Размышления у входа в ярангу

/uploads/posts/2014-10/1414100100_olen2.jpg



В ряде областных СМИ прошла информация о состоянии дел в оленеводческом хозяйстве «Ирбычан».

В частности, в «МП» от 19 сентября 2014 г. опубликована статья Андрея Николаева «Требуется аудит для… оленей». А сегодня мы публикуем комментарий завотделом оленеводства ГНУ «Магаданский НИИСХ Россельхозакадемии» Георгия Брызгалова.

Как сообщалось, в сентябре 2014 года депутат Магаданской областной Думы Игорь Донцов, облетев на вертолете «вдоль и поперек» пастбища оленеводческой бригады № 4 МУСХП «Ирбычан», не насчитал и десятка оленей, в то время как по учетным документам их должно быть не менее 1500.

Просчет поголовья оленей выполняется либо через кораль, либо через «калитку», что обеспечивает необходимую точность результатов. Время для такого мероприятия выбрано самое неподходящее. В сентябре у оленей проходит гон (брачный период. - Прим. авт.), у животных ослабевает стадный инстинкт, случаются отколы. В лесотундровой зоне к корализации и просчету оленей приступают, как правило, с появлением устойчивого снежного покрова. Смена администрации Северо-Эвенского района произошла в начале 2014 года. Поэтому для просчета оленей наиболее удобен был март, поскольку в этом месяце проводится разделение стад на плодовую и неплодовую части и каждое животное проходит через кораль. В тот период и следовало новой районной власти провести инвентаризацию поголовья. В нынешних условиях точные данные по хозяйству будут известны только после полного сбора всех стад, что, вероятно, произойдет не ранее ноября-декабря. Нельзя не учитывать реалии и специфику традиционной северной отрасли.

За последнее десятилетие, сетует Игорь Донцов, из бюджетов все уровней потрачены значительные средства на выплату заработной платы работникам предприятия «Ирбычан», пополнение материально-технической базы, приобретение продуктов. А оленина на прилавках магазинов так и не появилась. В связи с этим возник вопрос об эффективности вложенных в данное хозяйство средств.

На финансовом обеспечении и поддержке оленеводства, на мой взгляд, следует остановиться подробнее. Согласно годовому отчету по МУСХП «Ирбычан» в 2013 году начисленная средняя зарплата оленеводам составляла в месяц 25 тыс. рублей, что в разы ниже среднеобластной и средней по России. Более того, несколько лет назад она и вовсе в большинстве бригад не превышала 5 - 7 тыс. рублей. И это при том, что розничные цены в Северо-Эвенском районе значительно выше, чем в Магадане. Техническая оснащенность оленеводства также оставляет желать лучшего. Лишних тракторов в хозяйстве не имеется, аккурат по одному на каждую бригаду. Случись что, заменить нечем. Снегоходов, которые в оленеводстве повсеместно являются основным средством передвижения в зимний период, всего 5 штук на 8 бригад. А должно быть в каждой не менее 2 - 3. В хозяйстве нет ни одного вездехода, а без него в тундре, как известно, никуда. «Ирбычан», пастбища которого раскинулись по всему району, по существу, не имеет надлежащей инфраструктуры по обслуживанию оленеводства.

На начало 2014 года в 8 стадах МУСХП «Ирбычан» согласно акту инвентаризации выпасалось 17324 оленя разных половозрастных групп, кроме этого, в 3 КФХ и родовой общине КМНС 2542 оленя принадлежит коренным жителям на правах личной собственности. «Ирбычан» создает 85 рабочих мест для КМНС. В 2013 году реализовано 432,7 ц оленины с убытком 108 тыс. рублей. Другой продукции «Ирбычан» не производит и не реализует.

В 1990-е годы оленеводству Магаданской области был нанесен непоправимый урон, в результате чего оно утратило свое прежнее значение отрасли товарного производства и в настоящее время выполняет в основном этносоциальные функции, являясь экономической основой поддержания образа жизни КМНС.

Министр сельского хозяйства РФ Николай Федоров при посещении Чукотки в 2013 году сказал на этот счет следующее: «Оленеводство и сохранение традиционных промыслов - это не предмет бизнеса, он здесь имеет третьестепенное значение. Поэтому мы должны вместе находить способы решения не просто проблем оленеводства, а проблем сохранения традиций и уклада жизни, того, что является частью многонациональной российской цивилизации».

В этой связи этносоциальный аспект сохранения северного оленеводства представляется более значимым, чем преобладающий до сих пор утилитарно-экономический. Оленеводство сегодня - это основной путь сохранения северных этносов, «экологическая ниша» их уникальной культуры, требующая концептуально нового подхода. Установлено, что в регионах, где численность домашних оленей на одного коренного жителя выше среднего показателя по стране -
12 голов, сохраняется и устойчивая положительная демографическая динамика КМНС.

Семьи оленеводов отличаются от поселковых высокой устойчивостью брака, многодетностью, дети здесь воспитываются в атмосфере благожелательности и уважения к старшим, рано включаются в трудовой процесс. Как правило, работающие в оленеводстве коренные жители потребляют алкоголя в несколько раз меньше, чем живущие в поселках. Оленеводческие коллективы продолжают оставаться специфическими анклавами этнической культуры, поскольку в них хозяйство и быт неотделимы.

