Пострадавший или преступник


Представьте на секунду ситуацию, когда к вам домой врываются двое нетрезвых подростков, нападают на вас, наносят удары вырванными из забора штакетниками и еще чем ни попади, доводят до того состояния, что вас увозит «скорая», а потом милиция отказывает в возбуждении дела о проникновении в вашу квартиру и избиении, у которого есть свидетели.

Казалось бы, в это невозможно поверить. Так и есть, утверждает обратившийся в редакцию Алексей Н. Просто свидетелями нападения были его мама и девушка, вместе с которой он живет, а в милиции служит близкий родственник одного из нападавших. Потому и невозможно ничего добиться, особенно в условиях маленького поселка, говорит Алексей, и его адвокат подтвердил: да, все так и есть, о чем составлена жалоба в прокуратуру.

Всякого рода заявлений и обращений у Алексея собралась уже целая папка, а начиналось все, рассказывает он, так.

Незваные гости

Вечером, 19 февраля, Алексей и Ольга приехали из Магадана в Олу, где живет мама Алексея, да и сам он прописан, ненадолго, просто навестить, взять кое-что из личных вещей, и планировали сегодня же вернуться назад в город, в Ольгину квартиру, которая вот уже полгода как стала их общим домом. Алексей, 1981 года рождения, работает в Магадане, но в поселке бывает довольно часто, и двух несовершеннолетних подростков Ивана К. и Николая Л., которые курят и распивают пиво или что покрепче в его подъезде, сквернословят и мусорят, встречал не раз. Как и другие жильцы, делал им замечания, но без особого успеха. Сами подростки, к слову, живут не в этом доме, сюда приходят просто так, потусоваться.

В тот злополучный вечер в подъезде никого не было, но мама Алексея Наталья Яковлевна встретила несовершеннолетних Ивана К. и Николая Л., когда вышла в магазин, а сын с его девушкой остались. Входную дверь в квартиру она, как на грех, ключом не закрыла - дети уже собирались спускаться вниз, в машину, следом за ней.

Когда подростки стали звонить в дверь Алексея, он не мог подойти, и в ответ на слова Ольги о том, что кто-то сильно стучит, ломится в квартиру, крикнул ей, чтобы она закрылась в спальне и не выходила пока оттуда. Когда же она все-таки вышла, то увидела в прихожей квартиры следы слышанной ею драки. В частности, обломок швабры, которой Наталья Яковлевна убирала лестничную клетку. Обычно она хранилась в подъезде, в шкафчике у входной двери, то есть снаружи квартиры. Позже выяснилось, что именно с этой шваброй на Алексея, утверждает он, и напали, от удара она сломалась, обломок так и остался валяться в прихожей. Это видно на фотографиях, которые позже были сделаны на месте происшествия вызванным нарядом милиции.

А пока Ольга выбежала на лестницу и увидела, как подростки избивают лежащего на ступеньках Алексея. Их пыталась разнять вернувшаяся Наталья Яковлевна. Поднявшись на ноги, Алексей вызвал милицию, а мама - «Скорую помощь». В ожидании машин, утверждают все трое, несовершеннолетние не переставая сыпали угрозами, обещая Ольге сжечь ее машину и до конца свести счеты с Алексеем и Натальей Яковлевной.

К месту и не к месту они упоминали своего работающего в милиции родственника и его друзей.

Детектив в больнице

Алексей утверждает, что в районной больнице его осматривал главный врач Леонид Владимирович Рогозин, который в тот день дежурил.

Осмотрел, зафиксировал полученные травмы, в том числе сотрясение головного мозга, но никаких документов на руки не выдал, сказал, что все, осмотр, мол, окончен, можете идти. Алексей вызвал такси и уехал.

Сейчас он не может понять, почему не настоял на выдаче документа о снятии побоев, говорит, был в шоковом состоянии, ничего не соображал. Видел, что врач все записывает - результаты своего осмотра, жалобы самого Алексея, и решил, что за этими записями вернется позже, куда они денутся, это же все-таки документы, а сейчас, уж коль ею отправляют из больницы, надо быстрей вернуться домой, где милиция наверняка уже работает, надо давать показания, писать заявления, что там еще положено делать в таких случаях. Давление у нею, сказала осматривающий ею в подъезде фельдшер, было 160 на 90. При том, что его рабочее- 120 на 80, а лет ему 28.

