Микроклимат хранителей колымских дорог


В последнее время в редакцию «Магаданской правды» очень редко обращаются представители профсоюзных организаций. Может быть, потому что на многих предприятиях вкупе с профкомами сегодня действуют советы трудовых коллективов и они совместно со своим руководством решают многие спорные вопросы, не вынося, как говорится, сор из избы? Нужно отдать должное нашим объединенным колымским профсоюзам - сегодня это одна из авторитетнейших организаций на территории региона, стоящая на защите интересов трудовых коллективов. Поэтому когда к нам обратились члены первичной профсоюзной организации федерального дорожно-эксплуатационного предприятия (ФГУ ДЭП) № 249, расположенного вблизи районного центра Палатка, мы уделили этой теме самое пристальное внимание.

Конфронтация на ДЭП-249 началась пять с лишним лет назад после смены руководства, когда на место Л. В. Горянина заступил А. А. Мамедов. Именно тогда сотрудники предприятия попросили обком профсоюза транспорта и дорожного хозяйства помочь создать на их предприятии первичку.

По словам заместителя председателя профорганизации этого дорожного предприятия В. А. Тотолина, уже на этапе ее создания ощущалось противостояние действиям активистов, начиная от нежелания просто сделать копии документов, необходимых для проведения собрания, и подписывать приказ о перечислении профсоюзных взносов, вплоть до отказа А. А. Мамедова встретиться с представителями коллектива. И только при содействии инспекции по труду работодатель был вынужден признать профорганизацию.

- Одной из наших основных задач стало участие в разработке и принятии коллективного договора, - рассказал Владимир Александрович Тотолин. - И в этом случае администрация также использовала все средства, чтобы отстранить членов профсоюза от подготовки этого важнейшего документа, и заключила колдоговор с выбранными «иными представителями работников». Права членов профсоюза на участие в принятии коллективного договора были грубо нарушены.

- Первым делом А. А. Мамедов снизил разряды, - продолжил, в свою очередь, член профкома В. А. Гуга. - Тарифную ставку дорожного рабочего 1-го разряда он опустил с 1950 рублей до 1600, чем резко ухудшил материальное положение рабочих. Однако на администрации такая тактика отразилась совершенно противоположно. Штат ИТР был увеличен. Тогда на 100 человек рабочих пришлось 40 человек администрации - таким образом новый директор сколотил около себя группу поддержки. После трехлетнего правления он ни на копейку не поднял зарплату рабочих, зато развел бурную деятельность против первичной профсоюзной организации. За это время была произведена масса увольнений и сокращений, которые суды отменили как незаконные. При обращении наших сотрудников в суд по поводу недоначисления и недовыплаты заработной платы согласно Федеральному отраслевому соглашению на 2005 - 2007 годы со стороны администрации предприятия были организованы гонения и дискриминация рабочих и членов профсоюзной организации. В результате этого многие были вынуждены выйти из первичной профсоюзной организации.

Куда только не обращались активисты первички. На защиту ее членов встала возглавлявшая тогда обком профсоюза транспорта и дорожного хозяйства П. А. Валентинова. Ее обращение к руководству ДЭП-249 было напечатано в «Магаданской правде». В конечном итоге А. А. Мамедов вынужден был уйти в отпуск с последующим увольнением. Вопросы, задаваемые ему со всех сторон, так и остались без ответа. Это при его попустительстве в коллективе сложилась конфликтная ситуация, отголоски которой продолжают мешать стабильной работе палаткинских дорожников.

На место А. А. Мамедова пришел следующий руководитель С. С. Пригара, работающий в дорожной отрасли с 1979 года, то есть человек в коллективе неслучайный. Но и действия Сергея Семеновича не нашли положительного отклика у первичной профсоюзной организации. Почему? Давайте попробуем разобраться в этом вопросе при помощи головной профсоюзной организации и отправимся по хорошо знакомому нам всем адресу: ул. Пушкина, 6, где сосредоточены территориальные обкомы профсоюзов.

Признаться честно, когда я слышу «профсоюзный работник», передо мной предстает образ солидного человека в летах, как правило, бывшего комсомольского или партийного работника. А тут - молодой и, я бы даже сказала, неординарно мыслящий молодой мужчина, экономист по профессии. К тому же Дмитрий Павлович Ляхов - сын потомственных дорожников. Ему, председателю обкома профсоюза транспорта и дорожного хозяйства, я и задала возникшие после общения с палаткинскими дорожниками вопросы.

- Дмитрий Павлович, увы, уходят из дорожной отрасли ее старейшие руководители-аксакалы, на их место приходит другое поколение, в большинстве своем прагматичное, оно и понятно - время сейчас у нас такое. И все же что нужно делать для того, чтобы руководители не отрывались от народа и хотя бы прислушивались к мнению своих коллективов?