В бригадах (стойбищах) оленеводов и сегодня обычны составляющие культуры коренных народов, практически забытые ими в результате ассимиляции, в условиях существования в поселках, а тем более в городах. Национальная одежда, родная языковая среда, способы природопользования, организация жизненного пространства, традиционная пища и кухня, жилища и кочевой образ бытия, этнические ритуалы играют важную роль в поддержании только им присущего уклада жизни.

В современных экономических условиях производство оленеводческой продукции на сельхозпредприятиях, расположенных на Крайнем Севере, убыточно. Основные причины, влияющие на эффективность отрасли, - большие непроизводительные отходы животных, низкий деловой выход молодняка (травеж хищниками, падеж от болезней), большая удаленность, отсутствие близко расположенных рынков, что влечет большие затраты на логистику, а также реализация продукции низкой степени переработки. Это делает производимую продукцию неконкурентоспособной, а отрасль малопривлекательной для инвесторов.

Существует организационно-экономическое, технологическое и техническое отставание отрасли. Крайне остро стоит проблема кадров в оленеводстве, уходящая своими корнями еще в 50 - 60-е годы, когда детей из семей оленеводов забирали принудительно. Воспитанные в интернатах в отрыве от родной среды они уже не приспособлены жить и работать в традиционных отраслях.

Правовое положение северного оленеводства до сих пор не определено федеральным законом, поэтому оно не получает специального регулирования на федеральном уровне. При этом не учитывается, что традиционное хозяйствование КМНС функционирует в экстремальной климатической зоне Арктики и Субарктики, на собственной хозяйственно-бытовой инфраструктуре. В рыночных условиях традиционные отрасли, реализующие продукцию низкой степени переработки, то есть с малой величиной добавленной стоимости, стали неэффективными.

Практически полное прекращение мероприятий по регулированию численности волка, росомахи и медведя в 1990-х годах привело к резкому увеличению их популяций, которые превратились в настоящее стихийное бедствие для оленеводства. Фактор экстремального беспокойства и разгона оленьих стад волками является основной причиной так называемых потерь без вести. Стабильно высокой остается гибель оленей от болезней, распространяемых этими хищными зверями, - эхинококкоза, цистицеркоза, бруцеллеза и др. Министерство сельского хозяйства РФ должно разработать и ввести в практику механизм страховой защиты поголовья оленей от воздействия всех рисков и негативных факторов (как это принято в зарубежных странах), включая возмещение ущерба домашнему оленеводству от хищников, инфекционных, инвазионных и незаразных болезней, а также природных стихийных бедствий.

В современных рыночных условиях оленеводство не может быть прибыльным, поэтому для выведения МУСХП «Ирбычан» на бездотационный уровень необходимо совершенствовать производственный, экономический и финансовый менеджмент предприятия, основными направлениями которого должна стать диверсификация производства. Модельным типом хозяйства может служить его предшественник - ордена Дружбы народов совхоз «Расцвет Севера». Вылов и переработка лосося до 1000 т даст более 160 млн. рублей дохода. Для этого хозяйству должны быть выделены соответствующие лимиты, создана инфраструктура для вылова, переработки, реализации и хранения продукции. По лицензиям может проходить заготовка пушнины, лося, морзверя. Сбор и реализация без посредников в Китай ежегодно не менее 6,5 т рогов, что с помощью маркетинга принесет до 10 млн. рублей дохода. По существу, должно быть создано новое предприятие для полного использования биологических ресурсов района.

Для повышения продуктивности оленеводства необходимы:

- регулярный отстрел до полного уничтожения хищных зверей на территории оленьих пастбищ, наносящих значительный урон поголовью оленей, страховое возмещение ущерба по рыночным ценам;

- организация при МУСХП «Ирбычан» филиала по племенной работе в статусе генофондного хозяйства, что позволит получать дополнительное финансирование из федерального бюджета;

- белково-минеральные подкормки оленей в зимне-весенний период на основе местной кормовой базы, сбор и засолка отнерестившегося лосося на кормовые цели, что позволит обеспечить сохранность поголовья на 90 %, деловой выход телят 70 голов на 100 маток;

- оптимизация структуры стада оленей, доведение доли маток до 55 %.

Нашим институтом разработаны научные основы оленеводства на Крайнем Севере. В качестве первоочередных мы бы предложили следующие документы:

1. Регламент племенной работы в современных условиях ведения оленеводства на Севере Дальнего Востока.

2. Способ разведения северных оленей (патент № 1754033).

3. Наставление «Повышение продуктивности северных оленей методом резекции пантов» (патент № 2250607).

Как сотрудник института, осуществляющего научное сопровождение оленеводческой отрасли в Чукотском АО, я ежегодно бываю в рабочих командировках в местных поселениях оленеводов - Канчалан, Амгуэма, Конергино и др. Они имеют современную застройку и необходимую социальную инфраструктуру, коренное население живет в благоустроенных коттеджах со всеми коммунальными удобствами. Разведением оленей на Чукотке занимаются 16 хозяйств. Традиционная отрасль лучше обеспечивается материально-техническими ресурсами, вследствие чего и оленей здесь значительно больше - на начало года 175 тыс. Хотя, конечно, и у чукотских оленеводов немало трудностей, нерешенных проблем и есть над чем работать.

Депутатам Магаданской областной Думы в порядке обмена опытом я бы посоветовал съездить в командировку в Анадырь, посмотреть, как живут и работают оленеводы в Чукотском АО и, быть может, изменить свой взгляд на проблемы оленеводства в Магаданской области.

Автор:  Георгий Брызгалов "Магаданская правда"