В бой - на своем танке!


В канун праздника Великой Победы в областной Госавтоинспекции появился специальный стенд, посвященный сотрудникам ГАИ, ушедшим на фронт.

Здесь чтут память героев и ветеранов службы, кто внес достойный вклад в ее историческую летопись, поэтому на каждом из четырех этажей есть своя галерея, рассказывающая о лучших инспекторах, кто на протяжении 74 лет деятельности областной Госавтоинспекции служил честно и достойно. Теперь молодые сотрудники узнают и о вкладе своих предшественников в Великую Победу. Автор исторического повествования - известный магаданский историк Александр КОЗЛОВ, в свое время нашедший в архивах редкие данные и передавший их в областную ГАИ.

А рассказ повествует о том, что с первых дней Великой Отечественной войны сначала в Магадане, а затем и на Колыме сложилась целая группа вольнонаемных работников Дальстроя, которые, несмотря на получение брони, как специалисты, необходимые для работы на местах, стремились любыми способами уйти на фронт и воевать в рядах Красной Армии. Для этого они сдавали свои многотысячные сбережения в Фонд обороны страны, просили приобрести на них танки и добивались у высшего военного командования, в том числе у Верховного Главнокомандующего Сталина, разрешения сражаться на купленных боевых машинах.

В числе первых были магаданцы - работники ГАИ УРКМ УНКВД по Дальстрою. Позднее один из них, И. Л. Митюшин, рассказывал: «Нас было трое. Подружил Дальстрой, совместная работа да общая профессия. Все мы шоферы. Правда, мне меньше пришлось поездить по колымским дорогам с грузами. Еще в 1938 году комсомол меня направил бороться с аварийностью на транспорте - в автоинспекцию. А товарищи же ездили все время в командировки, и встречались мы редко. Ошеломляющая весть о начале войны сразу заставила нас встретиться. Пошли в райвоенкомат. Всех вежливо принимают, заявления оставляют и отвечают: «Не торопитесь. Понадобитесь, вызовем. Идите, работайте. Люди нужны и в тылу...». Раз десять ходили мы в райвоенкомат. Не помогло. Тогда пришла мысль купить танк, вот уж с ним мы наверняка попадем на фронт. Собрали все сбережения, заработанные на Колыме, перевели деньги в Москву - в Фонд Красной Армии - на танк. Отправили, ждем с нетерпением ответа на письмо, посланное вместе с деньгами».
Одновременно с этим И. Л. Митюшин и его товарищи, подстраховываясь, обратились через начальника УРКМ УНКВД по Дальстрою капитана милиции И. В. Логинова к начальнику Дальстроя комиссару госбезопасности 3-го ранга И. Ф. Никишову. В рапорте на его имя говорилось: «Приказ вождя народов тов. Сталина, призывающий на окончательный разгром германского фашизма в 1942 г., воодушевляет весь советский народ на еще большее сплочение вокруг нашей любимой партии и нашего правительства. У нас, троих комсомольцев, шесть родных братьев сражаются на передовых позициях, беспощадно громя и уничтожая фашистскую нечисть, вероломно напавшую на нашу великую Родину, нарушившую нашу замечательную жизнь.

Мы, трое комсомольцев, - все водители боевых машин с немалым стажем, один - инженер-автомобилист, другой - командир танка, будучи охвачены жгучей ненавистью к нашему заклятому врагу, решили построить на личные средства один средний танк, который до конца разгрома германского фашизма обеспечить также за наши личные деньги горюче-смазочными материалами и на котором всем троим вступить в бой за правое дело Ленина - Сталина. Просим Вас, товарищ комиссар, дать имя нашему танку - имя славного комсомольца, всегда и везде беспощадно громившего всех врагов нашей родины, и вступить в ходатайство через наркома внутренних дел перед народным комиссаром обороны тов. Сталиным об удовлетворении нашей просьбы. Со своей стороны клянемся Вам, товарищ комиссар, и ленинско-сталинскому комсомолу, что, не жалея своих сил, здоровья и жизни, мы будем беспощадно громить фашистскую гадину везде, где бы она только не появлялась, за кровь наших матерей и отцов, сестер и братьев, невинных детей, пролитую этими гадами. Имя ленинско-сталинского комсомола мы будем держать высоко и с честью, не посрамим и имя работников милиции».

14 июля 1942 года (почти через месяц после рапорта на имя И. Ф. Никишова) в Магадан пришла телеграмма начальника Главного АВТУ Красной Армии (затем - начальника Управления бронетанковых войск НКО СССР) генерал-лейтенанта Я. Н. Федоренко. В ней предлагалось «командировать в Москву с партийно-служебной характеристикой в мое распоряжение для зачисления на службу в действующую танковую часть добровольцев Голубева, Глинко и Митюшина». Спустя девять дней трое работников ГАИ УРКМ УНКВД по Дальстрою выехали на «материк». О том, как сложился дальнейший боевой путь Глинко и Голубева, каких-либо сведений не выявлено. Но вот гвардии старший техник-лейтенант И. Л. Митюшин уже после окончания службы в Красной Армии в очередном рапорте на имя И. Ф. Никишова сообщал: «Я, бывший работник Госавтоинспекции УНКВД по Дальстрою, 23 июля 1942 г. с Вашего разрешения в числе трех товарищей, также работников ГАИ, добровольно убыл на фронт. В то время мы трое на свои средства решили приобрести один танк, на котором хотели идти на фронт, но по воле начальника бронетанковых войск Красной Армии нас послали в Казанскую высшую офицерскую школу, по окончании выбыли на фронт. Лично я боевые действия начал с района Белая Церковь и после этого беспрерывно участвовал в боях на танках в Молдавии, Румынии, Венгрии, Чехословакии и Австрии. За боевые действия награжден двумя орденами и пятью оборонными медалями, а также был дважды контужен. После этого участвовал в разгроме Японии».

Как видим, рапорт рассказывает о доблестном боевом пути бывшего колымчанина. По всей видимости, такая же боевая биография сложилась и у его товарищей-сослуживцев по работе в ГАИ УРКМ УНКВД по Дальстрою. В трудное для страны время они ушли на фронт, чтобы сражаться и защищать свою Родину. В победе над фашизмом есть и их достойный вклад.

И об этом теперь будут знать молодые инспекторы ГАИ, школьники из отрядов юных инспекторов движения, сохраняя бесценные исторические записки и передавая их будущим поколениям.
"Магаданская правда"