Бегаете, ходите по городу по своим трудам, заботам, так зайдите в храм!


Кто не знает Феофана? В Магадане это уже добрые традиции, а заложенные им: крестные ходы, освящение воды в бухте Гертнера (с купанием в ледяной проруби), рождественские чтения, детские православные лагеря отдыха. В Магадане крестили солдат целыми отделениями-взводами – инициатива бала также епископа Магаданского и Синегорского Феофана (в сан архиепископа возведен в 2008 году).

Он объездил всю колымскую трассу, вел активную борьбу с сектантами, открыл в Магадане православный приход в районе «Звезды», посроил храм святого Николая Чудотворца в третьем микрорайоне. Но главный его ребенок на Колыме – строительство Кафедрального Свято-Троицкого Собора. Когда десять лет назад, в самом начале 2000-х он заявил журналистам, мол, в Магадане будет построен большой храм - честно, многие не поверили. И ряды сомневающихся только возросли, когда Феофан объявил: «Огромный Собор мы воздвигнем в центре города, на месте недостроенного дома Советов». Еще в спину дышали лихие 90-е годы с их постоянным безденежьем, безработицей и закрытыми детскими садами. Поэтому магаданцы Феофану верили с трудом.



Почти десять лет владыка Феофан не был в Магадане. Именно столько лет потребовалось, чтобы главный храм Колымы построили и отделали под ключ. Некоторые уверены, что если бы Феофан не уехал, новый Собор открыли бы гораздо раньше. Но почти все считают, - не было бы Феофана, то не было бы в столице Колымы огромного Собора. Вот такой талант дал Господь этому человеку – возводить, открывать храмы. Есть в его послужном списке построенные церкви даже в Бразилии и ЮАР. А после Колымы владыка Феофан на северном Кавказе за девять лет построил сто православных храмов!

С владыкой Феофаном я встретился в новом Соборе вечером, в канун освящения его престола. А после службы владыка захотел проехать по Магадану. Больше часа ездили из конца в конец города. Владыка посещал дорогие его сердцу места, а попутно рассказывал, как строил Кафедральные собор.
Где-то по дороге в третий микрорайон Архиепископ Феофан рассказал:

- Мы ведь с Цветковым долго выбирали место под новый собор. Были варианты построить храм на склоне в Нагаевском районе. Или в другом конце Магадана - на сопке. Губернатор долго не соглашался на мое предложение – убрать недостроенный дом Советов. А я ему говорю: «Коммунисты смогли построить. А мы что хуже? Мы лучше! Не только построим, но и достроим». И тут же жму ему руку в знак, что договорились о месте строительства.
На колоколе магаданского Собора написаны имена епископа Феофана и губернатора Валентина Цветкова. Они были очень близки, дружили. Владыка вспомнил о нем и вздохнул.

- Владыка, смерть нашего губернатора у православных считается мученической?

- Это так, - ответил чуть слышно. Губернатора Валентина Цветкова убили на Новом Арбате в Москве, когда у Кафедрального Собора в Магадане уже были воздвигнуты монолитные стены. Феофан отпевал Цветкова. Те, кто был на отпевании, свидетельствуют – отпевал, как родного сына.



Подъезжаем к храму Николая Чудотворца, владыка растрогался, глаза его засветились: «Мы ведь с мэром Борисом Карпенко эту церковь построили. Тоже сначала выбирали, где воздвигать. Был как вариант - микрорайон Строитель. Но тут храм, как показало время, на своем месте – ему просторно, и район стал красивее». В храме Феофан приложился к иконам Божьей Матери и Николая Чудотворца. И долго стоял, рассматривая его убранство – иконостас, деревянный резной крест, своды. Молчание прервал громким, веселым голосом: «А ведь хорошо здесь! Хорошо!»

К слову, настоятель храма святителя Николая – отец Евгений в Магадане появился также благодаря Феофану. Владыка об этом вспоминал в дороге: «Когда привез Евгения на Колыму, он еще семинаристом был. Любите ли вы его тут, бережете?» Что было ответить, - конечно, любим. И службы ведет, и лекции читает, и с детьми в лагере успевает водиться, и с экранов телевизоров входит в квартиру к каждому магаданцу. Многие спешат к нему за поддержкой. Мы на материк его уже не отпустим, владыка.



- Владыка, а, правда - когда искали проектировщиков на будущий Собор в Магадане, столичные архитекторы запросили больше ста тысяч долларов за работу? И поэтому вы обратили внимание на магаданских специалистов?

