Создатель «Факультета»

/uploads/posts/2014-05/1399536724_dombr.jpg



12 мая исполнилось 105 лет со дня рождения Юрия Осиповича Домбровского, известного российского писателя, узника колымских лагерей в 1939-1943 гг. И хоть мы и говорим о том, что нужно уходить от лагерного прошлого, улучшая имидж территории, но и забывать историю все же не следует.

Путь философа

Вся жизнь писателя, и даже смерть его - сплошное испытание. Четыре ареста, три «ходки» - Алма-Ата, Колыма, Тайшет… Жестокое избиение, приведшее к смерти писателя-мыслителя…

Юрий Осипович Домбровский, один из самых значительных писателей XX века, родился 12 мая 1909 года в Москве. Рос в интеллигентной семье: отец - Иосиф Витальевич Домбровский, адвокат, играл видную роль в работе Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства (вместе с Александром Блоком), публиковавшей сведения о тайных агентах охранки. Мать - Лидия Алексеевна Крайнева - биолог.

В 1932 году Юрий Осипович окончил Высшие литературные курсы, а в 1933-м был арестован и выслан из Москвы в Алма-Ату. Работал археологом, искусствоведом, журналистом, занимался педагогической деятельностью.

Второй арест - в 1939 году: срок отбывал в колымских лагерях. В 1943 был досрочно, по инвалидности, освобожден (вернулся в Алма-Ату). Работал в театре. Читал курс лекций по творчеству Шекспира.

Третий арест пришелся на 1949 год. Место заключения - Тайшетский озерлаг, шесть лет заключения на Крайнем Севере и в Тайшете.
После освобождения (1955 год) жил в Алма-Ате, в 1956 был реабилитирован за отсутствием состава преступления и получил разрешение вернуться в Москву и там прописаться.

«За что брали? - поясняет критик Юрий Безелянский и объсняет. - В 1932-м - из-за студенческого «выкидона». Домбровский с приятелями сорвал красный флаг. Не по политическим соображениям, а просто так, из фрондерства. В 1937-м, когда брали через одного, загребли и Домбровского, но дело на него так и не сшили. Историю этого ареста писатель положил в основу сюжета романа «Хранитель древностей».

Христианские ценности

Вершина творчества писателя - роман «Факультет ненужных вещей», начатый им в 1964 году и законченный в 1975 году. Как пишут критики, «это книга о судьбе ценностей христианско-гуманистической цивилизации в мире антихристианском и антигуманистическом - и о людях, которые взяли на себя миссию верности этим идеалам и ценностям, «ненужным вещам» для сталинского строя. Главные антигерои в романе - работники «органов», чекисты - нержавеющие шестеренки бесчеловечного режима». И еще: «Читая «Факультет ненужных вещей» Ю. Домбровского, невольно задаешься вопросом: «Какое будущее у народа, который позволил однажды сотворить с собой такое?» Страшная советская действительность 1937 года показана в книге Ю. Домбровского без прикрас. Общество, в котором попрана человеческая личность, не нуждается в совести, жалости, любви, традициях народных - все это становится «факультетом ненужных вещей».

В СССР роман напечатан быть не мог, но в 1978 году он был опубликован на русском языке во Франции. В этом же году Юрий Осипович, которому должно было вскоре исполниться 69 лет, был жестоко избит в фойе ресторана Центрального дома литераторов большой группой неизвестных. Скончался от последствий побоев (сильного внутреннего кровотечения) в больнице 29 мая 1978 года, через полтора месяца после нападения. Похоронен в Москве на Кузьминском кладбище.

За год до смерти (в 1977 г.) написан последний рассказ «Ручка, ножка, огуречик», ставший пророческим.

Усилиями вдовы Домбровского, Клары Турумовой-Домбровской, в 1990-е годы увидел свет шеститомник писателя.
В 1996-м по «Факультету…» снять фильм с одноименным названием, но, судя по всему, должного внимания к картине не было. В 2009-м выходит юбилейный двухтомник к 100-летию писателя.