- Общаясь с руководителями дорожных предприятий, всегда говорил и говорю: мы не хотим войны, мы хотим нормального социального партнерства, нормальных взаимоотношений между работодателями и наемными работниками. А социальное партнерство есть не что иное, как взаимоприемлемые решения в регулировании трудовых и иных социально-экономических отношений. И опирается такая система взаимоотношений на переговоры.

Понятно, что административный ресурс был, есть и будет. Я никогда не говорю, хороший начальник или плохой - в нынешних экономических условиях вообще очень трудно быть руководителем и брать на себя ответственность при подписании того или иного документа. Но когда руководство не хочет идти на контакт и запугивает людей, с этим нужно что-то делать, и мы всячески помогаем таким коллективам в отстаивании их прав. В любом случае с людьми надо работать и с ними нужно считаться.

- Есть сегодня такие примеры среди дорожных предприятий, где с профсоюзами считаются или хотя бы к ним прислушиваются?

- Да, конечно, есть. Прежде всего это наше областное дорожное предприятие «Магаданское», где хороший сплоченный коллектив, работает много молодежи, заключаются нормальные коллективные договоры, руководитель Михаил Васильевич Ратушный на протяжении десятилетий независимо от смены формаций и кризисов постоянно идет в ногу с профсоюзной организацией. При этом ее роль достаточно велика. Поэтому там и очень хороший социальный пакет.

Конечно, нынешний кризис не мог не коснуться и этого предприятия, но на его работниках он сказался незначительно. В зимнее время здесь были задержки зарплаты, потому что готовились к лету, и на это уходили все деньги. Сейчас и с этой незадачей справились - зарплата выплачивается четко в положенные сроки и составляет в среднем 28 тысяч рублей. Я всегда ставлю этот коллектив в пример, потому что это одно из самых лучших предприятий, где социальное партнерство стоит во главе угла. И объемы работ у них есть. К этому должны стремиться все.

- Так, может, руководителей, отрицающих социальное партнерство, все же нужно как-то воспитывать? Должны же быть какие-то меры воздействия по отношению к ним?

Понятно, что обращения в суд во всем мире - это цивилизованная мера, но ведь от этого страдает дело. Так можно вообще из судов не выходить...

- Это очень сложный вопрос. В какой-то степени нужно воспитывать и руководителей, и коллектив, а по большому счету и специалисты должны быть более грамотными, смотрящими в будущее. Действительно, судебные дела и бесконечные обращения в трудовую инспекцию - это тоже не выход из положения, потому что из-за всех этих распрей страдает дело. Лучше сесть за стол переговоров - по всем вопросам можно договориться. Всегда можно найти приемлемые компромиссы: где-то, быть может, чуть-чуть отпустить, где-то чуть-чуть прижать. Если говорить конкретно о палаткинском дорожном предприятии, то судебные дела, продолжающиеся пять лет, были спровоцированы только администрацией и больше никем. Можно было бы решить многие вопросы, сев за стол переговоров, созвав комиссию по трудовым спорам, то есть договариваться в самом коллективе, тем более это предусмотрено в законодательном порядке. Ведь, помимо морального фактора, еще и все судебные издержки ложатся на предприятия, а значит, и на тех, кто судится.

- На ваш взгляд, почему палаткинские дорожники долгое время обходились без профсоюзной организации?

- До этого предприятием долгие годы руководил Лев Владимирович Горянин, который был, скажем так, более демократичен, развернут душой в сторону коллектива и все старался делать для его пользы. А еще относительно дорожной отрасли были другие законы, программы, вложения. Когда же ситуация резко поменялась, профсоюз стал просто необходим, но его задавили административно, и в конечном итоге он потерял право отстаивать честь коллектива. И потом, людей, которые вышли из профсоюза, наверное, устраивает то положение дел, которое сейчас складывается на предприятии.

- Мы считаем, что приватизация стратегически важных объектов, которыми являются и федеральная автодорога «Колыма», и дорожное хозяйство, обслуживающее ее, ни к чему хорошему, кроме как к банкротству, не приведет. Это подтвердилось акционированием многих предприятий, которые ныне не существуют, - говорит В. А. Тотолин.

- Мы не хотим, чтобы наше предприятие развалилось, мы хотим его сохранить, чтобы можно было спокойно работать, получать достойную заработную плату и содержать дороги в отличном состоянии, - утверждает, в свою очередь, В. А. Гуга.

Пообщалась я и с руководителем дорожного департамента В. В. Мартынюком, и с нынешним директором ФГУ ДЭП-249 С. С. Пригарой.

