«Колымские звездочки» на московском небосклоне


Кто в Магадане не знаком с творчеством такого яркого, выдающегося танцевального коллектива, как академический ансамбль народного танца «Колымские звездочки»?

Без их зажигательных номеров не обходится ни один концерт в колымской столице. Рукоплещут их искусству и зрители других городов России, где коллектив нередко участвует в различных конкурсах и фестивалях, давно уже являясь подлинной визитной карточкой Магадана. Недавно они вернулись после успешного выступления на международном конкурсе современной детской и юношеской песни и танца «Два кота». Воспитанники Лидии Петровой, заслуженного работника культуры России, обладательницы премии Правительства РФ «Душа России», лауреата конкурса мэрии г. Магадана «Человек года», в очередной раз покорили строгое жюри, взяв первое место и Гран-при. Отвечая на вопросы корреспондента «Магаданской правды», Лидия Петрова поделилась впечатлениями от этой поездки, а также своими взглядами на современную хореографию и модные веяния в искусстве.

- Лидия Павловна, как проходил конкурс в Москве, чем он вам и ребятам запомнился? Каковы были его особенности, чем он отличался от других подобных соревнований танцоров?

- Конкурсу «Два кота» в этом году исполнилось 5 лет, так что нам довелось выступить на юбилейном творческом состязании. Участвовало 56 коллективов со всей страны. В чем заключалась его особенность, непохожесть на другие конкурсы? Он был, как первый этап нашего «Звездопада». Независимо от тематики номеров они все шли при полном свете, а в хореографии художественный свет играет большую роль - заметны все погрешности, техника исполнения, рисунок, композиция, все на виду у жюри. Но таково было условие конкурса. И на этих соревнованиях мы оказались впервые.
Прежде всего скажу, что нас очень хорошо приняли. И ажиотаж вокруг нашего ансамбля, наверное, был обусловлен тем, что мы приехали из такого далека. Конечно, очень много журналистов брало у нас интервью. Особенно у наших юношей. Телевизионщики от них практически не отходили. Ребята на разминке, а операторы их снимают. Они переодеваются - журналисты у них берут интервью. Юноши и девушки повторяют комбинации, а телевидение опять тут как тут. Конечно, такое внимание именно к нашему коллективу было очень приятным.

- Откуда приехали ваши конкуренты?

- В основном это были столичные коллективы и ансамбли из Подмосковья. А также приехали ребята из Белоруссии, Финляндии, Казахстана, Киргизии. Географический разброс был велик.

- Что нового вы и ребята почерпнули для себя, что открыли, чему научились у коллег?

- Лично я поняла, что в современной России очень мало людей занимается народными танцами. В конкурсе участвовало немного коллективов, представлявших культуру и красоту русского танца. Да и не только русского, на фестивалях и конкурсах почти не представлены танцы народов мира. Вместо этого чрезмерно много современной хореографии. Может быть, поэтому мы смогли показать себя. У ансамбля хорошая техника исполнения, ребята выступали в ярких костюмах, поэтому жюри и обратило внимание на нас. А что еще мы почерпнули? Наверное, больше всего живое общение с коллегами и жюри. Выступления длились с 10 утра до 17 часов. И после просмотра проходило обсуждение каждого номера буквально по косточкам. Много интересного узнала, когда члены жюри анализировали выступления соперников. Очень многое в современной хореографии для меня неприемлемо. Мы должны работать более этично, в полном соответствии со своей профессией.

- Лидия Павловна, кто входил в состав жюри, насколько оно было объективным и непредвзятым?

- Председателем жюри был заслуженный артист России Юрий Деревягин, профессор и завкафедрой народного танца Московского государственного университета культуры и искусства, который уже судил нас - я имею в виду прежний, старший состав «Колымских звездочек», это было 10 лет назад на конкурсе в Иваново, где мы тоже взяли Гран-при. И два года назад, когда участвовали в Дельфийских играх, он тоже был председателем жюри. И когда мы его увидели, то несколько напряглись. Деревягин - строгий судья. Однако, когда шло обсуждение, никто из членов жюри не сказал ни одного плохого слова в адрес моего коллектива. Это было настолько приятно, ведь когда мои ребята выходили на сцену, члены жюри буквально подпрыгивали на своих стульях - такой драйв шел со сцены и все получили хорошую порцию адреналина. Было очень приятно услышать слова похвалы от председателя жюри и его коллег, которые занимаются исключительно современными танцами. А вот Юрий Деревягин - народник. И поэтому заслужить его одобрение дорогого стоит.

- А что полезного вынесли для себя как хореограф?

- Выступали в очень большом помещении, настолько огромном, что оно походило на спортивную арену. Каждый коллектив занимал свое место, и мы были довольно далеко друг от друга, так что пообщаться с коллегами на самом конкурсе не удалось. Кроме того, организаторы не устроили «круглого стола» для бесед и обсуждения по итогам. У них подобные мероприятия проходят несколько раз в месяц, и это похоже на своеобразный конвейер. Мы привыкли к иному общению: куда бы ни приезжали, отдельно собирали детей, отдельно взрослых, чтобы обсудить увиденное, поделиться опытом. Для нас такой подход был непривычен, а для наших хозяев обычное дело работать на потоке.

Лично я, посмотрев другие коллективы, для себя отметила, что мы выиграли благодаря тому, что у нас в коллективе такие высокие, техничные, хорошо подготовленные мальчики. А в других ансамблях явно не хватало парней.

