Двое в городе

/uploads/posts/2014-06/1403220596_rodion.jpg



…Родиона обнаружили ночью случайные прохожие в Нагаева возле мамонта.

Пожалуй, что-то значимое в этом было, олицетворяющее Колыму. Берег Охотского моря, мамонт и пытающийся согреться у костра щуплый, небольшого росточка представитель коренных малочисленных народов Севера Родион.

…Будучи инвалидом, он с трудом передвигался. Доверчиво парень поведал незнакомым людям, что тревожится о матери.

В Магадан 32-летний Родион и его мама Любовь Анатольевна Нивелгинин приехали из Северо-Эвенского района. Сын - на протезирование ног, мать - на операцию глаз. Но так получилось, что они разминулись в городе. Усугубляло ситуацию то, что мать была почти незрячей, глухой и не говорила по-русски. У нее остались все документы, в том числе паспорт сына, сотовый телефон, но не было ни копейки денег, у Родиона, впрочем, тоже.

В общем, неравнодушным прохожим ничего не оставалось, как вызвать наряд полиции.

В дежурной части УМВД России по г. Магадану, куда его доставили полицейские, Родион написал заявление о пропаже матери.

Для людей, попавших в сложную жизненную ситуацию, в области существует специализированный приют, иначе Центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства. Должностные обязанности работников данного центра - моральная, консультативная, юридическая, медицинская поддержка клиентов. То есть там обязаны оказать нуждающемуся человеку необходимую помощь в восстановлении документов, трудоустройстве и лечении (в том числе в получении протеза либо другого ортопедического изделия).

Поэтому полицейские и обратились в первую очередь в это социальное учреждение.

- Сегодня суббота, выходной, привозите его в понедельник, мы работаем с 10.00 до 17.00, - услышали они, еще не зная, что и в понедельник места в приюте для Родиона не найдут.

- Ну раз они в больницу приехали, пусть их туда и возьмут, - скажет заместитель директора Инна Александровна. Наверняка она потом быстро забыла и о телефонном разговоре со мной, и о приехавших в Магадан из самого отдаленного Северо-Эвенского района инвалиде и его матери.

В этом центре я была несколько месяцев назад и написала тогда о нем положительный материал. Еще бы. Около трех часов работники приюта демонстрировали свой «отель» и наперебой просвещали журналиста, какой титанический труд они постоянно выполняют, ухаживая за своим контингентом, как милосердно относятся к любому бездомному, вышедшим из тюрьмы, каждому гражданину нашей страны, оказавшемуся в Магадане без денег и документов, как водят их всех в театр, ищут им невест и потерявшихся родственников…

Но если все так получилось с Родионом, нормальным человеком, за которым к тому же стояли и полицейские, и журналисты, то можно себе представить, как встречают «милосердные» работники центра бесправных, обездоленных, голодных, замерзающих бомжей. И какие выходные могут быть в учреждении, куда в любую минуту может постучать жертва похожих обстоятельств?

…Итак, требовалось дожить до понедельника. Чтобы оставить Родиона в полиции на законных основаниях, нужен был повод. Но житель Северо-Эвенского района Родион Нивелгинин вел себя прилично, был не пьян, не дебоширил. Что делать? Позвонили в дом-интернат для инвалидов и престарелых в микрорайоне Солнечный. Выяснилось, что принять Родиона там могут лишь по направлению из министерства соцзащиты. Но была, напомню, суббота, и министерство тоже не работало.

Между тем в полиции Родиона накормили, остаток ночи он провел здесь же. Следующий день тоже.

Наступил вечер. Сотрудникам полиции ничего не оставалось, как устроить Родиона на ночевку в гостиницу Магаданского областного медколледжа, конечно, при этом и заплатить.

- А за мной придут? - первое, что спросил Родион у меня, когда я его там навестила. Он беспокоился, что оплаченные сутки истекают.

Я ответила утвердительно, зная наверняка лишь то, что уже знакомые парню сотрудники полиции на улице его не оставят.

- Я догнать маму не мог! - начал объяснять мне Родион, как они с Любовью Анатольевной потеряли друг друга. - Она же быстро ходит. Там еще людей и машин было много, и я не увидел, куда она ушла. Наши документы, направление на операцию и мой телефон у нее в пакете остались. Я испугался, она же слепая и не слышит, везде искал ее, но не нашел…

- А денег почему у вас не было?

- Были, но мало. На них продукты покупали. Пенсию ждали. Но сначала сняли квартиру…

Стенд с объявлением о посуточной сдаче благоустроенного жилья они увидели у автовокзала. Снимая квартиру, не задумываясь, во сколько это обойдется, договорились, что вот-вот получат пенсию и рассчитаются.

