Что отрицает "отрицалово"?


Показанный недавно по местному каналу ТВ сюжет о пикетировании ИК-3 (бывшая тальская колония, что находится ныне на Новой Веселой) заставил магаданцев вспомнить об одной из самых удручающих сторон нашей жизни - наличии на территории мест не столь отдаленных и обо всем, что с этим, так или иначе связано.

Участвующие в акции около пятнадцати человек (женщин и молодых мужчин) пытались привлечь внимание общественности к внутренним проблемам исправительного учреждения. По их словам, они протестовали против жестокого обращения со своими родственниками-осужденными посредством спецсредств - наручников и резиновых дубинок. Днем раньше (также в знак протеста) один из осужденных нанес себе телесные повреждения, сделав рану на животе лезвием от одноразового бритвенного станка. Нелегально заснятый на телефон инцидент с членовредительством, тут же просочившись за стены колонии, попал в Интернет и был также показан по местному телевидению.
Нашумевшая история с нанесением раны была непродолжительной. Пострадавшего доставили в Магаданскую областную больницу, где ему оказали необходимую медицинскую помощь. Телесные самоповреждения были квалифицированны как легкие, не опасные для жизни и здоровья, и осужденного, сразу же доставили обратно в колонию для дальнейшего отбывания наказания.

Быстро закончилось и пикетирование.

Прояснить ситуацию к собравшимся вышли начальник управления УФСИН Геннадий Викторович Кирюшин, его заместители, а также начальник УВД г. Магадана и начальник милиции общественной безопасности, подполковник милиции Г.Н. Манха. Диалог с участниками пикета состоялся, их пригласили в помещение штаба ИК-3 для дальнейшего разговора. Оказалось, что большая часть протестующих - бывшие осужденные, отбывавшие здесь наказание еще раньше. Увидев милицию, они предпочли ретироваться. Женщины прошли в штаб, но как выяснилось, матерями осужденных являлись лишь две из них, остальные были совершенно посторонними лицами.

Матерей волновал факт применения к осужденным мер физического воздействия, а также ряд вопросов по содержанию и бытового характера, связанных с передачей на зону медицинских препаратов, витаминов и так далее. На все вопросы женщины получили аргументированные ответы. Остановимся, однако, на главной теме. По данным Управления ФСИН России по Магаданской области, в прошедшем 2009 году было десять случаев применения в ИК-3 спецсредств. Проверка, что проводила городская прокуратура, не выявила никаких противоправных действий. Напротив, по фактам нападения на сотрудников были возбуждены уголовные дела в отношении троих осужденных. В настоящее время тут также проводится проверка по распоряжению прокурора Магаданской области государственного советника юстиции 3 класса А.В. Умриха.

Как я выяснила в Службе исполнения наказания, непорядки в исправительной колонии №3 инициировала группировка осужденных отрицательной направленности с тем, чтобы установить на зоне собственный порядок.

Еще до событий с пикетированием здесь обновился коллектив сотрудников, что, по словам начальника ИК-3 Сергея Дмитриевича Феденкова, и побудило лидеров данной группировки выйти непосредственно на него - с предложением пойти на сговор Так они пытались наладить ситуацию в свою пользу: добиться послабления режима содержания, беспрепятственной доставки с воли наркотикческих средств и спиртного, а также прочих комфортных условий для становления в колонии "лагерной субкультуры" и "воровских традиций".

Договориться с нынешним руководством колонии не получилось, и члены группировки пошли напролом. Активно противодействуя администрации, они оказали давление на остальных осужденных. Под угрозой физической расправы контингенту ИК-3 сейчас членам этой группировки запрещено посещать находящиеся на территории зоны школу и профучилище, выходить на работу, носить установленную форму одежды, содержать в надлежащем санитарном состоянии жилые помещения отрядов и подчиняться каким-либо приказам администрации.

За время дестабилизации оперативной обстановки в учреждении, группировка неоднократно организовывала акции неповиновения с последующей порчей имущества: была выведена из строя централизованная, связанная с городом, система отопления, повреждена система канализации, частично сломан мебельный инвентарь, повреждены полы и так далее.

О сегодняшней обстановке в исправительной колонии №3, мы беседуем с начальником данного учреждения С.Д. Феденковым.

