Ответственность неотделима от полномочий

/uploads/posts/2014-09/1409949311_maxonkin1.jpg



В Магадане прошла IX (внеочередная) конференция Объединения организаций профсоюзов Магаданской области. 38 делегатов, представляющих 14 тысяч членов профсоюзов региона, рассмотрели вопрос «О внесении изменений и дополнений в Устав Объединения организаций профсоюзов Магаданской области». В работе конференции участвовал секретарь ФНПР, представитель ФНПР в Дальневосточном федеральном округе Андрей Беляев.

- Необходимость проведения внеочередной конференции обусловлена решениями VIII (внеочередного) съезда ФНПР и приведением Устава Объединения организаций профсоюзов Магаданской области (Профобъединения) в соответствие с принятым Уставом ФНПР, внесением изменений и дополнений в наш устав и утверждением его в новой редакции, - отметил председатель Профобъединения Магаданской области Николай Махонькин.

- Почему такие изменения надо было вносить в Устав ФНПР?

- Может, эти изменения и не надо было вносить – от добра, добра не ищут, как говорится. Если в доме порядок (профсоюзном), то нет смысла что-либо менять. К сожалению, сегодня порядка в нашем общем профсоюзном доме гораздо меньше, чем хотелось бы. Это констатация съезда.
На съезде говорилось, что оборонительная и недостаточно порой эффективная позиция в отношении многих инициатив власти, РСПП, частных собственников в результате ведет к падению профсоюзного членства, сокращению числа профорганизаций, уменьшению количества коллективных договоров. По Федерации ежегодное падение членства, например, составляет в среднем 5 процентов, по ряду отраслевых профсоюзов - 10-15 и выше. Если взять наше Профобъединение, то с момента VIII областной отчетно-выборной конференции (2010 г.) мы потеряли 3 тыс. членов профсоюзов. И сегодня насчитываем в своих рядах 14 тыс. человек (падение 18 %, т. е. примерно по 6 % в год). Мы потеряли 57 ППО (20 %) и сегодня их у нас 234. Профсоюзное членство - в пределах 50 %, а было 54,6 %. Коллективных договоров по последней отчетности мы имеем 133, и это 56 % от числа имеющихся ППО.

Нас не может успокоить тот факт, что мы не выпадаем из общей картины по профобъединениям Дальнего Востока по этим показателям. Но падение существенное и чревато плохими последствиями.

- Николай Иванович, в чем причины сложившейся ситуации?

- Основные – две, и их можно условно разделить на объективные и субъективные. Среди объективных назову главные – это закрытие ряда промышленных предприятий и бюджетных организаций (так называемая «оптимизация» бюджетной сферы), миграция населения в ЦРС.
Среди субъективных тоже назову несколько. Это неумение, неспособность порой профсоюзов защитить своих членов профсоюзов в условиях изменившихся трудовых отношений, пассивность профсоюзных организаций, нередко их безучастность к судьбе рядового члена профсоюза, слабая информированность о том, чем занимаются профсоюзы и чего добились. Безусловно, меркантильный интерес (зачем я буду платить взносы, если профсоюзы добьются чего-то, получу и я), то есть синдром рыб-прилипал, социальное иждивенчество, а также плохая работа с молодежью, то есть, пополнением наших рядов.

Я не буду останавливаться на том, что предпринимает Профобъединение, областные организации профсоюзов для того, чтобы поправить положение дел. Через год у нас состоится отчетно-выборная конференция, и там мы об этом подробно поговорим. Скажу только одно - в последнее время сделано и делается много, но и этого, как показывает действительность, недостаточно.

- Что еще нового в уставных вопросах?

