Кому рыбак враг?


В этом номере мы продолжаем публикацию материалов о проблемах модернизации предприятий различных отраслей областной промышленности. Как сегодня на территории возможно модернизировать рыбодобычу и рыбопереработку и с какими препонами при этом придется столкнуться рыбакам? Наш корреспондент беседует с генеральным директором ООО «Тихрыбком» депутатом областной Думы Михаилом КОТОВЫМ.

- Михаил Николаевич, вы возглавляете в области одну из самых крупных компаний, добывающих и перерабатывающих рыбу и прочую морскую живность. Кажется, вам сам Бог велел заниматься вопросами обновления флота, установки нового оборудования и внедрения современных технологий...

- Проблему модернизации рыбо-добычи можно разбить на две составляющие. Первая - это строительство или в большей степени приобретение новых судов, вторая -их переоснащение. Сегодня лидерами в сфере судостроения являются Норвегия, Испания, Польша, Дания и некоторые другие страны, но, к сожалению, никак не Россия. Во Владивостоке, например, за последние 20 лет было построено только одно небольшое судно для компании «Посейдон», и то за огромные деньги. Сейчас, правда, говорят о создании объединенной судостроительной компании, которая должна начать функционировать в столице Приморского края, и Федеральное агентство рыбного хозяйства в срочном порядке затребовало от рыболовецких компаний заявки и проекты судов, какие они хотели бы иметь. Однако заявки заявками, но я прекрасно понимаю, что, прежде чем строить суда, необходимо создать судостроительное предприятие. Подобного завода в России по большому счету нет. А на его строительство уйдет минимум от трех до пяти лет. ..

Причиной такого бедственного положения явилось то, что в бывшем СССР все суда строились на Украине: среднего класса - в Киеве на заводе «Ленинская кузница», а супертраулеры - в Николаеве, либо же они поступали из социалистических Польши и Германии. В России строительство велось лишь на военных верфях, со стапелей которых, кроме военных кораблей, изредка сходили рыболовецкие. Поэтому у нас сегодня нет не только судостроительных предприятий, но и специализированных НИИ, которые занимались бы разработкой новых технологий.

Я лично столкнулся с этой проблемой, когда пытался заказать проект траулера для лова биоресурсов в Мировом океане. В России этим вообще никто не занимается. Попробовали сделать проект в Польше, тоже по ряду причин не получилось. В итоге пришлось разрабатывать его самим. Кстати говоря, правительство Польши выделило своим судостроителям большие деньги на модернизацию верфей. И сегодня поляки начали активно выпускать суда, в том числе ориентируясь и на российских рыбопромышленников. Нам предлагают льготные условия при покупке: в кредит и с отсрочкой платежа по его выплате на 12 лет. То же, впрочем, предлагают норвежцы и испанцы.

Другое дело, стоит хорошее судно, оснащенное современным оборудованием и новейшей технологией, порядка 50 миллионов евро, или, грубо, 80 миллионов долларов Да, его мощность позволяет ловить 300 - 400 тонн рыбы в сутки. Но с квотой нашей компании в 12 - 14 тысяч тонн мы такое судно никогда не окупим. И приобрести его за 80 миллионов долларов попросту нереально с финансовой точки зрения.

Конечно, флот строить надо. Мы никуда от этого не уйдем. Наши суда сегодня устарели и технологически, и физически. Но пока обновить его не позволяет экономическая ситуация.

- Но ведь необязательно приобретать новые суда. Есть и бэушные, которые стоят гораздо меньше.

- Я думаю, это пока единственный для нас путь. Цена подержанных судов колеблется от 10 до 15 миллионов долларов, и купить их представляется более реальным. Хотя и эта сумма достаточно велика

В апреле Нынешнего года я в группе других рыбопромышленников был на встрече с Зубковым, где обговаривался ряд вопросов, касающихся обновления флота, поставок продукции на берег и подготовки программы антикризисных мер в отрасли. На этой встрече он пообещал нам, что российские судовладельцы, приобретая суда за рубежом, будут освобождаться от. таможенных пошлин. Это зафиксировано в документах Соответствующее постановление должно было выйти в сентябре, но до сих п'Ор так и не вышло. Данный вариант, на мой взгляд, явился бы самым приемлемым, для того чтобы привлечь судовладельцев к модернизации их флота. И уже в дальнейшем крупные компании для увеличения квоты скупали бы мелкие предприятия или объединялись бы, так как, работая с квотой, скажем, в 60 тысяч тонн, гораздо легче решать вопросы по закупке судов и их эффективному использованию.