- Это самостоятельное предприятие, - сказал В. В. Мартынюк. - И я ни в коем случае в их внутренние разборки не встреваю, хотя, конечно же, в курсе всех событий. Конф-ликт там между профсоюзом и руководством действительно длится давно. И ситуация на предприятии неоднозначная. Далеко не весь коллектив на стороне профсоюзных деятелей. Надо сказать, что и администрация предприятия также частично отстояла в суде свои права.

- У нас в Правительстве РФ работают умные люди. Это их решение - приватизировать дорожные предприятия, это государственная программа, - прокомментировал свое отношение к сути рассматриваемых в обращении в редакцию проблем С. С. Пригара. - Мы объясняем оставшимся членам профсоюза, что мы - коммерческое предприятие, а не государственное, что нам просто передали в ведение государственное имущество, ну а дальше - что заработали, то и полопали. Члены же профкома утверждают, раз мы государственное предприятие, то нам дают деньги, а мы их куда-то деваем. Они не понимают, что если раньше был план, то сегодня объемы работ мы выигрываем на торгах. Сейчас у нас работают постоянно 97 человек, а вместе с договорниками в общей сложности 120. При этом объем работ сокращается - сегодня мы выиграли содержание 109 км и еще 2,5 км для асфальтирования, хотя ранее планировалось 5 км. Да, у нас есть база, техника, и мы можем осваивать объемы в два с половиной раза больше, но должны исходить из того, что имеем, а члены профкома добиваются оплаты труда по федеральному отраслевому соглашению. Мы им неоднократно объясняли, что в стране кризис, давайте, мол, спокойно работать. Так что никто членов профсоюзной организации на нашем предприятии не гнобит. Если говорить конкретно о приватизации дорожных предприятий, то, как показывает практика других регионов, где эта работа завершается, там уже есть положительный эффект.

Как выясняется, не только члены профсоюза, но и нынешняя администрация предприятия неоднократно выигрывала дела в суде. Значит, ситуация в ДЭП-249 действительно сложилась неоднозначная. За пять с лишним лет моральная обстановка накалилась настолько, что, если туда придет работать даже самый хороший руководитель, думаю, навряд ли и он придется ко двору.

Нельзя забывать и о том, что профсоюзный активист в нашем сложившемся понимании - это не только лидер по своим высоким человеческим качествам, но и один из лучших работников, который должен быть авторитетом буквально во всем. Только тогда коллектив в большинстве своем пойдет за ним. Может быть, профсоюзным лидерам недоставало каких-то из этих качеств?

Несомненно одно: и профсоюзы, и руководство должны работать в едином ключе. Может, и тем и другим нужно где-то поумерить свои амбиции и сесть за стол переговоров? Без всего этого нормального микроклимата достичь в коллективе навряд ли удастся. А значит, будет страдать дело, ради которого они, собственно, и выбрали профессию дорожника.

Полагаю, что о приватизации дорожных предприятий разговор должен быть отдельным. Но вот что мне также хотелось бы обязательно отметить: насколько я правильно поняла, о реформировании и приватизации коллективы дорожников информированы из рук вон плохо. Не в этом ли и одна из причин плачевной судьбы некогда мощного колымского дорожного предприятия «Магаданмост»? Какого коллектива профессионалов лишается сегодня наша территория! Как восполнить информационный пробел? Думаю, что для начала нашим главным колымским дорожникам есть смысл создать хотя бы свои информационные сайты. Дорожники, и преж-де всего из самых отдаленных уголков Колымы, обязательно дол-жны иметь возможность находить ответы на свои вопросы. Пока этого, к сожалению, нет.

На мой взгляд, все же самый главный вопрос, поставленный обратившимися к нам членами профсоюзной организации ДЭП-249: как при снижающихся в условиях кризиса объемах работ сохранить материальную базу и профессиональные кадры в дорожной отрасли? Не случайно совсем недавно главный дорожник страны А. М. Чабунин сказал: «Нужно обеспечить возможность максимальной занятости работников организаций дорожного хозяйства, не допустить ухода из них квалифицированных специалистов, сохранить специализированную технику, необходимую для обеспечения высокого качества работ и долговечности дорожных конструкций. Однако и подрядные организации в сегодняшних непростых условиях должны усилить работу, направленную на максимальное сокращение своих издержек». Так что есть о чем подумать и руководителям предприятий, и профсоюзным организациям дорожников, и советам трудовых коллективов. Тем более существует хороший пример - такой тройственный союз десятилетиями успешно работает на областном дорожном предприятии «Магаданское».

Ирина НЕФЕДОВА.
"Магаданская правда"