Новости Магадана и Магаданской области КОЛЫМА.RU / Правила игры должны быть честными.

Правила игры должны быть честными.

Многое специалисты считают, что нынешний международный экономический кризис в развитых стран начали наконец-то преодолевать. Конечно, последствия его будут сказываться еще долго, но то, что финансовый сектор ряда государств стал потихоньку выздоравливать, сомнений не вызывает.

Магаданская область была одним из тех немногих российских регионов, которых кризис коснулся слабо, был в областной экономике мало ощутим. Такова специфика территории. Подорожали банковские кредиты, что отразилось в основном на золотодобытчиках.

Но это удорожание в какой-то степени компенсировалось высокой ценой золота на мировом рынке. А что другое предприятия? Наш корреспондент беседует с генеральным директором ОАО «Магаданский торговый порт» Андреем Зинченко.

- Андрей Андреевич, каково сегодня финансово-экономическое состояние морпорта?

- В первом полугодии порт сработал с убытками. Одна из причин этого в том, что в прошлом году своим постановлением правительство запретило вывоз металлолома на экспорт из дальневосточных портов, за исключением порта Петропавловска-Камчатского.

То есть все экспортеры металлического лома должны были нанимать суда, загружать их ломом и везти его в порт Петропавловска-Камчатского. Там разгружаться, оформлять таможенные и другие необходимые документы, вновь загружаться и уже потом вывозить металлолом на экспорт.

Безусловно, компаний-экспортеров подобная ситуация экономически не устраивала. А сделан такой шаг был для того, чтобы черный металлолом поступал для переработки на отечественные заводы.

Вроде бы все правильно, но в итоге российские предприятия-переработчики металлический лом так и не получили, так как в большинстве своем являлись неплатежеспособными и не в состоянии были оплатить поставки металлолома.

Его вывоз практически прекратился, что в результате.негативно отразилось на деятельности портов, так как экспортная составляющая от переработки металлолома в их доходах резко упала. Недавно это постановление отменили, и где-то через полтора месяца экспорт из дальневосточных портов вновь будет разрешен.

Однако убытки за этот запретительный период мы все же понесли серьезные. Ежегодно магаданский порт перерабатывал около 70 тысяч тонн металлолома. Цифра вроде и небольшая, но в денежном эквиваленте для нас весьма ощутимая.

Это приблизительно 20 - 25 % доходов порта. Никакой катастрофы тут нет, просто пришлось потуже затянуть пояса: отказаться от некоторых проектов, более экономно тратить деньги.

Другая причина не столь благополучного финансового положения порта, конечно же, кризис. Стоимость тонны металлолома на мировом рынке существенно снизилась, и те предприятия, которые закупали лом по докризисным ценам, оказались сегодня в предбанкротном состоянии.

- То есть все упирается во вторсырье...

- Да, если бы не возникла такая ситуация с металлическим ломом, последствия кризиса порт на себе так и не ощутил бы. Кризис нас мог коснуться еще и в том случае, когда компании перестали бы платить за оказываемые услуги, и мы, в свою очередь, не оплачивали бы топливо, электроэнергию и прочие составляющие своей производственной деятельности. Пока этого не происходит: наши партнеры в денежном отношении порт не подводят.

Есть, конечно, нюансы, но все решается в рабочем порядке.

- Говоря о затягивании потуже поясов, что вы имели в виду? От каких проектов пришлось отказаться?

- Прежде всего мы отказались от вещей, которые никоим образом не влияют на производственный цикл. Хотелось, например, капитально отремонтировать подъездные пути, заасфальтировать покрытие двух причалов, приобрести новые компьютеры и программы контейнерного терминала.

С этим придется подождать. С другой стороны, мы должны думать и об обновлении техники, закупке запчастей, создании их резерва. На это, к сожалению, средств пока тоже не хватает.

- А на зарплату хватает?

- Зарплату коллектив .порта получает стабильно, в полном объеме и без задержек. Кроме того, ежегодно проводим индексацию заработной платы, повышая оклады. В нынешнем году 1 июля они также были индексированы. Исключение составила лишь зарплата тех, кто трудится в порту по контракту.

Совет директоров принял решение им ее не поднимать Это единственная категория портовых работников, на ком отразился финансовый кризис. Но их 2 - 3 % от всего коллектива порта.

- В советские времена у вас была еще и так называемая 13-я..

