Точка невозврата


Это преступление, совершенное в Магадане в прошлом году в районе Кожзавода, поразило меня не только своей беспощадностью и мрачной силой, но и каким-то патологически равнодушным отношением убийц к тому, что они отняли у человека жизнь просто так, ни за что.

В своих показаниях на предварительном следствии оба говорили об убийстве так, будто рассказывали о чем-то несущественном, к примеру, о распорядке дня, - ни эмоции, ни признания вины, ни раскаяния.

Что их сделало такими? -пыталась понять я природу их жестокости и равнодушия. Ответить на этот вопрос с достаточной долей вероятности, весьма непросто. Но все же делаю вывод: дни привыкли так, им так надо - преступать через все человеческие законы. Для них это стало привычным, стало точкой невозврата к жизни нормальной, праведной.

Один из частных домов по улице 1 -я Звероферма поделен на три части, владельцы которых сдают эти не очень комфортные квадратные метры своим знакомым, нуждающимся в жилье. Виктор Горбылев и Владимир Кириленко (имена и фамилии в публикации изменены. -Авт.) въехали, каждый в свою съемную часть дома, в разное время. Кириленко - за пятьдесят, он на двадцать лет старше соседа, но разница в возрасте не была им помехой в совместных застольях. Впрочем, хозяйка, у которой Кириленко снял жилье, претензий не имела: скандалов в доме не замечала, мужчина трудолюбивый, занимается огородом, в доме поддерживает порядок.

Только сам он потом, наверное, не раз корил себя за то, что разрешил пожить у него своему знакомому - Сергею Валуйскому, да еще и с сожительницей. В тот день, когда было совершено убийство, «постоялец» изувечил его так, что без госпитализации в областную больницу было не обойтись: двойной перелом челюсти, переломы двух ребер, раны головы...

Субботним вечером 30 мая Кириленко хотел посидеть «по-тихому». Пригласил Горбылева и вместе с Валуйским стали распивать спиртное. Однако «по-тихому» не получалось - сходили в магазин за очередной порцией, и пошло-поехало... Тем временем на пороге появились еще двое - Бакланов с Кочневым. Они пришли в гости к своему приятелю Горбылеву, с которым вместе занимались ремонтом квартир, и тоже принесли с собой спиртное. Пили много, и в этой тупой, затуманенной, тусклой реальности начался дальнейший кошмар.

Между Валуйским и Кириленко возникла ссора, и «постоялец» начал бить его кулаками по голове, отчего тот упал на пол. А когда стал пинать жертву ногами и пролилась первая кровь, не выдержал только единственный из их компании - Кочнев. Попросил прекратить избиение, мол, что Кириленко сделал Валуйскому плохого? И, пытаясь хоть как-то вразумить, сказал: «Все оттого, что живем неправильно, надо верить в Бога». Разве знал, что эта фраза станет для него роковой?

Никто из присутствующих не понял, зачем в тот момент Валуйский схватил со стола пустую бутылку из-под вина и ударил себя по голове. Бутылка разбилась, из раны потекла кровь. И словно зверь, вырвавшийся из клетки, Валуйский набросился на Кочнева, который от ударов тоже упал на пол.
Из показаний свидетеля Бакланова: «Когда он упал, Валуйский продолжил бить его кулаками по голове и пинать ногами. Голова у Кочнева была разбита «в кровь», лицо распухло.

Он хрипел, но был в сознании и спрашивал, за что его избили?

Видя такое состояние приятеля, я предложил Валуйскому отнести его домой к Горбылеву, чтобы там отлежался. Но он сказал, что Кочнев уже не жилец. Затем Валуйский подтащил его к лежавшему на полу Кириленко и стал поочередно избивать их обоих, а потом вытащил Кочнева на веранду».

Избитый, он лежал на полу, тяжело дыша, и чувствовал, как силы покидают его. Кто ему послал такие испытания? Почему жизнь так несправедлива к нему?

Мать оставила его в раннем детстве - в четырехлетнем возрасте, и он уехал с отцом в Украину. А в 1994-м вернулся на Север, где родился (в поселке Мылга Ягоднинского района), и через год ушел служить в армию. После демобилизации приехал в Магадан, но так и не встретил свою мать - отношения с сыном она поддерживать не стремилась. Прописки у него не было, пробивался случайными заработками и скитался по чужим углам. Когда познакомился с Баклановым, тот приютил его у себя.

«Живем неправильно, надо верить в Бога»... В его сознании в последнее время пульсировало что-то такое, за что можно ухватиться в жизни, что-то совершенно нормальное и предсказуемое. Ведь в тридцать один год еще многое можно исправить и чего-то достичь.

