И танцы, и любовь

/uploads/posts/2015-05/1430960508_petrova.jpg



Лидия Петрова - о культуре и трудолюбии

«ТАНЕЦ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА ОБЛАГОРАЖИВАЕТ. ТЕ, КТО ЗАНИМАЕТСЯ ТАНЦАМИ, КРАСИВЫ И ВНЕШНЕ, И ВНУТРЕННЕ», - ГОВОРИТ ХОРЕОГРАФ ЛИДИЯ ПЕТРОВА. В АПРЕЛЕ 2015-ГО ЕЕ АНСАМБЛЬ «КОЛЫМСКИЕ ЗВЕЗДОЧКИ» СТАЛ ОБЛАДАТЕЛЕМ ГРАН-ПРИ В ГОРОДСКОМ КОНКУРСЕ МОЛОДЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ЭСТРАДНОЙ ПЕСНИ И ТАНЦА «ЗВЕЗДОПАД», А ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ ВЗЯЛ ГРАН-ПРИ МЕЖДУНАРОДНОГО ФЕСТИВАЛЯ «ДВА КОТА» В Г. МОСКВЕ. ПО ИТОГАМ ФЕСТИВАЛЯ ЛИДИЯ ПЕТРОВА ПРИЗНАНА ЛУЧШИМ ХОРЕОГРАФОМ ГОДА В РОССИИ.

УМИРАЮЩИЙ ВИД

- Лидия Павловна, как получилось, что народный танец стал делом вашей жизни? В детстве, наверное, всему начало?

- Народным танцем в детстве я не увлекалась - я очень любила классику, мечтала балериной быть. Поступала в Пермское училище хореографическое, но меня не приняли из-за травмы позвоночника - я очень много занималась еще и спортивной гимнастикой, как-то раз упала со всего размаху на землю, получила искривление грудной клетки. В общем, окончила я культ-просветучилище в Новосибирске, сначала работала в танцевальной труппе Сибирского военного округа, затем перевелась в ансамбль при Государственном Кубанском казачьем хоре. Там было чисто народное направление, с этого и пошла моя любовь к народному танцу.

В 1982 году я приехала с семьей в Магадан, здесь работаю с двумя хореографическими коллективами: «Колымские звездочки» в МЦК, там занимаются ребята от 15 лет, и спутником их «Скоморошина» - в школе искусств имени Барляева на базе 29 школы. Детки туда приходят в 4-5 лет.

- Вы строгий руководитель?

- Я требовательный. Все педагоги умеют страшным голосом разговаривать, чтобы детей построить. Но дети же знают, что их любят. Их не обманешь.

- Ваш коллектив - единственный в Магадане народно-сценического направления…

- Народный танец - умирающий вид хореографии. Не хотят педагоги им заниматься, потому что это очень сложный предмет, очень тяжелый труд. Современный танец что? Вышел, оп-оп, я называю это подтанцовочкой. А народный танец - это не подтанцовочка, это, прежде всего, душа, это лексика танцевальная, хорошая, грамотная, когда каждое движение несет смысловую нагрузку. А для этого нужно учиться, много и упорно трудиться, развивать технику, физические данные…

- Хореографы не хотят, но дети-то хотят! Интерес же есть?

- Дети вообще любят танец. Маленькие не понимают, что танцуют, для них все едино и все хорошо - они счастливы и довольны. Решают родители, но им тоже все равно - главное, чтобы ребенок на сцену вышел танцевать. Это уже потом, когда ребята подрастают, начинают разбираться. Любовь к народному танцу прививаем с детства. Хотя дети у нас любят и классический танец, и современный. Владеют разными направлениями.

ДУША НАША

- Почему так важно развивать народный танец?

- Потому что в нем - душа нашего народа. Это наши истоки, без них мы никто. Если мы знаем, откуда мы произошли, мы и дальше будем жить как народ славянский. Это очень большой и богатый материал, который нужно сохранять. Мы стараемся это делать. Ну как без народного танца? Вышел, ух, адреналин сразу появляется у людей. Размах!

- Какое влияние танец оказывает на формирование личности? Или он только внешние данные оттачивает?

- Любого человека танец облагораживает. Те, кто занимается танцами, красивы и внешне, и внутренне. Во-первых, танец организовывает, надо же везде успевать: и в ансамбле, и в школе. Танцы развивают физически - наши мальчики-народники как развернутся, ух, косая сажень в плечах! Очень сильные и крепкие наши мальчики. У девочек лица становятся одухотворенными, красивыми, утонченными, а осанка какая! Эстетически танец меняет детей. Тяжелую сумку наши мальчики девочке нести не позволят!

- Любого можно научить танцевать?