- Было дело. К работе привлекли архитекторов – супругов Колосовых. Они проделали сложную, при этом очень интересную и историческую работу, спасибо им за это. Но облик собора – это уже мой труд. Я Колосовым показывал, что, где и как должно выглядеть. Они прорабатывали мои идеи.

- На какой российский храм сегодня похож магаданский Кафедральный Собор?

- На Соборы Кремля. Он отражает архитектурную классику православия.

Мы приехали в бухту Гертнера прямо к тому месту, где ежегодно оборудуют выезд на лед в праздник Крещения Господня, а чуть дальше от берега делают крестообразную прорубь для освящения морской стихии. Как по заказу для дорогого гостя над горизонтом бухты легли огромные кучевые облака с отражающимися переливами заката. «Посмотри, какая красота! – Восхитился Феофан и тут же поинтересовался, – а жива ли традиция освящать воду в Гертнера?»

По дороге из Гертнера владыка продолжил вспоминать: «Как убирали памятник Ленину с площади, перед строящимся Собором, помнишь? Коммунисты возмущались. А Ленин то каменным оказался, ни разобрать его, ни снести. Это я предложил строителям отпилить ноги памятнику».

- Владыка, вот ведь судьба распорядилась: строили Собор Феофан с Феофанычем, ведь стройку возглавлял Виктор Феофанович Шевелев.

- Помню его, отличный специалист, отличный строитель. Мне тоже приходилось каждое утро начинать на стройплощадке, случалось, разгоняя наводить рабочим. Очень много разных технологий применено при воздвижении Собора. Его стены из монолита. Чтобы зимой не останавливать стройку, в бетон пускали электропровода. Стеклопакеты разной формы заказывали в Америке. На облицовку купола я лично искал и выбирал подрядчиков – альпинистов-кровельщиков из московской фирмы. Они отлично выполнили свою работу.

- А помните, владыка, как в Магадане снега не было половину зимы?

- Так ведь сказал тогда – снег не выпадет, пока на строящийся собор не установим крест. Крест воздвигли в январе. Вот только тогда и запорошил снежок.

Автомобиль с владыкой заехал на смотровую площадку сопки Крутой. Любуясь панорамой Магадана, Феофан не скрывал восхищения: «Красивый храм, ну какой же красивый».

- Мне кажется, владыка, Собор – это ваш главный ребенок на Колыме.
- Так и есть. После Магадана на северном Кавказе за девять лет построил сто храмов. Сейчас в Челябинске хочу тоже открыть сто церквей.
- Город большой?
- Миллионник. Считай, одна церковь будет на десять тысяч человек.
- Владыка, а на Кавказе вам сложно было служить?
- Непросто, - ответил Феофан, немного помолчав. – Беслан был.

В Беслан архиерей примчался из Нальчика сразу, как узнал о захвате школы. Все дни он был с родителями школьников, их родными и близкими. А потом прогремел взрыв. Феофан на руках отнес в свой автомобиль израненного подростка. И отвез его в больницу. На его глазах гибли люди. Смертельно раненому спецназовцу, обнаружившему огневые точки террористов, владыка сам закрыл глаза.

Когда стояли на берегу бухты Нагаева архиепископ обрадовался, узнав от меня, что площадь Ленина в Магадане переименовали в Соборную. И что теперь она центр всех общегородских мероприятий, а за самим храмом салют – неотъемлемая часть больших праздников. «Может нам завтра запустить салют?» - Спросил с улыбкой архиерей.

«Владыка, ну признайтесь – место под будущий храм вы ведь сразу выбрали, а с Цветковым другие места объезжали и обсуждали только, чтобы еще раз укрепиться в правильности своего выбора?» - Пристал я со своим вопросом к Феофану. На что он разулыбался, причем не многозначительно, а с конкретным намеком на ответ, мол, все может быть.

- Владыка, мы вас вспоминаем. Как вы говорили, собирая пожертвования на строительство Собора, - «Дай, дай денег Богу…»
- А Бог в долгу не бывает! – закончил свои же слова Феофан.

Начало 2000-х годов. Был вторник или шла среда. В храме Святаго Духа шла утренняя служба. Церковь была практически пустой. Служил священник, на клиросе пела только одна девушка. В храм вошел недавно принявший паству епископ Феофан в черной рясе. Возле лавочки поставил свой чемоданчик, а сам встал на клирос рядом с прихожанкой. И всю службу с ней пропел. А еще часто вспоминаю, как владыка Феофан повторял магаданцам: «Бегаете, ходите по городу по своим трудам, заботам, так зайдите в храм. Хоть на десять, на пятнадцать, на пять минут, но зайдите в церковь».

Николай Добротворский