Однако в день нашею разговора три недели спустя Л.В. Рогозин никаких записей в журнале не обнаружил. Значит, их и не было, утверждает он. А это, в свою очередь, значит, что не было ни обращения больною, ни его самого. И никак иначе.

- Ну, а как же получилось, что человека привезли с вызова, передали в приемный покой больницы, а никаких записей нет? Ведь «Скорая-то» была.

- Значит, он не дождался осмотра, ушел, других вариантов нет и быть не может.

Странно. Что, получается, человек вызывал «Скорую» просто так, покататься? Л.В. Рогозин настаивал на своей версии, на всякий случай, как сам объяснил, перепроверил данные по всем отделениям больницы, включая хирургическое, все -таки сотрясение мозга - не шутка. И развел руками - не было такого больного в больнице, точно не было.

Станция «Скорой помощи» в Оле в двух шагах от больницы, на той же территории.

Есть записи в журнале, и именно за подписью Рогозина, мы ее видели собственными глазами, - говорит фельдшер, выезжавшая в тот февральский вечер на вызов. - После осмотра на месте мы привезли больного Н. сюда, в больницу, и передали его из рук руки в приемный покой.

За подписью двух фельдшеров бригады «Скорой» в документе, выданном Алексею по его требованию, в тот вечер было черным по белому записано: "сотрясение головного мозга".

То самое, о котором принявший больного врач Рогозин ничего не помнит. Как и самого пациента. Зато помнит поступившего в тот же день на освидетельствование на алкоголь одного из нападавших подростков. И подтвердил: подросток был пьян. Ничего к этому не добавив.

Дядя этого подростка и одновременно милиционер, вынесший определение об отказе в возбуждении дела, А.О. Кунченко от комментариев отказался, сославшись на запрет начальства. Начальство же в лице замначальника Ольского РОВД А.А.Рашевского заверило, что все требования закона соблюдены, вот сейчас дело передано в прокуратуру района, и если прокуратура усмотрит какие-либо нарушения со стороны милиции, виновные будут строго наказаны.

В прокуратуре подтвердили, что документы там действительно рассматриваются. Основание - жалоба Алексея, направленная им в четыре адреса, в т. ч. в прокуратуру района и области, УВД области. Суть жалобы - неправомерные действия милиции, отказавшейся возбуждать уголовное дело по факту нападения на него в его собственной квартире. После того как милиционеры предложили ему замять дело, не наживать себе лишних неприятностей.

Новая тема

Зампрокурора района А.В. Липинский в устной беседе сказал, что жалоба ему поступила только вчера, пока с документами дела досконально он не ознакомился, но ему представляется, что Алексей вместе со своим адвокатом просто избрали такую линию защиты. Защиты от чего, спросила я. И тут выяснилось, что оказывается, подростки написали заявление о нападении на них Алексея Н. и избиении им их несовершеннолетних.

Как ему удалось залучить подростков для избиения к себе домой и почему это надо было делать в собственной квартире, не поясняется. Кроме того, совершенно неожиданно всплыла новая тема - топор. Как утверждают подростки, Алексей нападал на них с топором, и есть справка, подтверждающая нанесение одному из них колото-резаной раны. Ничего себе, обескуражено сказали на это Алексей, Ольга и Наталья Яковлевна. Да откуда же он взялся-то, топор?! Да еще по прошествии такого времени после событий? Они были просто потрясены этим новым обстоятельством дела, буквально ошарашены.

Действительно, откуда взялся топор? Почему его не видели ни Ольга, наблюдавшая избиение на лестнице практически с самого начала и пытавшаяся отбить, поднять Алексея, ни Наталья Яковлевна, ни сам Алексей? Чей это топор? В квартире из орудий нападения был только осколок швабры, говорят они, которая, напомню, хранилась на лестничной клетке у входной двери в квартиру и при помощи которой, утверждают Алексей и Ольга, вломившиеся в квартиру подростки напали на хозяина квартиры. Или этот топор принесли с собой сами несовершеннолетние, которые пришли, как утверждают сотрудники милиции, к 28-летнему мужчине вот так вот запросто, по-приятельски, просто "поговорить"?

Адвокат Алексея особого значения этому новому повороту дела не придал - версии сейчас могут появляться любые, к этому надо быть готовыми, сказал он. В подобной ситуации сломить человека психологически - это почти победа, и удивляться тут, посетовал он, к сожалению, не приходится. Ну откуда обычному человеку знать все формулировки закона. Например, о том, что если на человека нападают в его доме, то средства защиты он может избирать любые.

