Рукописи путешественников XVIII века

/uploads/posts/2014-11/1414808036_shm.jpg



«История - это духовная форма, в которой культура дает отчет о своем прошлом».

Это изречение голландского философа Йохана Хейзинга магаданский писатель-историк Давид Райзман предпослал к документальному очерку о становлении культуры и традиций на территории Магаданской области начиная с 17-го столетия. Новая документальная повесть воссоздает историю с момента зарождения будущих учреждений культуры Колымы. Предлагаемый вниманию материал основан на дневниковых записях путешественников XVIII века. За этой публикацией многолетняя исследовательская работа Давида Райзмана в архивах, его встречи с краеведами, что в конечном счете помогло создать культурологическую характеристику территории двухсотлетней давности.

Большой вклад в освоение Охотского побережья во второй половине XVIII века внесли братья Тимофей и Василий Шмалевы. Старший, Тимофей, участник экспедиции Биллингса, майор, был комендантом Гижигинска, командиром Охотского порта. После него осталась рукопись «Примечания капитанов Шмалевых о морских экспедициях разных компаний с 1744-го по 1781 год». По сути, это историко-географическое описание северной части Охотского моря.

Витиеватый слог содержит подробности путешествия Тимофея Шмалева по побережью. В 1785 году флотский капитан Иосиф Биллингс, один из руководителей Северо-Восточной географической экспедиции, побывал на Охотском побережье. В дневнике он привел интересные этнографические сведения о жителях Охотоморья: «Тунгусы или ламуты ведут кочевую жизнь около гор и с молодых лет своих сделали привычку к таким упражнениям, которые у всякого другого народа могут почесться трудами несноснейшими. Они и о пище своей не пекутся более как раз в двое или трое суток. Платье и все то, что нужно для их жизни, находят они в своих оленях; наижесточайшую стужу препровождают в палатке, назвать ее шалашом нельзя, сделанной из тонких палок и покрытых берестой; спят они на оленьей коже на снегу. Укрываются просто платьем своим».

Эти записи более всего относились к оленным эвенам. Не исключено, что комментировал наблюдения И. Биллингса тогда еще капитан Т. Шмалев. В конце XVIII века известные купцы-промышленники Г. Шелихов и И. Голиков, основатели Российско-американской компании на Аляске, просили ссуду для подкрепления благонадежности компании, обещая продолжить освоение берегов Северной Америки, основывать там новые поселения, развивать торговлю с Японией, Китаем, Кореей, Филиппинами, Индией. Шелихов обещал провести исследовательские экспедиции в Тихом океане и в ближайшее время организовать почтовую связь между Аляской и Охотском через Берингов пролив. По замыслам Григория Ивановича почту с Чукотки должны были везти на Акланское зимовье (в верховьях Пенжины) в Гижигинск и далее по берегу Охотского моря в Охотск. Этому способствовало путешествие самого Шелихова в 1787 году. Он воспользовался знаменитым Охотско-Камчатским трактом, в том числе через Приуптарье, когда из Олы попал в Уптар, Армань, Яну, затем в Тауйск и Охотск.

В 1806 году по северному побережью Охотского моря прошел отряд исследователя-ботаника адъюнкта Российской академии наук И. И. Редовского, оставившего любопытные этнографические дневниковые записи о путешествии: «Дорога в основном шла вдоль берега моря. Изредка попадались в пути 2 - 3 юрты местных жителей, которые радушно встречали экспедицию. Летом они занимались рыбной ловлей. У них довольно развито скотоводство, а также и коневодство, которое, однако, не очень удается. Имеются огороды - редька, капуста, репа поспевают, другие овощи нет. Среди жителей много больных, медицинской помощи нет никакой. Люди занимались промыслом тюленя, причем почти ни одна частица его не бросается без пользы. Тюленьи кишки заменяют оконное стекло, из шкур делают упряжь для собак и ремни, кожа с волосами шла на бурдюки, в пузырях хранили жир, мясо служило пищей людям, кости - собакам. Вблизи устья Яны, впадающей в Тауйскую губу, на правом ее берегу расположился Тауйский форпост, который был хуже средней русской деревни, состоящей из 9 изб, большинство которых пришло в упадок. Здесь же ясачная изба, обнесенная деревянным забором, построенным в форме угла. Внутри кладовая-амбар и кладовая-склад. Поблизости стоит баня, а за ней казенный дом, в котором живет командующий казаками унтер-офицер Боярский из Якутска, под его началом шесть казаков. Есть в форпосте часовня лучше Инской, имеет она колокола, подвешенные у входа».

По его подсчетам, всего жителей Тауйска, включая детей, было 117 человек, из них 42 казенных человека, 6 казаков, 16 пеших тунгусов, 46 якутов и 7 коряков. В окружающих горах и в районе истоков рек Яны и Тауй охотились пять племен тунгусов. В конце года они являлись с ясаком, уплачивали его комиссару, приезжавшему из Охотска.

«У жителей процветает разведение рогатого скота и лошадей. Покосы вблизи Тауйска в большом количестве. Скот часто терпит урон от волков. Земледелием занимаются», свидетельствовал И. И. Редовский.

В Тауйске он наблюдал, как якуты при помощи весьма простого способа льют из меди украшения для одежды. Для плавки пользовались самодельными тиглями из белой глины. Брали старую посуду, смешивали ее с частью олова в тигле и плавили в обычном очаге. Эти украшения обменивали у эвенов на оленьи шкуры. Иногда эвены сами приносили медь, якуты получали оплату только за труд. В ноябре 1806 года путешественники достигли станции Армань, где увидели 5 юрт пеших тунгусов с 42 жителями во главе с князьком.

Вот какие записи о питании аборигенов оставил в дневнике путешественник:

«Пробовали толкушу, которой угостили. Она состоит из смеси ягод, багульника и жира. Багульник размачивается в воде и толчется, потом ягоды смешивают. Тюлений жир прибавляется для связывания и придания плотности. Все это замораживают. Еду берут в дорогу, отогревают кусками в теплой воде и едят». Изучая опыт рационального питания северян, И. И. Редовский догадывался о лечебных и пищевых свойствах даров природы. Теперь эти рецепты народной медицины важны туристам, спортсменам, путешественникам и исследователям нашего края, всему населению. Сведения о маршрутах по Охотскому побережью, дополненные этнографическими подробностями, характеристикой образа жизни охотоморского населения того времени, в том числе зарождающейся системой почтовой связи, казачьей службой в гарнизонах, подтверждали значение освоения огромной территории Севера в укреплении могущества Российской империи на самых окраинах.

Давид Райзман

Автор:  Давид Райзман "Магаданская правда"