- Для этого нужно много работать. Танец - это, прежде всего, хороший труд над собой, выработка силы воли. Если человек действительно хочет танцевать, он всего добьется, даже если у него данных нет. А если данные от Бога, но такая лень, что хоть чем ее выбивай, - ничего не добьется, уже сколько раз на практике это проходили. Труд, труд и еще раз труд.

- Да, а нагрузки-то у вас великие.

- Нагрузки очень большие, занимаются ребята по 4-5 раз в неделю. А если идет подготовка к конкурсу, то и больше.

- То есть ни на что другое у ребенка времени уже нет?

- Ничего подобного. Вот даже старшие мальчики (младшие-то понятно, у них времени побольше) - они и баскетболисты, и волейболисты, и футболисты. И не пропускают хореографию. И хорошо учатся в школе. Умеют организовать себя. Это еще очень большая заслуга родителей, что они этому научили.

ЭТИКА СЦЕНЫ

- Вот недавно «Оренбургские пчелки», школьницы, изобразившие откровенный танец, оскандалились на всю страну. Где грань допустимого?

- Убивает эта пошлятина на сцене, надо ее избегать. Вот на фестивале в Москве вышли девицы в военной форме, нижнее белье телесного цвета, все нараскоряку. Военный танец! Потом был разбор полетов, председатель жюри Деревягин, тоже хореограф-народник, сказал открытым текстом: «Как вы можете выставлять так неэтично детей на сцене?! Это просто неприлично!» Я считаю, что эротические движения предполагают ресторанные дела. Сцена подразумевает все-таки культуру. Мы же воспитываем людей.

- Может, у нас мало профессионалов сейчас в хореографии?

- Согласна полностью. Очень мало. Вот даже хорео-графы, которые были на «Звездопаде», - по пальцам можно пересчитать, кто с дипломом.

- Кстати, о «Звездопаде». Вы в этом конкурсе не первый раз побеждаете. Вот как с вами состязаться, вы же - лучшие?

- Я всегда говорю: «Я не против, делайте лучше меня, я только порадуюсь душой за всех!» Надо прежде всего научиться работать. Когда работаешь, и дети танцуют. А когда просто показал два движения, два притопа, три прихлопа - это не комбинация. Даже обидно немножко за хорео-графию.

- Расскажите о конкурсе «Два кота». Удивили Москву?

- Конкурс очень интересный. Чем он меня взял? Выступления проходили при полном свете, видно было, кто и что из себя представляет. Меня это порадовало. Наших там было шесть пар «звездочек» - показывали два народных номера «Завитушки» и «Воротенца». Вышли мои мальчики и такие трюки выдали, которые делают профессионалы. Все были поражены нашим уровнем. И оценили его очень высоко. «Магаданцы нас покорили сразу, как только вышли на сцену, - говорили в жюри, - такая энергетика исходила, мы просто на стульях подпрыгивали! Вот как надо работать!»
Ребята и правда очень хорошо выступили, на одном дыхании. Это звездный состав, очень сильные парни. Какой трюк ни дашь, все исполнят. Они занимались с 1 класса, 11 лет. Жалко, конечно, с ними расставаться. Никто из них в хореографы не пойдет - все хотят быть военными.

НЕ РАЗБЕЖАТЬСЯ...

- А вообще ваши ученики связывают свою судьбу с хореографией?

- Да, поступают в институты культуры, в училища хореографические, но в Магадан на моем веку вернулся только один...

- Может быть, условия для танца в Магадане не самые хорошие?

- Хотелось бы побольше класс для занятий - мы занимаемся на втором этаже МЦК, потому что в танцклассе нам мало места. Танцору же народнику нужно пространство. Чтобы прыгнул, так прыгнул. А тут прыгнул, ударился головой об потолок, пол достал руками, чуть не рассчитал, получил травму. Приходится ужиматься, это, конечно, не условия. Мэрия города обещает, что в 2018 году начнут строить новую школу имени Барляева. Мы, конечно, ждем и надеемся.

- Лидия Павловна, а семья ваша разделяет любовь к танцам?

- Конечно. У меня очень хорошая семья, которая всегда меня поддерживала и оберегала от тягот быта, чтобы я только занималась хореографией. Дети мои тоже танцевали, сын и две дочери. Правда, по моим стопам не пошли.

- Не жалеете, что не сбылась мечта детства?

- Не получилась стезя балерины, получилась стезя педагога-хореографа. Важно, что есть отдача. Дети у меня очень трудолюбивые, очень талантливые. Творческие и воспитанные. Это и заслуга родителей. Очень большое влияние имеет семья.

Ольга КИРИЛЛОВСКАЯ