«Ты меня слышишь? Значит, живой…»

/uploads/posts/2014-08/1406835181_dz.jpg



Эти люди появляются в нашей обычной жизни, когда без их вмешательства не обойтись. В закрытых касках, бронежилетах, движения отточены до автоматизма, действуют мгновенно и наверняка.

Именно так был обезврежен наркоман, силой захвативший двух заложниц в мае текущего года в одном из домов на ул. Билибина. Державший в страхе женщин и выставляющий условие за условием «герой» и пискнуть не успел, когда за дело взялись сотрудники отряда быстрого реагирования УМВД России по Магаданской области…

Как правило, спецы, проходящие службу в таких подразделениях, не дают интервью, не рассказывают о себе, их лица закрыты, их личности не на показ. Сегодня специально для читателей «БС» некоторые тайны из частной и служебной жизни поведает майор полиции Антон ДЗЮБА, старший оперуполномоченный по особо важным делам СОБР УМВД России по Магаданской области. За 16 лет службы на его счету семь тревожных командировок на Северный Кавказ, бесчисленное количество боевых выездов, немало наград, в том числе государственных: медаль ордена «За заслуги перед Отечеством», медали «За отвагу» и «За отличие в охране общественного порядка».

Этот парень с детства знает, что такое ждать родного человека из долгих тревожных командировок. Его отец Константин Николаевич 27 лет прослужил в органах внутренних дел и большую часть в специальном отряде быстрого реагирования. Когда он, пройдя две чеченские войны, получив три контузии и огнестрельное ранение, объявил семье, что завязывает со службой, его жена Лариса Кирсановна вздохнула спокойно, но, оказалось, ненадолго. Следом за главой семьи в отряд пришел его сын. И уж как ни противостояли этому решению родители, он не отступил.

- Переживали ужасно, - рассказывает Антон, - отец говорил, что там война, двойки не ставят, убивают, но я со школы этой жизнью жил, сначала его, а потом уже своей. Помню, сижу, делаю уроки, за окном БТР отца стоит, а в доме его сослуживцы с целым арсеналом оружия. Они после учений забежали. Отец мало рассказывал про чеченские события, но я знаю, что обстреливали его из всех видов вооружения, какое только человек придумал для уничтожения себе подобных. Из командировок приезжал бородатым, непонятным. Я его вопросами засыпаю: «Ну что там, как там?». А что он мог ответить? Кое-что мы знали из телеэфира, а вот он - участник военных событий. В общем, за него больше говорили ордена и медали на груди… В 2001-м отец уволился на пенсию, и в этом же году в СОБР пришел я. Половину личного состава знал со школьной скамьи. Мне было очень интересно - щенок плоскогрудый. О, дяденьки знакомые! Ан нет, не дяденьки, а товарищи майоры и полковники. Субординация, выслуга лет, дисциплина, сынок. Тогда же состоялась моя первая командировка на Северный Кавказ в Гудермес.

На тот момент Антону Константиновичу был 21 год, а за его плечами уже значилась служба в ГАИ, уголовном розыске, которую он совмещал с заочной учебой в Санкт-Петербургском институте МВД России. За эту командировку он получил медаль ордена «За заслуги перед Отечеством». Недавно на торжественном мероприятии, посвященном 60-летию со дня образования областного управления, начальник УМВД России Александр Суровцев вручил Антону Дзюбе медаль «За отвагу» за события 2011 года…

...Ранним утром прозвучал сигнал тревоги. Быстро загрузили все необходимое в специальный автомобиль «Урал» и направились в одно из ваххабитских сел, где в доме засели боевики. Было известно, что погиб местный участковый, его убили выстрелом в упор, когда он пришел с проверкой. В первостепенную задачу Антона как пулеметчика входило прикрытие товарищей. В тот момент, когда они еще не обнаружили, в каком конкретном доме находятся боевики, из оконного проема раздалась автоматная очередь по «Уралу». К счастью, собровцы удачно проскочили и никто не пострадал. Заняв позицию, полицейские направили все силы на устранение боевиков, которые сами себя и обозначили.

- Мы блокировали дом, взяли его в жесткое кольцо, чтобы уже никто никуда не делся, на неоднократную просьбу сложить оружие и сдаться ответа не последовало, а вот стрельба не прекращалась. Тогда мы их стали давить шквальным огнем из БТР, после чего боевики укрылись в подполе, который, как позже выяснилось, был здорово укреплен - бетонные стены толщиной более метра, т. е. там можно было долго держать оборону. Наша штурмовая группа проследовала в полуразрушенный дом. К своему удивлению, они обнаружили в комнате, которая только что подвергалась шквальному пулеметному обстрелу, женщину с тремя малолетними детьми (каким-то чудом они остались абсолютно невредимы). С трудом ее вывели из дома на безопасное расстояние, потому что, одурманенная своей верой, она сопротивлялась, желая погибнуть вместе с детьми, ведь мы предлагали покинуть дом, а она молчала. После этого мы попытались поднять крышку люка, из темноты нас стали обстреливать боевики. На свой страх и риск заехали на БТР в этот двор, я под прикрытием своего товарища стал просто «дарить» им свой бое­комплект. Позже, когда боевики были ликвидированы, мы осмотрели их бункер. Они готовы были вести бой даже внутри помещения - там находились шины от автомобилей, в которых застревают пули и другие приспособления.