Сталинские курорты

«В общей сложности на сталинских курортах, - писал Домбровский, - я провел почти четверть века - в ссылках, тюрьмах, лагерях. И ни разу за эти годы не был виноват даже в простой неосторожности или оговорке: меня отучили их делать».
О колымском периоде (1939-1943 гг.) писателя известно ничтожно мало. В тридцать девятом Домбровского вновь арестовали, на Колыму привезли в корабельном трюме из Владивостока.

Известно, что вернулся Домбровский с Колымы истощенным и еле живым, по существу, инвалидом. Зимой 1943-го в больнице начал писать роман «Обезьяна приходит за своим черепом» (опубликован в 1959-м).

Воспоминания о Колыме составили цикл «Лагерные стихи». Отдельной книгой «Меня убить хотели эти суки», основу которой составил этот цикл, стихи Домбровского вышли в 1997 г. в Москве. Вот отрывочек одного из главных, «программных» стихотворений поэта:

* * *

Меня убить хотели эти суки,
Но я принес с рабочего двора
Два новых навостренных топора.
По всем законам лагерной науки
Пришел, врубил и сел на дровосек;
Сижу, гляжу на них веселым волком:
«Ну что, прошу! Хоть прямо, хоть проселком...»
- Домбровский, - говорят, - ты ж умный человек,
Ты здесь один, а нас тут...
Посмотри же!
- Не слышу, - говорю, - пожалуйста, поближе!
Не принимают, сволочи, игры.
Стоят поодаль, финками сверкая,
И знают: это смерть
сидит в дверях сарая,
Высокая, безмолвная, худая,
Сидит и молча держит топоры!..

Из первых уст

Подборка из писем и дневников свидетельствует о том, что Юрий Домбровский был еще и неплохим мастером афоризмов.

- Подлецы никогда не делают ничего сами, для этого у них есть честные люди, которым стоит только шепнуть словечко и все будет обделано за два-три часа в лучшем виде.
- У каждого радость точно выкроена по его мерке. Ее ни украсть, ни присвоить: другому она просто не подходит.
- Никогда и никто не бывает побит так сильно, как раздавленный собственными доводами.
- В своей жизни чертей я видел предостаточно; мест, «где вечно пляшут и поют», - тоже.
- Для каждого человека его профессия должна быть самой лучшей, а то у него из жизни ничего хорошего не получится.
- В мире сейчас ходит великий страх. Все всего боятся. Всем важно только одно: высидеть и переждать.
- Сколько зла принесла в мир проповедь беспартийности, нейтральности науки и идеологии. Ведь именно они - проповедники надклассового гуманизма, люди, «стоящие над схваткой», и открыли зеленую улицу фашизму.
- Анекдоты сейчас в цене, самый-самый рядовой и не смешной потянет лет на пять, а если еще упоминается товарищ Сталин - то меньше чем восемью не отделаешься.
- Все неблаговидное, с чем надлежит бороться, предлагают окрестить хулиганством.
- Настоящая скорбь либо сражает сразу, либо приходит с опозданием.
- В 1936 году был выписан ордер на арест Домбровского-русского, в 1939-м - Домбровского-поляка, в 1949-м - Домбровского-еврея, а в приговоре всегда стояла уж настоящая национальность.
- На Колыме, на Дальнем Востоке и под конец в страшном Тайшетском Озерлаге я видел таких же, как я, - не взявших на себя ничего, - и людей, сознавшихся в чем угодно и закопавших сотни.
- Совесть - орудие производства писателя. Нет ее - и ничего нет.
- Беда, когда бессилье начнет показывать силу.
- Три четверти предателей - это неудавшиеся мученики.
- Заметили ли вы, кстати, что, когда грубая сила освобождается от своей юридической и гуманитарной оболочки и является на свет, так сказать, в кристаллически чистом виде, она всегда претендует на божественность?
- Вы - не народ. Народ всегда верит своей власти.
"Вести города М"