- То есть это единственно возможная для вас помощь со стороны государства, чтобы модернизировать флот?

- Да, других вариантов нет. От налогов нас никто не освободит. А «таможня» - это 5 % таможенной пошлины и 18 % НДС. Получается 23 %, или четверть, стоимости подержанного судна, что очень накладно, особенно если учитывать, что все наши затратные статьи на вылов за последнее время значительно выросли.
- На ваш взгляд, можно ли поднять российское судостроение?

- Я думаю, при желании это реально. В России ведь есть военные заводы, на которых что-то строится. Другое дело, и это вторая составляющая модернизации,на новые суда необходимо ставить новое оборудование, а законодателями в этой сфере, как я уже сказал, являются норвежцы и испанцы. На их технологии и нужно ориентироваться. На наших, к примеру, судах, работающих по старинке, трал поднимают на палубу. Рыба при выгрузке мнется и ломается. Норвежцы же используют рыбонасосы, которые закачивают рыбу непосредственно в бункеры. Ее качество при этом остается идеальным. И в таком состоянии она в дальнейшем поступает уже на переработку или заморозку. Оснащать же новые российские суда российским оборудованием - значит вернуться в технологическом развитии на 20 - 30 лет назад. Вот так, как мы, работают китайские рыбодобытчики. В КНР сегодня строят очень много судов, но технология их серьезно отстает от европейской.

То же касается и поискового оборудования. За рубежом давно применяют поисковые приборы, позволяющие определять размер отдельных особей рыб вплоть до их пола. Вот этим в том числе и надо оснащать наши новые суда, тогда будет толк.

- Ваша компания, кроме вылова биоресурсов, занимается и их переработкой. На что ориентируются в этом плане западные страны и можно ли применить их разработки у нас?

- В мировой практике сегодня большое внимание уделяется обеспечению потребителей свежей рыбой. Именно свежей, которая поступает на стол без обработки. Ее ловят, перекладывают льдом и отправляют в розничную торговлю. Понятно, что вкусовые качества и ценность такой рыбы гораздо выше, чем подвергнутой глубокой заморозке. Вот к этому надо стремиться.

У нас торговать морепродуктами подобным образом не позволяет тотальная система проверки. Сначала выловленную и привезенную в порт рыбу необходимо задекларировать, потом сдать на ветеринарный анализ и уже затем отправлять в магазины для реализации. О какой свежей рыбе в данном случае может идти речь?
- Но ведь рыбаки ловят рыбу и не на какую проверку ее не сдают. Поймал - и сразу на кухню или рынок...

- Они должны ловить рыбу только для личного потребления и продавать ее не имеют права. Хотя в Корее, например, рыбак свой улов может запросто продать в ресторан. В центре Сеула торговцы на противнях жарят и продают свежую, только что пойманную рыбу без всяких сертификатов. Никто от этого не умирает, и экономика страны не страдает. Однако у нас свои правила.

- Но ведь продается в магазинах живая рыба? Ее-то как проверяют?

- Я вам сейчас прочитаю правила, которыми в данном случае руководствуются инспекторы Рос-сельхознадзора, только не смейтесь: «...Для признания безопасности живой рыбы она должна быть упитанной, проявлять все признаки жизнедеятельности, с энергичным движением плавников, с нормальным движением жаберных крышек, которые поднимаются и опускаются равномерно». Это правила ветеринарно-санитарной экспертизы морских рыб, зарегистрированные в нашем Минюсте РФ. Далее читаем: «...У свежей рыбы не должно быть опухолей, экссудатов в брюшках, слизи в жабрах, запаха в области анального отверстия... анальное отверстие плотно закрыто, не выпячено, без истечения слизи». И характерные особенности несвежей рыбы: «...глаза впалые, несколько сморщенные, стекловидные, роговица тусклая». Что, этого проверяющего нужно окунать головой в аквариум, чтобы он смотрел в глаза рыбы и нюхал ее анальное отверстие?

- Работу Агентства рыбного хозяйства РФ сегодня характеризует масса новых идей. Я слышал, во Владивостоке хотят открыть рыбную биржу для реализации части вылавливаемых компаниями рыбы и морепродуктов на российском рынке?