- Лидия Павловна, насколько тяжел хлеб танцора? Ведь зрители видят только конечный результат труда хореографа и его коллектива: выходят веселые красивые молодые ребята, а за кулисы возвращаются мокрые от пота.

- Если танцор работает над собой, поддерживает форму, его век может быть очень долгим. Но все это зависит от многих факторов. Если взять нашу школу, то, когда дети оканчивают 7 лет обучения, переходят во взрослый ансамбль только те, кто не мыслит себя без хореографии. Танец - это тяжелый труд. Мы говорим, неделю проболел, на месяц откатился назад. В студиях современного танца проще и легче. Но даже джаз-модерн не просто танцевать, если нет классической подготовки. Все упирается в классику.

- Кстати, а вы слышали про недавний скандал с эротическим танцем тверк?

- Это «Пчелки»? Да, слышала.

- И каково отношение к этому случаю, когда маленьких девочек учили манерам стриптизерш? Ведь этот случай вызвал огромный резонанс и волну возмущения у большинства народа.

- Я так понимаю, что возмущение было вызвано только после того, как телевидение и другие СМИ распространили информацию об этом коллективе. А до этого родители к занятиям относились нормально. Порой родители невежественны. Они должны хоть мало-мальски разбираться в хореографии. Подобное имеет право существовать среди взрослых в закрытых клубах, в ресторанах, где соответствующее освещение, определенная публика. Но на сцене такого быть не должно.

- Но ведь в последнее время и на сцене Большого театра в столице, и в оперном театре в Новосибирске проходят эпатирующие публику, дающие пощечину общественному вкусу спектакли, такие, как «Тангейзер», в котором режиссер не просто допустил пошлость, но и оскорбил чувства верующих, поместив распятого Христа рядом с обнаженными женщинами. Таким образом, медленно, но верно происходит оскудение нашей российской культуры. Причем делаются такие спектакли на деньги налогоплательщиков.

- Наверное, всему виной наша нынешняя свобода…

- Свобода же не означает вседозволенности?

- За свободу мы зачастую принимаем ту мутную волну с Запада, что захлестнула нашу страну после развала СССР. И за свободу не должна приниматься пропаганда извращений. А то, что происходит в Новосибирском оперном театре и с этими «Пчелками», то эти «творцы» должны отвечать за свои действия. Почему в таком театре - а я очень уважаю новосибирскую оперу, потому что там работают мои ученики - позволяют себе выпускать такие спектакли? Раньше все новинки проходили через художественный совет, строгая комиссия решала, годится та или иная постановка к показу или нет. Я не призываю к цензуре и запретам, но какие-то меры противодействия пошлости и разврату должны быть. Без этого никуда. Потому что у нас некоторые хореографы и режиссеры перестали дружить с головой.

- Лидия Павловна, в чем ваше счастье?

- Счастье, это когда есть дети, твои родные, которые тебя поддерживают, следят за тобой, твоими творческими успехами. Счастье, наверное, это когда дети, выросшие на моих руках, участники «Скоморошины», «Колымских звездочек», встречают тебя на «материке» с цветами, говорят: «Спасибо за все, что вы для нас сделали! Мы без танцев вообще жить не можем, постоянно бываем на тех мероприятиях, где выступают ваши ученики». Сейчас благодаря Интернету можно выложить всю эту информацию. Счастье, это когда приходишь на урок и видишь своих учеников, их горящие глаза, смотришь, как они танцуют, как они творят. И то же самое могу сказать про тех моих учеников, кто сам стал педагогом, потому что преподают они хореографию не пошло, а действительно со вкусом. Мы недавно были в Москве на конкурсе, и там моя ученица давала мастер-класс по бродвейскому джазу. Настолько все было вкусно, настолько красиво и в то же время зажигательно, как в русском танце. Настолько это все заводит, и в этом я вижу свое счастье. Счастье - когда просто пришел домой, посмотрел телевизор, если есть время.

- Лидия Павловна, вы упомянули бродвейский джаз, то есть, наверное, имели в виду, что на Западе не только одно дурное и пошлое имеется, есть там и своя великая культура, свои гении, достижения, которые и нам незазорно перенять? Ведь начиная с Петра Первого мы многое переняли у Европы. И тот же балет с оперой из Италии перенесли на русскую почву, и французский роман, а какие титаны симфонической музыки из Германии оказали влияние на наших композиторов. Надо только уметь отделять мух от котлет. И, воспринимая хорошие веяния, не брать бездумно то дурное, что несет с собой массовая культура.

- Я согласна, в том же Голливуде, на Бродвее есть свои прекрасные танцевальные школы.

- Лидия Павловна, нынешний год проходит под знаком нашей Победы в Великой Отечественной войне...

- День Победы для каждого человека в нашей стране поистине святой, потому что погибло столько людей. И в моей семье есть погибшие на фронте родственники, которые защищали Отчизну. Мои родители в тылу работали на заводе, приближая Победу. Время было тяжелое, я до сих пор помню рассказы мамы о том, как им пришлось и голодать, и много еще чего вынести за время войны. Это был самый страшный период их жизни. Поэтому 9 Мая я считаю самым святым днем для всех россиян. Если бы мы не победили, то нас, наверное, не было бы сейчас на свете. Поэтому вечная память всем павшим на фронтах Великой Отечественной. 9 Мая наши коллективы работали на пяти площадках города, и на шествии, и на площади, и у театра, и в библиотеке, в общем, мои ребята, как всегда, нарасхват.

Автор: Игорь ДАДАШЕВ

Автор:  Игорь ДАДАШЕВ "Магаданская правда"