«Прививка» от болезней современной экономики

/uploads/posts/2014-11/1415676141_ivanov1.jpg



Санкции, которые в отношении России ввели страны Запада, следует рассматривать не как удар по нашему государству, а как «прививку» от болезней современной экономики.

Такого мнения придерживается представитель Магаданской областной Думы в Совете Федерации Сергей Иванов. Первый заместитель председателя комитета по бюджету и финансовым рынкам отметил, что проблемой санкций верхняя палата занялась еще весной. Первым тревожным сигналом стала ситуация, когда американские платежные системы заблокировали счета некоторых российских банков.

- Этот глубоко недружественный выпад в отношении нашей страны заставил нас осознать степень зависимости наших банков от американских платежных систем. В качестве альтернативы Visa и Mastercard сейчас рассматривается китайская UnionPay. Не так давно Газпромбанк, третий по активам банк в стране, приступил к выпуску международных расчетных банковских карт этой платежной системы. UnionPay сегодня имеет соглашения о сотрудничестве со многими отечественными банками. Карточки с логотипом UnionPay обслуживаются в банкоматах ВТБ, Газпромбанка, Росбанка и других кредитных организаций, всего более чем в 30 тыс. точек. Оплатить товары картой китайской системы можно в десятках тысяч российских магазинов. В апреле был принят закон о национальной платежной системе, началась работа по ее созданию. Этим займется новое акционерное общество, подконтрольное Центробанку, а ЦБ будет единственным акционером в течение двух лет.

Национальная платежная система позволит снизить влияние глобальных игроков рынка на отечественный финансовый сектор. Вообще глобализация – это главная болезнь мировой экономики. Производство самолетов во Франции зависит от поставок российского титана. Прохождение зимы в Германии от нашего газа. Аналогичную зависимость от импорта испытывают и многие производства в нашей стране. В глобальную систему встроены все государства и если где-то происходит сбой, то это отражается также на всех. Так, в 2008 году банкротство двух американских ипотечных фондов спровоцировало мировой финансовый кризис. Поэтому применение санкций в таких условиях - дело абсолютно непредсказуемое и не менее опасное и разрушительное для страны, которая эти санкции вводит.

- И все же, каковы риски для экономики России?

- Больше всего от западных санкций пострадали инфраструктурные, транспортные, телекоммуникационные и энергетические секторы нашей экономики. Наложены ограничения на поставки технологий в сфере добычи нефти, газа и минералов. Запрещена поставка оборудования для этих секторов, а также оказание для них финансовых и страховых услуг. Здесь надо понимать, что это позиция государств, которые эти санкции ввели. Иностранный бизнес, например, придерживается иного мнения.

В качестве примера могу привести ситуацию с освоением Магаданского шельфа, которое совместно с Роснефтью ведет норвежская компания «Statoil». В иностранной компании уже подтвердили, что политическая ситуация на проекте не отразится. В Statoil настроены на организацию первого бурения поисковой скважины в 2016 году. Суммарные ресурсы магаданских участков оцениваются в 1,4 млрд т нефти и конденсата и 1,76 трлн. куб. м газа. Отказываться от столь выгодного проекта норвежский бизнес, как видите, не намерен.

С другой стороны, сложившаяся ситуация дает крупнейшим российским компаниям приблизиться к современным технологическим, управленческим и финансовым требованиям. Уже в среднесрочной перспективе эти отрасли могут стать более мобильными. Санкции помогут ускорить процесс модернизации экономики и сделать ее мощной, быстро реагирующей на вызовы — и рыночные, и нерыночные. Эта болезненная инъекция пойдет только на пользу — с точки зрения эффективности средств, которые формируются от деятельности этих компаний. Будет более прозрачная структура расходов этих потоков прибыли, и мы будем уверены, что компании в ближайшее же время сформируют пакет мер долгосрочного характера — с точки зрения развития, с точки зрения устойчивости своего бизнеса.

- А может ли Россия ответить санкциями, подобным западным?

- Россия – серьезный участник мирового рынка, пятая экономика. Конечно, у нас есть рычаги воздействия на наших оппонентов. Не стоит воспринимать нашу страну как исключительно сырьевую экономику. Ежегодно объем экспорта нашей высокотехнологичной продукции составляет 155 миллиардов долларов. Мы привыкли считать, что Россия имеет многомиллиардные контракты на поставку вооружений. Мне бы хотелось обратить внимание на то, что Россия – это мировой лидер по производству титана, без которого невозможно современное самолетостроение.

Во-вторых, мы занимаем лидирующие позиции в сфере выведения на орбиту коммерческих грузов для зарубежных заказчиков, доставки экипажей и грузов на МКС для NASA, в сфере космического туризма.

Электронные микроскопы в крупнейших научных институтах мира также сделаны в России. Неоспоримо лидерство нашей страны в обогащении урана. Россия экспортирует центрифуги для обогащения урана и также производит топливо и оборудование для зарубежных АЭС. Наша страна является лидером по производству обогащенного ядерного топлива и занимает 40 процентов его мирового рынка. Не стоит забывать и о производстве железнодорожной техники. Страны Европы охотно приобретают наши тепловозы, электровозы, вагоны и дизели.