За время службы, безусловно, возникали разные опасные ситуации на грани жизни и смерти. Как-то магаданский СОБР обеспечивал правопорядок на местных выборах в одном из дагестанских сел. Когда голосование было окончено, полицейские отправились на свою базу и по пути следования попали в засаду. Из кустов вдоль дороги раздалась автоматная очередь. Антон вспоминает:

- В новеньком «уазике», так называемой буханке, нас было десять человек, хорошо, что мы «летели». Один из наших бойцов был ранен, но, главное, что никто не погиб. Повезло. А вот «уазик» испортили, еще с кресел не успели снять полиэтиленовую пленку, ни одного стекла не осталось целого. Эта ситуация была, пожалуй, самой опасной. Эффект неожиданности сработал, нет возможности для маневра. Ты сидишь закованный в броню, тут рядом твои товарищи, машина несется, развернуться невозможно, вооружение тяжелое. Представьте, обмундирование в общей сложности весит более 50 кг. Все это, конечно, равномерно распределено, и, когда хочешь жить, бегаешь очень резво. А вот в салоне автомобиля ответить огнем затруднительно…

Риска в нашей работе немало, но есть и свои радости. К примеру, абрикосы вдоль дороги растут, подъезжаем на БТР, слегка ствол толкаем, каску подставляем - нападает, едим… А еще есть у нас пес Север - Сева, привезли его в Дагестан из Магадана в 2009 году. Живет там, здоровый, прекрасно себя чувствует, все подкармливают, ухаживают. Когда мы уезжаем в Магадан, он нас ждет, а когда возвращаемся, так радуется, что, подпрыгивая, видит свою собственную пятую точку. Сделали ему ошейник из пулеметной ленты, нацепили жетон с личным номером - Сева в авторитете. Уезжаешь, к примеру, на задание в горы на неделю и понимаешь, что скучаешь по этой морде. Приятно, что не только пес ждет, но и ребята, которые остаются на базе. Кастрюля борща, на сковороде что-нибудь шкворчит, чай, баня разогрета… После недельных субпайков, неудобных ночлегов это, поверьте, бесценно. А потом позвонишь семье в Магадан, расспросишь о детях, и все в порядке. Жена интересуется моими делами, а что я могу сказать? Ты меня слышишь? Значит, живой…

Как-то пойдя на встречу выпускников с другом, Антон встретил свою будущую супругу Екатерину. Вместе они воспитывают дочерей - 9-летнюю Эльвиру и годовалую Ангелину. Он с такой трогательной любовью рассказывает о своих девчатах:

- Знаете, как у Гайдара Чук и Гек, а у меня Элька и Гелька. Они все спортом увлекаются. Жена - мастер спорта по акробатике, старшая дочь - обладательница первого взрослого по этому виду спорта, и Ангелина туда же. Приходим в спортивный зал, где занимается Эльвира, а Геля всем своим видом показывает, мол, давайте и меня так подбрасывайте. У этого ребенка моторчик внутри, активный человечек, очень компанейский товарищ, если где-то суета, она там в первых рядах…

Совсем недавно Антон Дзюба уволился из органов внутренних дел на пенсию, их дружная семья покидает наш северный край.

- По Магадану буду скучать, 35 лет здесь прожил. Думал, что навсегда, оказалось, нет. Детям надо климат менять. Знаю, что друзей будет не хватать, прежде всего ребят из отряда. Крепче, лучше, честнее дружбы я нигде не видел. С этими людьми годами жил рядом, и в палатках, и вместо подушки камень делили. Это не просто друзья - это боевые товарищи, с которыми мы держали оборону, бегали с автоматами, прятались от шквального огня. Это самые лучшие люди на земле, кто не предал, был всегда рядом. Я всех жду в гости. Знаю, что буду скучать по нашей неповторимой природе, растения магаданские - они пахнут хвоей.

...Наш разговор состоялся в день, когда в очередную командировку на Северный Кавказ отправились сотрудники СОБРа и ОМОНа УМВД России по Магаданской области, Антон Дзюба впервые остался дома…

Ксения ЛУКИНА

Автор:  Ксения ЛУКИНА "Магаданская правда"