- Сергей Дмитриевич, для магаданцев, неосведомленных о внутренних зоновских передрягах, все началось с информации о саморанении одного из осужденных. А можно узнать, что конкретно заставило человека так поступить? В каких случаях применялись резиновые дубинки?

- Он, как и все остальные, исполнял приказ членов группировки о неповиновении. Как прибывшему в колонию из СИЗО-1, ему предложили переодеться в форму установленного образца, что сделать он отказался в агрессивной форме. Поскольку в помещении велось видеонаблюдение, инцидент был зафиксирован. Немногим раньше осужденные, содержащиеся в камере ШИЗО-ПКТ. сломали кровати, стол, лавки, при этом заблокировали дверь.

Затем оказали физическое сопротивление при утренней проверке, пытались нанести телесные повреждения сотрудникам.

С целью прекращения противоправных действий к двум осужденным были применены спецсредства. В это же время крушили все, что возможно, осужденные в камере этажом ниже. Досками, вырванными из пола, они пытались нанести сотрудникам телесные повреждения, и к ним также были применены специальные средства. Пользуясь ситуацией, члены группировки отрицательной направленности стали звонить бывшим осужденным, призывая их организовать незаконное пикетирование ИК-3 с привлечением родственников и средств массовой информации Буквально недавно нами было перехвачено еще одно указание всему контингенту - писать жалобы в различные инстанции на якобы чинимый администрацией произвол.

- А, кто эти люди, что входят в группировку отрицательной направленности и имеют такое влияние на всех? Они в возрасте? За что сидят?

- Да, нет, молодые они. Тому, кто главный, всего 26 лет, всего их четверо. Будь они изолированы от общества, скажем, лет так 6-10 назад, их социальный статус в колонии был бы самым низким. Они бы и кушали за другим столом. Одного из них посадили за изнасилование 7-летнего ребенка, другого - за изнасилование 13-летней девочки, а их так называемый лидер насиловал в составе группы девушку, причем изощренно. Жертву пытались убить, сбросив с моста, прижигали окурками тело и тому подобное... Четвертый из них - убийца.

- В 2003 году я была в Уптарской колонии, разговаривала не только с сотрудниками, но и с осужденными. Один из них, имевший большое влияние на соотрядников и, видимо, на прочий контингент, говорил, как он относится к насильникам. Будучи убийцей и дважды грабителем, отсидевший на тот момент более двадцати лет, он отметил, что никогда не поставит такого человека на одну ступень с собой. Хотя мы говорили как раз о послаблении зоновских устоев, об отмирании, уже тогда, воровских традиций...
Сергей Дмитриевич, а что, сейчас в колонии на Новой Веселой нет каких-нибудь более взрослых сидельцев, кто мог бы реально повлиять на ситуацию?

- На сегодняшний день в федеральном бюджетном учреждении ИК-3 содержится 381 осужденный. Основная часть - молодежь 1986- 1992 года рождения, взрослых - 35-40-летних - очень мало. Они не могут довлеть, они ждут окончания срока и ни во что не вмешиваются. Решают проблемы на уровне своего спального места, иными словами.
Надо сказать, сейчас воровские старые понятия и вовсе нивелировались. Те же воры сидят, допустим, за наркотики, хотя это непопулярная статья, и раньше такое в среде воровской братии было запрещено. Сейчас и в этой сфере все коммерциализировалось, нет таких классических воров, живущих по понятиям, как раньше.

Что касается нашей ситуации, безусловно, возникают вопросы, почему такие люди руководят колонией и пытаются навязать другим свои порядки? Вот когда этот самый пикет у нас был, мамы осужденных, узнав все подробности, были в шоке. Начали требовать, чтобы членов группировки отправили в другую колонию, куда-нибудь в ЦРС, подальше отсюда, чтобы не было никакого негативного влияния на мальчишек, что сидят здесь. Однако нет у нас таких, кто бы мог открыто этому противостоять.

- Из всех почти четырех сотен "постояльцев" колонии нет ни одного авторитета?

- Есть. У нас сидит один из воров в законе, что нам из Москвы этапировали Может вы, слышали, там недавно по всем общакам встряска большая была, передел власти. ФСБ этим занималось. Месяца три назад в передаче "Человек и закон" об этом подробно рассказывали. Часть воров попали в колонии.

- А он как-нибудь комментирует местные события ? Почему он ничего не говорит им? Или говорит?