Пошли по больницам, Любови Анатольевне назначили день операции. Пока Родион возился с делами матери, пропустил визит к ортопедам, которые приезжали в Магадан из Хабаровска. Тем временем долг за проживание в квартире вырос до 10 тысяч рублей, но до пенсии нужно было еще ждать, и хозяин жилья подумал, что его обманывают, и выгнал их.

- Погуляли до вечера по городу, - рассказывал Родион, - пришли к морю, разожгли костер, поели и уснули. И на следующий день тоже костер жгли. Когда потерялись, я опять вечером к морю пришел, думал, буду там маму ждать…

Полицейские разыскали Любовь Анатольевну на четвертые сутки. Плохо видящую женщину, как оказалось, приютила одна почтенная дама. Узнав о проблеме корякской семьи, директор медколледжа Валерий Лошкарев решил вопрос ее проживания в гостинице медколледжа в тот же день.

Главный врач ЦРБ Северо-Эвенского района Леонид Васильев схватился за голову, когда я сообщила ему о магаданских приключениях семьи Нивелгинин. Узнав, что все нормализовалось, вздохнул с облегчением: «Слава богу! - и добавил: - Ну все, теперь мне от Сергея Атласовича влетит! Хоть не посылай вообще никого никуда! Это не первый случай, когда наши жители, оказавшись в Магадане, теряются, остаются без денег и попадают в различные сложные ситуации. Они же как дети. Поэтому Зайнутдинов и ругается, чтобы мы меры принимали, а какие меры тут примешь? Я лично с ними говорил, наставлял, записывал, что, как, куда, чтобы ничего не забыли, не растерялись, каких-нибудь «друзей» себе не нашли. По-всякому бывает. В прошлый раз Сергей Атласович билет нашей молодой маме покупал. Отправили ее к вам рожать, а она заодно и все свои деньги спустила…».

Звонила я также в отдел соцзащиты Северо-Эвенского района. Там, как и в больнице, тоже переживали за земляков. Но все говорили, что медицинских показаний, чтобы отправлять мать и сына в Магадан с сопровождающим, в данном случае не было. Я не медицинский работник и не знаю, какие еще показания для этого нужны, но это явно ненормально, когда двое людей выезжают за пределы района по направлению из больницы, при этом один из них не видит, а второй почти не ходит, к тому же является еще и переводчиком.

Учитывая, что в нашей области проживают представители КМНС, нам, без сомнения, необходимо такое социальное учреждение.

Вообще-то существует отдел по национальным вопросам Правительства Магаданской области. О сложном положении, в которое попал Родион Нивелгинин, полицейские сразу сообщили руководителю данного отдела Станиславу Маниге. Пообещав решить проблему, Станислав Иванович ничем помочь своему соплеменнику не смог.

В настоящее время Родион и Любовь Анатольевна проходят обследование в Магаданской областной больнице. Получили они и пенсию. Первое, что сделал Родион, наполовину рассчитался за проживание в съемной квартире. А потом позвонил в полицию и поблагодарил всех, начиная от сотрудников дежурной части, участковых, патрульных и заканчивая начальником городского управления внутренних дел Сергеем Щеткиным.

А все-таки хороший у нас народ. Ведь сколько добрых, душевных людей встретилось на пути Родиона и его мамы. Это замечательно, что простые магаданцы пришли им на помощь. Правда, всей этой запутанной истории могло и не быть, если бы сработала необходимая схема препровождения, по сути, беспомощных людей в Магадан. Приехав сюда с направлением в больницу, корякская семья должна была оказаться там своевременно, минуя выпавшие на ее долю неприятности. Надо понимать, насколько уязвимы могут быть наши земляки, привыкшие к иному образу жизни, где мало людей и машин. Они не хуже и не лучше, просто другие. Представьте себе картину: ночной Магадан с огнями, а на берегу бухты Нагаева темень, ветрище, холод, брызги волн, шум прибоя. Горит костер, и рядом две маленькие беззащитные фигурки. Двое коряков в совершенно чужом городе. Родион, когда его обнаружили неравнодушные люди, чем-то напоминал мамонтенка, дитя природы. Не случайно у коряков принято при общении между собой называть друг друга не официальными именами, а «природными». Имя его матери на корякском языке означает уходящая вдаль. Приезжая в Магадан, эти люди должны не уходить куда-то вдаль, а идти к нам, зная, что мы с ними одной крови. Мы - северяне.

Виктория ШАДРИНА

Автор:  Виктория ШАДРИНА "Магаданская правда"