Вместо горняков - космические конструкторы.


Из года в год количество неработающих артелей на Колыме не сокращается. Многие предприятия, получив лицензию на право добычи драгметалла, по различным причинам к работе так и не приступают.

Кто-то не смог взять кредит в банке на закупку запчастей и ГСМ, кто-то посчитал, что работать при низкой цене на золото и дорогом топливе будет невыгодно, и т. д.

В Управлении Росприроднадзора приводят неутешительную статистику - ежегодно до 30 % лицензий на добычу полезных ископаемых в Магаданской области не используются, то есть почти каждый третий золотодобытчик сидит сложа руки! Выход из такой ситуации один: отзыв лицензии.

Так, за последнее время права на добычу лишились 18 предприятий, и этот процесс продолжается. О том, как добиться снижения количества нарушений в золотодобыче, наш корреспондент беседует с заместителем руководителя Управления Росприроднадзора по Магаданской области Андреем Шимановым.

- Андрей Владимирович, за что обычно отзываются лицензии у недропользователей Колымы?

- Согласно законодательству о недрах предоставление их в пользование осуществляется на основе лицензии. То есть предприятию дается разрешение на добычу недр или производство геологоразведочных работ без права собственности. Естественно, что лицензия может быть и аннулирована.

Происходит это в соответствии со ст. 20 Закона «О недрах». Как правило, лицензии отзываются за нарушение лицензионных соглашений или правил охраны недр. На территории Магаданской области лицензии обычно отзываются у предприятий, которые не реализуют своего права на пользование недрами два и более года.

- Получается, что неразработка недр - это нарушение?

-Да, это нарушение. Ведь в лицензионном соглашении предусматривается, что к такому-то сроку необходимо составить определенную техническую документацию, к такому-то - начать добычу и осуществлять ее в предусмотренных объемах. Если этого не происходит, то, естественно, нарушаются существенные условия лицензии.

- Каковы, на ваш взгляд, причины, по которым предприятия берут лицензии, а потом по ним не работают?

- Это хороший вопрос. Некоторые не пользуются недрами просто из-за тяжелого финансового положения. Когда предприятие получало лицензию, у него были средства для выполнения работ, а потом этих средств по тем или иным причинам не стало.

А некоторые предприятия, особенно крупные, не используют лицензии просто потому, что таких лицензий у них большое количество. И проводить работы по всем сразу они не могут. Возьмем, к примеру, Сусуманский ГОК или ГДК «Берелех», у которых более 50 лицензий.

Они не могут одновременно сразу проводить работы на всех участках - для этого не хватит ни сил, ни средств. Поэтому они сосредотачивают свое внимание на определенных, более перспективных участках, а другие в это время подготавливают к разработке.

Но, к сожалению, у нас в каждой лицензии предусмотрен свой срок начала работ и их объем. Поэтому получается, что вроде бы эти предприятия выполняют суммарный уровень добычи по каждой лицензии. Возьмем условно 100 кг на 10 лицензий.

Они добывают эти 100 кг, но на меньшем количестве лицензий. Казалось бы, для государства ущерба нет - есть рабочие места, платятся налоги. Но в то же время нарушаются требования лицензионного соглашения. И вот по этому формальному признаку нам приходится инициировать досрочное прекращение лицензии. Закон есть закон.


- Но ведь есть случаи, когда вы инициируете досрочное прекращение лицензии, а потом сами же и ходатайствуете о том, чтобы предприятию все-таки разрешили работать по этой лицензии.

- Обычно это происходит так: инициирование досрочного прекращения лицензии еще не означает прекращения права пользования по ней. Предприятию дается три месяца на устранение всех нарушений. Если оно сделало это, то продолжает пользоваться недрами.

И как показывает практика, уведомление предприятия о необходимости выполнения работ по лицензии - это самый действенный способ заставить его работать.

По истечении всех сроков мы оцениваем ситуацию на предприятии, проводим соответствующую проверку. И если недостатков нет, мы говорим: «Да, нарушения устранены». Если нет, то тогда мы инициируем процедуру отзыва лицензии.

Ходатайства мы не пишем. Хотя был единичный случай в отношении рудника «Кварцевый» в этом году. В принципе предприятие начало работать, но в лицензионном соглашении было строго записано, что если предприятие не начнет действовать на участке до 20 марта 2009 года, то действие лицензии должно быть прекращено по обстоятельствам п. 3 ч. 1 ст. 20 Закона «О недрах».

Но фактически рудник предусмотренные лицензией объемы работ сможет выполнить к концу года. Это безусловно. Поэтому нами было инициировано производство по досрочному прекращению лицензии, но следом нами было написано письмо, в котором мы ходатайствовали об отложении принятия решения по этой лицензии до конца года. Если предприятие выполнит все условия к концу года, а я думаю, что оно это сделает без проблем, то вопрос снимется сам собой.

А так, чтобы мы ходатайства постоянно писали после нашего предложения об отзыве лицензии, такого нет.

- А не лучше ли просто штрафовать предприятия за неразработку недр?

- Если просто оштрафовать предприятие, то оно, конечно, заплатит, но и дальше не будет работать по лицензии. Ведь есть предприятия, которые берут лицензию с какими-то определенными запасами, только для того, чтобы повысить свою капитализацию и взять кредит в банке, а потом его не вернуть.

Есть и такие, которые просто занимаются скупкой лицензий. А это также нарушение закона.

Наша задача - не прекратить действие лицензии, не наказать кого-то, а привести все в соответствие с законодательством. Если предприятие не работает по лицензии, то значит, ее нужно отозвать и дать ее тому, кто будет по ней работать. Ведь у нас сегодня ситуация с запасами очень напряженная.

Есть на территории крупные артели, которые задыхаются из-за отсутствия продуктивных площадей, на которых можно работать. И есть рядом другие предприятия, которые не ведут добычу, но в свое время получили лицензию. Правильнее, наверное, отдать эту лицензию тем, кто может по ней работать.

С 2005 года и по настоящее время были направлены предложения по аннулированию 297 лицензий. У нас вообще порядка 30 % всех лицензий ежегодно не используется. В 2009 году мы уже на 3 лицензии послали предложения об их досрочном прекращении.

- Как вы в целом оцениваете ситуацию с разработкой недр?

- Знаете, до перестройки все работали стабильно. Все было централизованным, упорядоченным, существовала нормативная база. Порядка было больше. Сегодня у хороших артелей, которые думают о будущем, тоже все более-менее нормально - есть геолого-маркшейдерские службы, порядок в документации и так далее.

А у массы небольших предприятий, так называемого малого и среднего бизнеса, полный беспорядок. Порой становится страшно - там и безответственное отношение к недрам, и никто за ними не следит.

Это связано с тем, что в золотодобычу пришел кто угодно - от техников до космических конструкторов, а должны быть горняки, то есть свои специалисты, как и в любом другом деле.

Виктор Пчелинцев
"Магаданская правда"