На Колыме опять не хватает лагерей?


Хорошо ли, плохо ли, но всемирную славу Колыма снискала благодаря множеству находившихся здесь в 30-50-е годы прошлого столетия лагерей для зэка всех мастей и рангов.

Не стихли отголоски этой славы до сих пор, несмотря на то, что сегодня на территории Магаданской области действуют всего три исправительных учреждения: колония-поселение на Сплавной (ФБУ КП-2 УФСИН России по Магаданской области), колония общего режима в Магадане (ФБУ ИК-3) и колония строгого режима в поселке Уптар (ФБУ ИК-4).

Однако, похоже, тема расширения колымской лагерной системы вновь становится актуальной. И дело вовсе не в увеличении числа «клиентов» данных учреждений. В чем же тогда?

За комментарием корреспондент газеты «Колымский тракт» обратилась к старшему помощнику прокурора Магаданской области по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний Сергею Серову.

- На протяжении многих десятилетий на территории Магаданской области не соблюдалось требование закона, отраженное в ч.1 и 2 статьи 80 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), а именно - отдельное содержание лиц, впервые осужденных к лишению свободы в исправительных учреждениях, от осужденных, ранее уже отбывавших наказание в виде лишения свободы, - объясняет Сергей Иванович. - Поскольку в уголовно-исполнительной системе области нет двух исправительных учреждений одного вида режима, все осужденные – и впервые, и повторно – направлялись отбывать наказание вместе в соответствии с ч.1 статьей 73 УИК (отбывание наказания по месту осуждения или по месту жительства).

- Почему органы прокурорского надзора не реагировали на нарушение закона раньше?

- Потому что в уголовно-исправительной системе региона были более насущные проблемы, требующие прокурорского вмешательства (связанные с ненадлежащим материально-бытовым, медико-санитарным обеспечением, перепиской и т.д.). Но в 2009 году дошла очередь и до этой нормы закона.

Своего рода катализатором работы прокуратуры в указанном направлении явилось наблюдение: зачастую многие осужденные, впервые попавшие в места лишения свободы не в силу своей испорченности, недобропорядочности, криминальных наклонностей, а «случайно» - в силу разных житейских причин, бытовых обстоятельств, после освобождения прочно вставали на преступный путь.

Корень этого явления – в длительной и беспрепятственной передаче уголовно-преступных традиций от «бывалых» осужденных «новичкам». Находясь с закоренелыми преступниками из года в год бок о бок, в одном отряде, порой даже в одном общежитии, трудно уберечься от их влияния. Хотя бы из соображений собственной безопасности.

Исходя из этого, прокуратурой области в октябре 2009 года были внесены представления начальнику УФСИН России по Магаданской области о разделении осужденных указанных категорий в рамках одних исправительных учреждений.

Дословно статья 80 УИК гласит: «Лица, впервые осужденные к лишению свободы, содержатся отдельно от осужденных, ранее отбывавших лишение свободы», причем под словом «отдельно» подразумевается не просто проживание лиц разных категорий в разных общежитиях (что на первых порах пытались делать администрации исправительных учреждений ИК-3 и ИК-4), но и разный график работы, посещения столовой, душевой, проведения массовых воспитательных и культурных мероприятий – для того, чтобы эти группы не пересекались.

Однако конструкции общежитий для осужденных и внутреннее устройство самих учреждений ИК-3 и ИК-4 не позволяют полностью изолировать отряды друг от друга, они по-прежнему находятся в непосредственной близости. В ИК-3, например, все 3 отряда находятся в одном трехэтажном здании.

На основании вышеизложенного в августе 2010 года прокуратура области обратилась с исками в Магаданский городской суд с требованием обязать администрации исправительных учреждений и Федеральную службу исполнения наказаний России к выполнению предусмотренных законом действий, а именно – содержать впервые и повторно осужденных полностью изолированно друг от друга.

Исковые заявления прокуратура мотивировала невозможностью соблюдения норм закона в ИК-3 и ИК-4 в настоящее время, а также тем, что при совместном содержании осужденных не достигается основная цель исполнения уголовных наказаний – исправление осужденных. Совместное содержание впервые отбывающих наказание в местах лишения свободы и рецидивистов способствует перенятию первыми у последних традиций, обычаев уголовно-преступного мира, то есть препятствует исправлению, формированию уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам, традициям человеческого общежития, стимулированию правопослушного поведения.
- То есть, основанием для обращения в суд было не конкретное обращение конкретного лица, чьи права были ущемлены вследствие нарушения статьи 80 УИК?