- Биржа - это, образно говоря, еще один способ залезть в карман к рыбакам. Ни в одной стране мира подобных структур нет, так как рыба из-за разной ее категорий-ности, навесок, размеров не может быть биржевым товаром. В агентстве между тем посчитали, что российские рыбодобывающие компании ежегодно вылавливают и реализуют морские биоресурсы на 8 миллиардов долларов. И если пропустить их через биржу, взяв при этом с рыбаков за услуги 2 %, то сумма получится очень внушительная. Нам говорят, что подобная биржа действует в Японии. Но это не биржа, а аукцион по продажам, в котором участвует в том числе и наша компания. Мы привозим на аукцион свою рыбу, раскладываем ее и начинаем торговаться: кто больше даст.

И потом, покупатель должен посмотреть эту рыбу, сделать ее анализ. Я, собственно говоря, вовсе не против биржи. Тем более, у нас принят закон о биржевой деятельности, который торговлю не запрещает. Пожалуйста, покупайте у нас рыбу и торгуйте ею на здоровье.

Или другая идея: агентство предложило выдавать компаниям так называемые квоты под киль, то есть дополнительные квоты, для того чтобы рыбаки могли приобретать суда. Сразу возникает вопрос: кому они будут выдаваться? Старым, давно работающим в сфере рыбодобычи компаниям или новым, только-только родившимся? Нам отвечают, мол, тем, кто выиграет аукцион. Но это мы уже проходили. Новая компания, как правило, не имеющая ни флота, ни специалистов, приходит на аукцион, предлагает за квоты самую низкую цену и выигрывает. А потом продает эти квоты другим компаниям и покупает на полученные от сделки деньги суда, ничего при этом не добывая и не производя. Чего уж проще! А про тех кто имеет флот, ведет промысел и платит налоги, к сожалению, забывают. Вот это обидно.
Недавно, правда, председатель комиссии по природным ресурсам Госдумы Наталья Комарова в ответ на мое письмо прислала бумагу, в которой уведомила меня, что данный законопроект Госдумой отклонен.

Затем в Агентстве рыбного хозяйства придумали создание государственного предприятия по вылову биоресурсов. В Москве, кстати, сейчас везде развешены плакаты, на которых нарисована рыба и написано: «Рыба ждет». Чего она ждет? Смерти своей, что ли? Так вот, это ГП должно работать и поставлять рыбу на прилавки дешевле, чем частные российские компании. Но почему она должна быть дешевле? Ведь затраты-то у всех одинаковые. Значит, предполагается выделение госпредприятию льгот. Тогда почему не дать их частным рыбодобытчи-кам, и они завалят своей продукцией все прилавки магазинов.

Тут стоит упомянуть, что большинство корейских судов ловит рыбу и морепродукты за пределами своих территориальных вод. В частности, кальмара они берут в Атлантическом океане Везти улов в Корею, за много тысяч миль, понятно, для компании накладно. Но чтобы он все-таки попал на корейские прилавки, правительство компенсирует вот таким рыбодобытчикам все транспортные расходы. Почему этого нельзя сделать в нашей стране?

Нет же, нам придумали другую «льготу». Если раньше компании могли беспошлинно вывозить свою продукцию за рубеж, то теперь им необходимо заходить в российский порт, растаможиваться, платить таможенный сбор, снова затаможиваться, уплачивать таможенную пошлину и только потом отправляться в пункт назначения. Или еще один момент: правительство заявило, что рыбодобывающие компании могут относиться к сельскохозяйственной отрасли и, соответственно, получить освобождение от уплаты налогов на прибыль и имущество. Однако подданную статью попал лишь примерно 1 % от всех рыбодобытчиков, потому что в условиях к данному постановлению, в частности, сказано: льготой могут пользоваться предприятия, имеющие штат до 300 человек. У меня в компании работает гораздо больше. Я что, остальных утопить должен?

Все эти мероприятия, предлагаемые сегодня для реанимации рыбодобывающей отрасли, в итоге ни к чему не приводят и привести не могут. Пока государство не перестанет видеть в рыбаках своих врагов, пока не будет принята реальная программа, помогающая компаниям нормально работать, выгодная обеим сторонам, говорить о какой-то масштабной модернизации в данный момент все-таки нельзя, - сказал в заключение Михаил Котов.

Станислав ШУТОВ
"Магаданская правда"