- Ее и сейчас выплачивают, во всяком случае, все последние семь лет, в течение которых я руковожу портом. Как сложится в нынешнем году, сказать пока не могу - будем смотреть по его итогам. При наличии средств, безусловно, 13-ю выплатим.

Люди привыкли и считают ее уже не премией, которой она, по сути, является, а полноправной зарплатой. Поэтому будем стараться.

- Андрей Андреевич, коллектив порта состоит в основном из докеров. Специфика работы порта такова, что с кадровой проблемой сталкиваться, наверное, не приходится?

- Проблем с докерами у нас действительно нет. Напротив, желающих работать в порту докерами очень много. Существует даже очередь. Не хватает слесарей, сварщиков, электриков, токарей. Вот здесь порт испытывает настоящий кадровый голод.

Нет узких специалистов, например, по эксплуатации водного транспорта. Это диспетчеры, которые организовывают процесс погрузки и выгрузки. Их у нас всего два человека, и привлечь неоткуда. Конечно, у нас не такая уж и высокая зарплата, хотя мы обеспечиваем своим работникам весь соцпакет, северные льготы и проезд в отпуск.

- Рабочие уходят в старательские артели, но и там порой не хватает тех же сварщиков и слесарей. Коммунальные предприятия, кстати, от этого тоже сильно страдают...

- Совершенно верно: рабочих в прямом смысле этого слова перекупают золотодобытчики, и порт не может в плане предлагаемой заработной платы с ними конкурировать. Артели платят больше.

Но ведь тот же слесарь трудится только в течение промсезона, остальные полгода он не работает и денег не получает. Хотя многие считают, что это неплохо, людей такое положение устраивает.

- Одно время очень часто говорили о перспективах развития порта, его большом будущем. Что можно сегодня сказать об этом?

- Перспектива у порта появится только в том случае, если на территории заработают большие производства, прежде всего золотодобывающие. Вот войдет в эксплуатацию рудник имени Матросова, тогда и у торгового порта будет реальная возможность существенно улучшить свое финансово-экономическое положение.

Со строительством фабрики на месторождении «Наталкинское» появятся новые рабочие места, увеличится налогооблагаемая база, а у нас в порту, соответственно, возрастет грузооборот. Руководство рудника заявило о том, что на протяжении ближайших 4-5 лет на месторождение будет завозиться около 250 тысяч тонн различных грузов ежегодно.

Этот объем мы сможем переваливать, не увеличивая штат и не привлекая дополнительной техники. То есть при относительно низких затратах порт существенно увеличит собственный доход. На эти деньги мы смогли бы прилично обновить и отремонтировать свою материально-техническую базу.

Летом 2010 года завоз на рудник якобы начнется, во всяком случае, планы такие есть. И если их реализуют, тогда о перспективе можно будет говорить уже не на словах. Но будущее порта зависит не только от рудника имени Матросова.

Мы напрямую связаны с развитием любого производства в Магаданской области. Если не будет ничего строиться, и порт развиваться не станет.

- Каково сейчас на предприятии состояние техники и оборудования?

- В основном все уже пора списывать. Что-то ремонтируем, меняем запчасти. За последние шесть лет порт приобрел только пять единиц новой техники. За них по кредиту нам нужно расплачиваться еще год, после чего уже в следующем году мы вновь возьмем кредит и снова что-нибудь прикупим.

К сожалению, и тут у нас большая проблема, федеральная тарифная служба не закладывает в наши тарифы статью на обновление техники и оборудования. Мы пытаемся доказать, что работать на старой механике морской торговый порт не может. Рано или поздно она выйдет из строя, и перерабатывать грузы станет не на чем и некому.

- Но ведь у тех же энергетиков тарифы пересматриваются ежегодно, и в них закладывается, например, эксплуатация линий электропередачи и подстанций, то есть сугубо производственная деятельность...

-Тарифы ежегодно с 1 января индексируются и повышаются тем компаниям-монополистам, у которых государство владеет долей собственности, пакетом акций. Сегодня много говорят о необходимости сдерживания роста тарифов, но происходит это только за счет тех акционерных обществ, где государственного интереса нет, то есть за счет 100 %-ных частников.

Представьте себе, Магаданский морской торговый порт в данный момент работает по тарифам 2007 (!) года. Хотя за последнее время цена на топливо и электроэнергию поднялась весьма существенно. Подорожало все, а порт работает на старых тарифах.