Однако маму Алексея эти слова не успокоили. Да что же это такое, плачет она, ворвались, избили, двое 17-летних парней на одного, а теперь его же еще и виноватым делают?

Прокурор добавит?

На вопрос о том, каковы все-таки его сегодняшние впечатления, А.В. Липинский сказал, что, по его мнению, если человек не виноват, адвокат ему не нужен. А тут наняли... И уже одно это наводит на сомнения.

Основные же доводы в пользу несовершеннолетних, по мнению заместителя прокурора района, сводятся к тому, что якобы сама Ольга, основной свидетель по делу, а также Наталья Яковлевна утверждают, что нападения в квартире не было. О чем имеются соответствующим образом оформленные бумаги, собственноручно ими подписанные. На основании их утверждений и вынесено определение об отказе в возбуждении дела против несовершеннолетних подростков Ивана К. и Николая Л.

Из личных заявлений

Однако вот что говорится в личных заявлениях. Сначала Алексея Н., который слышал, что в квартиру ломятся, но открыть сразу не мог "... мне в коридоре моей квартиры шваброй по рукам и голове нанес несколько ударов К. Я вытолкнул его из прихожей в коридор. Там он продолжал меня бить, на шум Ольга выбежала из квартиры и увидела, как на меня набросился Л. Через несколько минут в подъезде моего дома меня стал избивать К. В это время по лестнице поднималась моя мама".

А вот что пишет в своем заявлении Наталья Яковлевна: "К. и Л. часто собираются в первом подъезде отправить естественные надобности, покурить и выпить спиртные напитки, а на замечания моего сына реагируют оскорблениями и угрозами. Так 190,2.i : !0г. они шли в подъезд явно учинить разборки с кем-то из жильцов. Со слов Ольги М сразу после моего ухода во входную дверь начали долбиться и дергать ручку и пинать ногами. В связи с тем, что дверь не была закрыта на ключ, К. проник в квартиру, прихватив с собой швабру и металлический совок, которые висели на стенке у двери моей квартиры. После проникновения в квартиру К. начал наносить удары по моему сыну. Алексею удалось вытолкать его на площадку".

Далее она описывает, как собственными глазами видела, что подростки избивают ее сына, в том числе штакетником, вырванным из забора у подъезда. "Мне удалось оттащить К. от сына и помочь ему освободиться от Л., за что К. сильно пнул меня по голени правой ноги, чем нанес мне телесные повреждения, одновременно угрожая разбить окна в квартире и поджечь машину Ольгу М. При этом высказывал, что он коренной житель Севера и что им за это ничего не будет, так как они несовершеннолетние. Сын вызвал милицию. После всего случившегося К. заявил, что у него работает дядя в милиции, и он все устроит против нас.

Подростки (перечислены три фамилии. - Ред.) направлялись в первый подъезд избить моего сына. Они были уверены, что Алексей дома один, а я ушла, и им представился удобный момент.

Прибывший наряд милиции почему-то сразу пытался замять эту ситуацию Я вызвала «Скорую» сыну». Конец цитаты.

- Сотрудники милиции сфальсифицировали мои пояснения, это мне известно из текста постановления об отказе в возбуждении дела о незаконном проникновении в квартиру, - рассказывает Ольга М. - В постановлении указаны слова, которых я на самом деле никогда не произносила и не могла произносить, потому что я просто не могла видеть то, что там изложено как мои свидетельские показания. И вот теперь на основании слов, которых я не произносила, показаний, которых не давала, сотрудники милиции вдруг приходят к выводу о невиновности нападавших подростков.

Думаю, что сделано специально, чтобы укрыть преступление. Пьяные подростки вели себя очень вызывающе и упирали на то, что их родственники из милиции им помогут, сделают так, чтобы им ничего не было Они были абсолютно уверены в своей безнаказанности.

Елена ВОДОЛАЖСКАЯ КОЛЕСНИКОВА
"Колымский тракт"




  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent

При комментировании тех или иных материалов запрещены:
Призывы к войне, свержению существующего строя, терроризму. Пропаганда фашизма, геноцида, нацизма. Оскорбления посетителей сайта. Разжигание межнациональной, социальной, межрелигиозной розни. Пропаганда наркомании. Публикация заведомо ложной, непроверенной, клеветнической информации. Содержащие ненормативную лексику. Информацию противоречащую УК РФ.