- Побудительными причинами изменений в Устав ФНПР назывались и такие, как создание супердемократической структуры ФНПР, в которой можно не платить взносы в полном объеме (а некоторые вообще не платят); в которой можно не выполнять коллективные решения; в которой можно не выходить на общие акции; в которой уровень ответственности за допущенные нарушения практически отсутствует. То есть, боязнь администрирования, использования принципа демократического централизма в полном понимании этого слова привели к созданию вот такой слабо управляемой структуры.
Кстати, часть этих моментов присутствует и в деятельности наших региональных структур. Нынешняя модель, если ее не реформировать, способна приносить отдельные успехи, но дальше будет хуже. За эти годы сильно изменилась сама власть, наши социальные партнеры. Уже практически нет так называемых «красных директоров», с которыми можно было вести диалог по душам.

- Это, наверное, показывает работа и над областным трехсторонним соглашением?

- Чем дальше, тем больше нынешние социальные партнеры представляют собой либо властную административную вертикаль, либо вертикально-интегрированные компании. Решение более или менее важных вопросов передается в штаб-квартиру, а это пожестче, чем в свое время, к примеру, Госплан.

Вопросы трансфертов из федерального бюджета в регионы решаются также в центре. Это же относится и к наиболее важным обязательствам коллективных договоров. В таких условиях заявлять, что все вопросы решает первичка, означает сбрасывать ответственность на наиболее незащищенную часть профсоюзной структуры.

В современных условиях структура, которая в течение 23 лет реализовалась в рамках ФНПР, уже недостаточна. ФНПР должна стать настоящей Федерацией. Это означает не только реальную ответственность выборных органов на уровне территориальных профобъединений, отраслевых профсоюзов, но ФНПР в целом. Ответственность неотделима от полномочий.

- Николай Иванович, в чем суть изменений?

- Изложу их простым языком, без лишних юридических тонкостей. Съездом принята отдельная глава Устава ФНПР, которая описывает единые правила работы для всех территориальных профобъединений. Фактически данная глава - это Устав Профобъединения. В нем появилась новая формула выборов в региональном профобъединении. Для чего? Для защиты профсоюзной системы выдвижения кадров от давления со стороны органов власти, бизнеса и не только. Это еще один шаг в сторону кадрового обновления профсоюзной структуры, в сторону омоложения. Поэтому теперь кандидатура на должность председателя Профобъединения будет рассматриваться исполкомом ФНПР, и если предложение президиума Профобъединения и исполкома ФНПР совпадают, то последний и будет рекомендовать Совету кандидатуру руководителя Профобъединения для избрания на конференции. Если нет – консультации, компромиссное решение уже, возможно, по другой кандидатуре. Коль исполком ФНПР рекомендует кандидатуру на должность, то он может инициировать отзыв данной кандидатуры в связи с плохой работой, проступками, порочащими профсоюзы и т. д., и т. п. Кроме того, появилось возрастное ограничение. Возраст кандидата впервые избранного на должность председателя Профобъединения не должен превышать возраста выхода на пенсию. Это зафиксировано в решении Генсовета ФНПР № 10-4 от 11.12.2013 г.

Таким образом, по мнению участников съезда, деятельность руководителя профобъединения будет жестко контролируемой, а значит и более результативной.

И еще. Согласно новой главе о деятельности Профобъединения, его рабочим органом становится президиум, а сегодня у нас действует исполком.
Еще одна новация. В начале отчетно-выборной кампании будет проводиться съезд ФНПР, который определяет задачи на следующую пятилетку, а уже после - отчеты и выборы в членских организациях по ныне действующей схеме, снизу вверх. Меняется название нашего ТООП. Из названия убирается словосочетание «Общественная организация», но внутри ссылка на то, что мы общественная организация остается.
Вот, пожалуй, и все основные изменения, которые мы должны внести в свой устав. Безусловно, есть и небольшие уточняющие дополнения и изменения, которые необходимо также внести, для приведения основного документа в соответствие с действующим законодательством и принятым Уставом ФНПР. Все эти поправки, дополнения, изменения обсуждены на рабочей группе, исполкоме и Совете, были предложены к принятию нашей конференцией и ею приняты.

Пресс-служба Профобъединения Магаданской области.