Ну, а если посмотреть на структуру нашего экспорта с точки зрения географии, то здесь в самом зависимом положении оказываются Нидерланды, Италия и Германия. К тому же продуктовое эмбарго, которое наша страна ввела в ответ на санкции Запада, уже больно ударило по экономике ведущих стран Запада. Эмбарго распространяется на говядину, свинину, овощи и фрукты, мясо птицы, сыры, молоко и молочные продукты и прочее из Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии. Для наших сельхозпроизводителей – это уникальный шанс нарастить объемы своего производства. До недавнего времени мы импортировали то, что вполне могли бы производить самостоятельно.

Конечно, тропические фрукты всегда будут для нас импортной продукцией, но производить собственную свинину, говядину, мясо птицы, выращивать овощи нашим аграрием вполне по силам. К тому же сейчас государство нацелено на то, чтобы продолжить поддержку отечественного сельского хозяйства.

- Но ограничение импорта привело к повышению цен. На это тоже нельзя не обратить внимание.

- Действительно, подорожание продуктов питания отмечено во многих регионах. Но далеко не во всех случаях это было вызвано возникшим на рынке дефицитом. И здесь активную позицию нужно занимать государству, которое не должно оставаться в стороне от проблемы роста цен на продовольствие. Сейчас в верхней палате прорабатывается ряд законодательных мер, которые помогут защитить потребителей от недобросовестных участников рынка.

Не надо скрывать, что причиной некоторого роста цен на продукты в условиях ограничения импорта продовольствия из стран Евросоюза и США зачастую становится позиция торговых сетей, которые пытаются на этом заработать. Использование элементов госрегулирования цен на продукты питания было бы правильной и необходимой мерой, этот инструмент регулирования на отдельных сегментах рынка применялся и применяется и в развитых рыночных странах. Кроме того, вследствие эмбарго вектор международного сотрудничества по продовольствию поменялся с европейского рынка на латиноамериканский. Поэтому транспортные расходы неизбежно скажутся на цене импортного продовольствия.

- Действительно, вектор международного сотрудничества поменялся. Наша страна активно развивает отношения со странами Азии и Латинской Америкой. Означает ли это то, что в сотрудничестве с Западом поставлена точка?

- Разумеется, это не так. Думаю, что в будущем в наших отношениях будут сделаны определенные шаги навстречу. Однако, работа по созданию альянсов, которые могли бы стать реальным противовесом американской гегемонии, началась задолго до украинского кризиса. Например, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — региональная международная организация была создана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. ШОС – не военный блок, в отличие от НАТО, и не регулярное собрание по безопасности, как АСЕАН. Шанхайская организация сотрудничества занимает промежуточную позицию. Сейчас мы становимся свидетелями создания общего евразийского пространства, которое отстаивает свои интересы, и прежде всего – перед Западом.

С другой стороны, собственными амбициозными проектами занимаются США: это трансатлантический торговый альянс, который должен объединить Америку и Европу в один свободный рынок; и Транстихоокеанский торговый пакт, призванный связать Азию с Америкой. В такой ситуации, а также ввиду санкционной политики Запада в отношении России, объединение в рамках ШОС приобретает все большее значение. При помощи потенциала коллег по ШОС мы сможем решить очень многие проблемы.

У разных стран-членов ШОС разные отношения с Западом. Китай, например, очень хорошо понимает нашу ситуацию, поскольку он сам находится под действием санкций. Введенные в 1989 году после событий на Тяньаньмэнь санкции Евросоюза и США были сняты только частично. Они до сих пор действуют, и китайцы очень резко осуждают эти санкции. Кроме того, в ближайшее время к ШОС могут присоединиться Индия и Пакистан. Таким образом, интеграция приобретает еще больший масштаб.

БРИКС набирает все больший необходимый для рывка потенциал. Сейчас эта организация объединяет Россию, Китай, Бразилию, Индию и Южную Африку. Уже сейчас страны БРИКС — это больше половины мирового производства. Экономические перспективы объединения признаются и на Западе, который, однако, не хотел бы расставаться со своим доминированием в мировой экономике. Долгое время Америка имела монополию на доллар, как резервную валюту, диктуя валютно-финансовые условия миру. Но уже сейчас БРИКС, учитывая его экономический вес, может требовать укрепления своих позиций в мировом финансовом регулировании. И определенные договоренности на этот счет есть.

В частности, на последнем, шестом, саммите БРИКС в Форталезе предприняты шаги по созданию нового банка развития БРИКС, создан пул валютных резервов. Помимо всего прочего, БРИКС обладает огромным интеллектуальным потенциалом в области высоких технологий и машиностроения. По прогнозам экспертов, в перспективе страны БРИКС, имеющие богатые природные ресурсы, мощную производственную базу и развитое сельское хозяйство, потеснят западные элиты с мирового экономического Олимпа.


Андрей НИКОЛАЕВ // Северная надбавка