- Он крайне недоволен происходящим, но члены группировки стоят на том, что он приезжий, поэтому ничего не решает. Они нарушают этику лагерной субкультуры, что чревато последствиями.

Самое страшное в этой ситуации, здесь то, что они вмешиваются в личную жизнь других осужденных. "По понятиям" это запрещено. Ни один вор не может лишить человека права выбора. Он не может сказать: "Не ходи работать!" или еще что-то подобное, потому что это конкретно влияет на судьбу. Если осужденный не пошел работать, на него составляется акт о невыходе на работу, поскольку это злостное нарушение режима содержания. Такого отказника я имею право изолировать на шесть месяцев. А дальше - до года ПКТ.

Понятно, что это бьет по льготам: в таких случаях уже невозможен перевод в колонию-поселение, перевод на облегченные условия содержания. На посылки и передачи вводится больше ограничений. С мамой свиданий становится меньше также это влияет на предоставление материала в суд на УДО. Даже если начальником колонии
не принимались меры дисциплинарного воздействия, рапорта отрицательно рассматриваются судьями.

К примеру, раньше допускалась такая формулировка "большую часть срока был дисциплинирован, не нарушал..", а теперь смотрят были ли нарушения на протяжении всего срока, учитывается все с момента попадания в СИЗО. У нас был случаи, когда мы ходатайствовали, а судья отказал, мотивируя тем, что три года назад человек дважды нарушил режим содержания.

- Вы долго в системе исполнения наказания работаете?

- В обшей сложности 13 лет, из них десять лет проработал в Уптарской колонии заместителем начальника по безопасности и оперативной работе. Сам в Магадане с 1973 года. Знаю, наверное, уже всех родителей своих осужденных, меня узнают, особенно, когда я в форме.

В жизни всякое бывает, можно понять, что тот или иной мальчишка оступился, но это же не говорит о том, что он должен уйти в криминально-воровскую среду. Моя задача - «отрывать» их от этого. Молодой парень, отбыв наказание, должен побыстрее освободиться и восстановить социальные связи, приносить пользу обществу тем, что создал крепкую семью, вот что главное.

Но, к сожалению, этот процесс не такой, что щелкнул пальцами - и готово. Вот сейчас нам нужно отодвинуть этих так называемых лидеров на задний план, снизить их влияние максимально. Мы объявили смотр-конкурс на лучший отряд. Кто займет первое место, тому купим торты в виде поощрения. Кстати, начали уже потихоньку убираться в нескольких отрядах. Безусловно, эти осужденные не дружат с нами, противостояние администрации и осужденных всегда существует.

Однако в нынешней тяжелой ситуации это - определенная отправная точка в конструктивной работе с ними. Далее собираемся организовать Родительский день, и концерт, что нам проведет Училище искусств На посещение мероприятий они ведь также наложили запрет.

- К ним самим родители или близкие приезжали проведать?

- Никто не приезжал. К тому же, за допущенные нарушения режима они теперь отбывают дисциплинарное наказание в ПКТ сроком на год, а там не положено никаких посещений. Родственные связи у них подменяются каким-то непонятным уголовным братством. Думаю, если бы они дорожили близкими, никогда бы не допустили того, что есть в настоящий момент.

- Напоследок, вернемся к тем, на кого эта группировка пока что имеет влияние, к сожалению. Сергей Дмитриевич, а вы, правда, верите, что кого-то из попавших к вам в колонию парней за пределами зоны ждет другая, нормальная человеческая жизнь?

- Уж поверьте, за годы моей работы такое бывало. Еще и из каких жутких банд людей вытаскивали!.. Обычно, как говорят, мол, если даже хоть один человек в год встает на путь исправления - это большой результат в нашей работе. А уж в нынешней ситуации положительный результат вообще радует.

Двое человек, в недалеком прошлом такие же нарушители дисциплины, как большинство, вдруг отказались участвовать в событиях. Сказали, что отходят от воровских традиций. "Нам ничего больше не надо, - говорят они. - Это все псевдоворовское, мы не хотим, чтобы кто-то использовал нас в своих интересах, поднимая собственный авторитет. Дайте нам форму одежды, мы дождемся до конца срока - и больше сюда не вернемся".

Одному осталось восемь месяцев отбыть, второму - полгода

Виктория ШАДРИНА
"Северная надбавка"