- Статья 45 Гражданско-процессуального кодекса, на которую мы ссылались при предъявлении исков, гласит, что прокурор вправе обратиться в суд в интересах неопределенного круга лиц, при этом ему необязательно опираться на заявление конкретного лица. В данном случае мы соблюдаем интересы всех лиц, впервые осужденных к лишению свободы.

- Но, насколько я понимаю, выполнить законные требования прокуратуры у администраций ИК-3 и ИК-4 возможности нет в силу объективных причин: внутреннего устройства колоний, перестраивать которые – мероприятие довольно длительное и затратное. Во-вторых, на территории области нет других исправительных учреждений, которые можно было бы использовать как дополнительный ресурс для отбывания наказания отдельных категорий осужденных – в свое время они были ликвидированы.

- Есть третий вариант выхода из ситуации: перевод отдельных категорий осужденных к лишению свободы в учреждения аналогичного типа в других субъектах РФ, что и было отражено в решениях Магаданского городского суда по нашим искам.

Весной этого года по распоряжению директора ФСИН России проведена большая работа по отсортировке всех исправительных учреждений по разным видам режима и категориям отбывающих наказание. Проведена эта работа, в том числе, и в Магаданской области. Все три исправительных учреждения нашего региона предназначены для отбывания наказания впервые осужденных к лишению свободы лиц. Следовательно, повторное отбытие наказания отныне предполагает перевод осужденного в соответствующие исправительные учреждения близлежащих регионов.

- Наверняка такое решение не пользуется большой популярностью среди осужденных повторно и их родственников.

- Мы предвидели возможные трудности, вызванные данным фактом. Некоторый рост обращений повторно осужденных, а также их родственников говорит о том, что многие осужденные при переводе в другие регионы теряют социально-полезные связи: родственникам будет затруднительно оплатить дорогу и выехать на свидание, отправить посылку и так далее.
Тем не менее, подчеркну: выступая за соблюдение норм, указанных в статье 80 УИК, мы не преследовали цель обязательного перевода осужденных за пределы области. Мы требовали исполнения закона, при этом формы и методы его достижения в судебном решении не оговаривались.

- Есть мнение, что прокуратура, взявшись защищать права одних лиц, косвенно нарушила права других.

- Суждение не верно. Повторюсь: наша основная цель - исправление осужденных, которая, к сожалению, не достигалась в течение длительного времени.

Срок исполнения судебного решения, вступившего в силу в ноябре 2010 года, – шесть месяцев, в течение которых перестроить деятельность исправительных колоний в соответствии с требованием закона маловероятно. Не наша вина в том, что они изначально проектировались, строились и вводились в эксплуатацию без учета разделения контингента по категориям, и поэтому перевод повторно осужденных в исправительные учреждения других регионов – единственный возможный на данный момент выход.

Наверное, это хороший повод задуматься о дальнейшей судьбе вышедшим на свободу жителям Магаданской области. Стоит ли вынашивать планы совершения еще каких-то преступлений? Ведь отбывать наказание в следующий раз придется далеко от дома – в лучшем случае в регионах Дальнего Востока или Восточной Сибири, а это не самая приятная перспектива.

Не исключаю возможности принятия решения ФСИН о реконструкции ныне действующих на территории области колоний. Но насколько оперативно это можно осуществить? Данный вопрос - уже не к нам, а к органам, исполняющим уголовное наказание.

Кто-то может посетовать на формальный подход суда в принятии решений. На этот счет замечу, что как бы там ни было, а начинать с чего-то нужно. Длящаяся десятилетиями ситуация устраивала одну группу лиц (состоящую, заметьте, из не самых лучших членов нашего общества), и не устраивала другую, как впервые осужденных, так и их родственников, которые надеялись увидеть своих мужей, братьев, отцов, сыновей такими же, какими они ушли – нормальными людьми, не искореженными зоной, однако далеко не всегда их надежды оправдывались.

- Сергей Иванович, каким ожидается конечный итог данных мер прокурорского воздействия?

- Надеемся, что в скором будущем принятые меры достигнут основной цели: впервые осужденные к лишению свободы будут покидать стены исправительных учреждений с более-менее устоявшимся, нормальным мировоззрением, вливаться в наше общество полноценными, законопослушными гражданами, без криминальных наклонностей, не обремененные багажом негативных, асоциальных проявлений.

Записала Саша ОСЕНЕВА

P.S. По информации заместителя начальника УФСИН по Магаданской области, опубликованной на днях в Магаданских СМИ, решения суда о переводе из ИК-3 и ИК-4 в аналогичные исправительные учреждения лиц, ранее отбывавших уголовное наказание в виде лишения свободы, находятся в стадии согласования и исполнения. В другие регионы предстоит вывезти около 150 осужденных.
Dura lex, как говорится, sed lex.
"Колымский тракт"