила сигналом к преступным действиям: «Папа, у Вани нет дома родителей, можешь меня забрать».

Спустя несколько минут в прихожей раздался звонок, и когда мальчик открыл входную дверь, трое в масках ворвались в квартиру. Смирнов, угрожая пистолетом, потребовал от Вани передать им все деньги, которые хранятся в доме. Как скажет ребенок в своих показаниях, один из нападавших приставил пистолет к его виску и спросил: «Где деньги? Если не скажешь, я тебя убью». Сильно испугавшись, он стал кричать и плакать. Тогда Смирнов, крепко завязав ему шарфом рот, затолкал его в ванную комнату.

В то же самое время его коварный друг сымитировал избиение: хлопнул себя ладошкой по лицу, закричал и упал на пол. Смирнов затащил его также в ванную комнату и закрыл дверь.

Грабители ринулись в спальню, где, по словам Бори Шишкина, должен храниться миллион рублей, но межкомнатная дверь была заперта. Не долго думая, все тот же Смирнов разбил локтем стекло, открыл ее изнутри, и сообщники стали искать деньги. Объемный пакет с пачками купюр, обернутых бумагой, Жуков нашел в прикроватной тумбочке.

Добычу положили в сумку, с которой пришли, а в зале прихватили еще и игровую приставку «Sony PlayStation» (стоимостью 13 330 рублей).

Выбежав на улицу, сказали стоявшим «на шухере» сообщникам, что ограбление удалось, и все вместе направились в квартиру к Владимиру Серову, которую он снимал в доме, расположенном неподалеку. Вытряхнув на диван из пакета деньги, начали их считать с помощью калькулятора, суммируя цифры, которые были указаны на пачках.

Оказалось, что похищенная сумма составила более миллиона рублей. 1 184 199 - это была выручка коммерческого предприятия, которым руководил Фирсов, за период с 10-го по 24 декабря 2008 года. Ну а после совершенного преступления сотрудники фирмы лишились зарплаты и премий, которые традиционно выплачивало им руководство в преддверии новогодних праздников.

Почему Фирсов хранил денежную выручку дома? Вот что скажет он в своих показаниях: «В связи с тем, что офис не охраняется, а в помещении фирмы отсутствует сейф, выручку предприятие перечисляет в банк. А в случае необходимости наличных денежных средств для закупки товаров или выплаты денежного вознаграждения сотрудникам он приносит деньги домой». К протоколу допроса Фирсов приложил копии финансовых документов (подлинники были похищены несовершеннолетними), подтверждающие наличие ущерба, причиненного предприятию, -1 184199 рублей.

Посчитав похищенные деньги, грабители разделили их между собой в разных долях. Более крупные суммы достались Жукову и Смирнову, которые при дележе денег заявили, что именно они придумали план этого преступления и самую трудную работу взяли на себя.

Ну а их осведомителю Боре Шишкину сразу же отложили 50 000 рублей. На следующий день Жуков передал ему деньги в школе. Ведь якобы избитый грабителями пятиклассник 25 декабря допоздна находился в квартире Фирсовых и давал «правдивые» показания милиционерам.

Собственно, уже на следующий день подозреваемые, которых сотрудники милиции установили достаточно оперативно, тоже давали свои первые показания в присутствии законных представителей. Для родителей случившееся было, конечно, шоком. Они пытались понять, что послужило мотивом преступления? Материального недостатка в семьях не было, и в этом плане дети ни в чем не нуждались.

Однако, наверное, испытывали недостаток в другом - в глубинном непонимании того, что есть нормальная жизнь, того, чего можно, и того, чего нельзя... По-моему, трудными становятся именно те дети, которые лишены не материальных, а совершенно других вещей: эмоционального тока любви, понимания, участия. Без духовных и душевных контактов с родными подросткам всегда непросто. И если ребенок стал преступником, в его воспитании где-то допущена педагогическая ошибка. А педагогические ошибки порой обходятся дороже врачебных.