Лежа на полу веранды, он сделал несколько слабых движений, чтобы подняться. Но буквально через минуту снова ощутил нестерпимую боль - только она и пробивалась в сознание Кочнева. Валуйский, увидев, что он зашевелился, начал еще с большей яростью бить его кулаками и пинать ногами. И, вознамерившись добить окончательно, взял несколько поленьев - от этих ударов потемнело в глазах (как будет установлено в ходе следствия, он нанес своей жертве более пятидесяти ударов по голове, в том числе - тяжелыми предметами).

А что же Бакланов, его приятель? Он еще раз попросил прекратить этот ужас и отнести Кочнева домой к Горбылеву. Однако Валуйский пригрозил, что убьет и его, если тот кому-нибудь расскажет о произошедшем. Бакланов испугался за свою жизнь, и с этих минут жизнь приятеля его перестала интересовать.

Тем временем Горбылев вытащил свою жертву с веранды на улицу, нашел большой камень и с размаху ударил им Кочнева по голове. А тот вдруг «очнулся» и попытался что-то сказать. Тогда Горбылев достал самодельный нож, который всегда носил за поясом брюк, и нанес два удара по шее.

Труп решили утопить в водоеме, который был расположен неподалеку, за огородами. Втроем дотащили его до пустующего соседнего дома №6, оставалось только спуститься по тропинке, но в этот момент Кочнев захрипел.

Крепко выругавшись и придя в высшую степень ярости, Валуйский поднял лежавший рядом шлакоблок и с силой бросил его на этот живой труп. Вслед за ним то же самое проделал и Горбылев, бросив шлакоблок на голову Кочнева, который лежал лицом вниз. Но и после этих истязаний в нем еще теплилась жизнь - в области шеи Бакланов нащупал у него слабый пульс.

«Живем неправильно, надо верить в Бога»... У него была мечта измениться к лучшему. Его мечта. И двое извергов не могли победить ее даже тогда, когда сознание Кочнева застлало обжигающее изнутри пламя потрясения, шока и нестерпимой боли... Удары кулаками, ногами, поленьями, ножом, шлакоблоком - ничто из этого дикого «арсенала средств» не смогло погубить его до конца (может, в те часы воспаленное сознание было обращено к небесам, с которых нам ниспослана одна из божественных заповедей: «Уважай жизнь! Не убий!»).

Но через какой-то миг Горбылев накинул ему на шею веревку и с силой затянул. Прошла минута, вторая... Никаких признаков жизни Кочнев уже не подавал. Им, этим нелюдям, хотелось восторжествовать в своем первобытном превосходстве, и важен был сам факт наступления гибели.

Привязав к бездыханному телу шлакоблок, они столкнули труп в водоем, а затем Бакланов затащил его вглубь, где приятель ушел под воду. Это, как сказал потом в своих показаниях в ходе следствия, произошло на рассвете.

Из метеосводки ГУ «Колымское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды», направленной в следственный орган: «31 мая 2009 года восход солнца в Магадане в 4 часа 52 минуты». Значит, утопили труп около шести утра.

Вернувшись домой к Кириленко, развели во дворе костер и сожгли вещи Кочнева, паспорт и бумажник. Был человек и нет человека. Одной человеко-единицей, исчезновение которой никто не заметил, на свете стало меньше. Бытовое пьянство - синдром многих преступлений и исчезновения людей.

13 июня 2009 года несколько мужчин направлялись с Кожзавода на бухту Гертнера и, проходя мимо водоема, расположенного неподалеку от дома №6 по улице 1-я Звероферма, увидели в воде труп мужчины. И, конечно же, немедленно сообщили в милицию.

Расследованием уголовного дела занималось Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Магаданской области. А если говорить конкретнее - следователь по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел Оксана Звонкова. Знаю, что она не только высокий профессионал (два высших образования плюс немалый опыт), но и человек достаточно мужественный.

В своей следственной практике ей приходилось сталкиваться с разными негодяями и подонками. И все же, расследуя это дело, наверняка задавалась вопросом: каковы мотивы?

Поскольку ни явных причин, ни конкретных мотивов убивать, да еще так жестоко, не было. А была в этом убийстве только какая-то звериная сущность.
29 апреля 2010 года по уголовному делу Магаданским областным судом постановлен обвинительный приговор (он не вступил в законную силу).

- Житель Ольского района Валуйский, 1980 года рождения, и магаданец Горбылев, 1977 года рождения, признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного пунктом «ж» части 2 статьи 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц), -сказала Оксана Звонкова. -Валуйский также признан виновным в причинении средней тяжести вреда здоровью жителю Магадана Кириленко, 1957 года рождения, - это часть 1 статьи 112 УК РФ.

Валуйскому назначено наказание в виде 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима, а Горбылев получил 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

Елена ШАРОВА
"Северная надбавка"