Да еще и обновление материально-технической базы в них не закладывается. Это, конечно же, сильно тянет предприятие вниз. Если так и дальше будет продолжаться, не исключено, что порт станет банкротом. В наше время и такое возможно.

Я считаю, правила игры должны быть честными. Если правительство желает сдерживать тарифы, то сдерживать их нужно в том числе и на топливо, и на электроэнергию. Ведь «Роснефть» - государственное предприятие, а как растут цены! Не на нефть, она сама по себе не дорожает.

Увеличивается отпускная цена на бензин и диз-топливо самой этой компании. Я тут совершенно не вижу никакой логики.

- А как вы расплачиваетесь с теми же поставщиками топлива, энергетиками? Есть долги?

- Долгов у морпорта нет. Пока нам оплачивают наши услуги, мы, соответственно, платим и нашим поставщикам, причем из месяца в месяц. Тут все взаимосвязано. Порт работает по 100 %-ной предоплате, не делая исключения ни для кого.

Хотя раньше в отношении некоторых компаний мы могли себе это позволить. Сегодня ситуация изменилась, и поблажек никому не даем.

- Морпорт, вообще-то, предприятие консервативное, в том смысле, что какие-то новые технологии придумать трудно. Есть груз, есть краны и докеры, и больше ничего вроде бы и не надо...

- Ну почему? Разрабатываются и в нашей сфере деятельности новые технологии, однако их внедрение -вопрос спорный. Новые технологии так или иначе влекут за собой сокращение штатов, так как подразумевают модернизацию и автоматизацию производства.

При желании сегодня можно, конечно, найти деньги, купить и привезти в Магадан новейшую схему, например, выгрузки того же угля или клинкера. Другое дело, это приведет к увольнению части работников и, соответственно, росту социальной напряженности.

Поэтому надо думать, стоит этим заниматься или нет. Вот данный социальный фактор является для нас сдерживающим. Безусловно, производство нужно модернизировать, но как в таком случае быть с людьми?

- Профсоюз российских докеров - организация весьма серьезная. Как находите с ними общий язык?

- В середине и конце 90-х годов, когда зарплату не платили месяцами, профсоюз докеров Магаданского морского порта действительно показал себя только с лучшей стороны, сильной организацией, защищающей работников порта.

Когда я возглавил порт, ситуация по выплате заработной платы на предприятии нормализовалась и проблем с профсоюзом уже не было.

Но ведь людей интересует не только выплата зарплаты и соцгарантий, хотя для них данный аспект и стоит на первом месте. В коллективах обсуждается, какие договоры заключило руководство морпорта, будет ли завтра работа, каково состояние техники и оборудования, есть ли топливо, сколько стоит киловатт-час и многие другие производственные моменты. Их мы тоже обсуждаем с руководителями профсоюза. А люди переживают за предприятие.

Для них оно не только собственное будущее, но и будущее их детей. Многие у нас трудятся семьями, а некоторые целыми династиями на протяжении десятилетий, и я считаю, это хорошо. Человек, работая в порту и зная, что тут станет трудиться его сын или дочь, наверное, будет заинтересован в том, чтобы предприятие функционировало стабильно.

С такими людьми гораздо легче и лучше работать, чем с временщиками, у которых только одна цель, как говорили раньше, «нарубить капусты», причем побольше, и уехать из Магадана. У нас, к счастью, таких временщиков практически нет.

- Андрей Андреевич, что больше всего все-таки тревожит? О чем думаете, когда направляетесь утром на работу, в порт?

- Главная проблема, конечно, это деньги. А они будут только тогда, когда в морском торговом порту увеличится грузооборот. Хочется, чтобы заработал рудник имени Матросова и в эксплуатацию были введены другие наши большеобъ-емные месторождения. На Колыме ведь открыта не только «Наталка».

Хочется, чтобы разговоры об их освоении подтверждались реальными делами. Тогда порту и помогать не нужно, все свои проблемы мы решим сами. Надеюсь, во втором полугодии финансово-экономическая ситуация на предприятии стабилизируется и год мы закончим нормально.

Есть к этому определенные предпосылки. А вообще, думать нужно уже о 2010-м. Все мысли, собственно, сегодня об этом.

Станислав Шутов
Магаданская правда
21.09.2009
Рейтинг@Mail.ru   
{linkfeed_print}

Вернуться назад