Все участники преступления, за исключением Бори Шишкина, который, как я уже отмечала, не достиг возраста уголовной ответственности, были осуждены Магаданским городским судом. Государственное обвинение в судебном заседании поддерживала помощник прокурора города Магадана Анастасия Тамаркина, которая и сообщила мне о наступивших для несовершеннолетних последствиях. Но прежде я поинтересовалась, все ли подсудимые признали свою вину?

Как сказала Анастасия Алексеевна, подсудимые Петр Жуков, Владимир Серов и Андрей Чарушин свою вину в совершении инкриминируемого им преступления признали полностью, а вот остальные трое - только частично. Виктор Пронин не признал, что участвовал в предварительном сговоре, и он якобы не знал, что планируется разбойное нападение, поскольку пистолета, масок, перчаток и бахил не видел. Почти такие же доводы привел и Руслан Шведов. Подсудимый Владимир Смирнов говорил о том, что на совершение преступления пошел только потому, что испытывал моральное давление со стороны Петра Жукова, которого он боится.

- По какой статье несовершеннолетним было предъявлено обвинение?

- Им предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного пунктом «б» части 4 статьи 162 УК РФ, а именно: разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, совершенного с незаконным проникновением в жилище в целях завладения имуществом в особо крупном размере.

- Какое наказание вынес суд?

- Приговором суда от 13 ноября 2009 года, который недавно вступил в законную силу, всем шестерым вынесено условное наказание в виде лишения свободы, без штрафа. Серову - 4 года 6 месяцев, Жукову и Смирнову - 4 года 2 месяца, а Пронину, Шведову и Чарушину - 2 года.

Прокурор города Магадана, посчитав приговор необоснованным и несправедливым ввиду его чрезмерной мягкости, обжаловал его. Однако коллегия по уголовным делам Магаданского областного суда оставила приговор без изменения, а кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Гособвинитель Анастасия Тамаркина просила суд назначить несовершеннолетним наказание с отбыванием его в воспитательной колонии. Но такие колонии в нашей стране, видимо, настолько переполнены, что суды даже за разбой назначают условный срок.

Да, наказание должно быть соразмерно содеянному. Однако надо искать и другие пути в деле воспитания несовершеннолетних, причем не только на федеральном, но и на региональном уровне. В этой связи мне вспомнилась публикация в «Новых Известиях», в которой рассказывалось о зарубежном опыте.
Во Франции и Бельгии уже десятки лет существует система профилактики криминала среди несовершеннолетних. Как показали молодежные бунты в пригородах Парижа в 2005 году и громкие преступления в Брюсселе в 2007 м, система эта имеет свои недостатки. Тем не менее уровень молодежной преступности в этих странах относительно низок и связан в основном с мелкими нарушениями.

В центре системы - воспитатель, который работает в квартале, знает живущие там семьи и их проблемы. Знает, кто прогуливает уроки, балуется марихуаной. Он регулярно встречается с родителями и подростками, а те обращаются к нему за помощью. Воспитателя побаиваются, зная о его «властном» статусе, связи с администрацией, полицией, судьей, школой, общественными группами. Он даже может записать нерадивых родителей на предусмотренные законом принудительные курсы «педагогики». На содержание воспитателей стали выделять немалые бюджетные средства. И не напрасно. Экономика, которая в 90-е годы привела к сокращению числа квартальных воспитателей, аукнулась во время погромов: власть лишилась своих «глаз и ушей».

Вот бы и нам своих квартальных воспитателей, этаких современных Макаренко Антон Семенович еще в те далекие годы утверждал, что человек от рождения чист как стеклышко и что темные пятна появляются позже И он умел эти уродливые пятна стирать, умел проявлять то доброе, красивое, что давалось человеку от природы

... После разбойного нападения Ваня Фирсов испытал психологическую травму. Но он все-таки верит в настоящую дружбу.

Елена ШАРОВА
"Колымский тракт"